Власть / №68 от 19 Марта 2015 г.

Между опасностями и возможностями


поделиться
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Знатоки утверждают, что в китайском языке понятие «кризис» обозначается на письме сразу двумя иероглифами. Один из них означает «опасность», а другой – «возможность». Мудрые китайцы, как всегда, проникли в глубь явления. Осознали, сколь многочисленны и реальны угрозы, сопровождающие кризис. Но увидели и те потенциальные преимущества для развития страны, что заложены в каждой кризисной ситуации. Другое дело, что использовать кризис как возможность удается только, если не отмахиваться от его вызовов, верно оценивать свои силы и рассчитывать действия.

Так считает известный российский политолог, депутат Государственной думы Вячеслав НИКОНОВ. В Азове он встретился с активистами региональных отделений «Единой России» сразу трех федеральных округов Юга России.


Кого испортил «украинский вопрос»?

– Геополитическое соперничество за Киевскую Русь насчитывает уже не одно столетие, и в Москве происходящее сейчас на Украине рассматривают как его продолжение. По сути, «украинский вопрос» существует уже добрый десяток веков. Именно на этой земле во все времена сталкивались интересы Запада и России.

Нынешний раунд противостояния начался во время второй мировой войны. Вместе с гитлеровцами сражались бойцы дивизии СС «Галичина» и другие фашисты с Западной Украины, которая стала частью СССР в 1939 году. Они отметились особой жестокостью в отношении евреев, поляков, русских, словаков и поддерживавших СССР украинцев. Многие из бандеровцев, каждый из которых приносил клятву лично Гитлеру, оказались в Германии, а затем в Америке. Подразделения гестапо и СС, занимавшиеся Украиной (как, впрочем, и Прибалтикой, и Северным Кавказом), вскоре превратились в аналогичные управления американского ЦРУ, которое не брезговало работать с нацистами. Эти управления и сейчас состоят по большей части из прямых потомков бандеровцев. И эти же потомки руководят ныне украинскими правоохранительными органами.

Сегодня, к сожалению, от развития ситуации на Украине зависят и наша экономическая, и внутренняя политика. Зависят и отношения с США, и вообще перспективы сохранения мира на планете. По-другому в данной ситуации вопрос стоять, увы, не может. Цель США проста – обеспечить себе глобальную гегемонию. И Украина – очередной инструмент в достижении этой цели. «Украинский фактор» активно использовался и для развала СССР. А позже – для оттеснения России на задворки политики.

На Западе могут называть случившееся на Украине как угодно – вплоть до триумфа демократии. Но для России и значительной части украинцев происшедшее здесь год назад – это антиконституционный вооруженный переворот, организованный, в основном, США для реализации своих геополитических целей.

Европа в данном случае выступила как группа поддержки. Для России это вызов даже не геополитический – это вызов самому существованию нашей страны.

– Чем нам может угрожать стоящая на грани распада Украина?

– Не она сама угрожает, а ситуация, которая старательно создается вокруг нее. И тут угроза не только нам, но и всему миру. Дело в том, что при нынешнем соотношении военной мощи России и США, уже обеспечившими себе глобальное военное присутствие, втаскивание Украины в НАТО чревато мировой ядерной войной.

Ведь в этом случае силы НАТО (читай, США) выходят непосредственно на границы российских областей – в том числе и Ростовской. В пределах досягаемости их обычных, неядерных средств оказываются практически все крупнейшие центры Европейской территории страны. Состояние Вооруженных сил России таково, что они не смогут противостоять нападению на нашу страну, не применив ядерное оружие. Иными словами, любой военный конфликт – а вероятность его при наличии недружественной нам Украины многократно возрастает – неизбежно превращается в ядерную войну.

Вот главная опасность. Сознают ли ее наши, как принято говорить, западные «партнеры»? Несомненно. И тем не менее опасение выглядеть «бумажным тигром» в глазах мира и внутренней оппозиции подталкивает администрацию Барака Обамы к новым антироссийским шагам и к оказанию давления на зависимых от Вашингтона европейских союзников. Москву обвинили на Западе во всех смертных грехах – от прямой военной агрессии против Украины до уничтожения малайзийского «Боинга». Ввели три пакета санкций, наносящих ущерб банковскому сектору, а через это – и всей экономике. Нефтяной отрасли и ВПК перекрыли доступ к западным технологиям.

Конечно, ничто не ново под луной. Негативное отношение к России у западной элиты остается неизменным на протяжении столетий. Мы – сильный, хорошо вооруженный геополитический оппонент, располагающий собственной системой взглядов и ценностей. А Запад не терпит не подконтрольные ему центры силы с собственным пониманием добра и зла. Особенно США, чьей официальной политической целью является подавление держав, способных бросить вызов глобальному доминированию Вашингтона. Штаты и дальше будут рассматривать Россию как реального противника. Ничего другого им не остается. Будучи, с одной стороны, сверхдержавой, с другой – США сегодня слабы, как никогда. Утратили позиции первой экономики мира, уступив Китаю. В мире сегодня появляются новые центры силы.

Именно поэтому США готовы дать денег и вооружение заведомому банкроту – Украине. Только потому, что сегодня она враждебна России. Без американских денег эту страну ждет вариант 1919 года с его хаосом.

– А что можно сказать о Новороссии?

– Перемирие, установившееся там, прочным не назовешь. Прогнозируют его срыв ближе к лету. И даже раньше – как только просохнут поля. Эксперты сходятся во мнении, что центром очередного обострения может стать Мариуполь.

На Россию особенно сильно давят, когда она сильна. И давят именно потому, что сильна. Избавиться от этого западного давления Россия может, только исчезнув с лица планеты. Поскольку в наши планы это не входит, нужно искать выход. Какой?


Экономика профицита

– Существует мнение, что рост экономики России и благосостояния ее граждан был обеспечен исключительно повышением цен на нефть. Однако экономический рывок начала века с нефтью вообще никак не был связан. Достаточно вспомнить тогдашние цены на нее: 28,5 доллара за баррель в 2000 году, 24,4 доллара. – в ­2001-м, 25 – в 2002-м, 28,8 доллара – в 2003 году. Локомотивом экономики оказался потребительский, а не сырьевой сектор.

Сейчас налицо замедление темпов экономического роста, начавшееся еще до введения западных санкций. И оно побудило общество к активным дискуссиям по поводу структурной реформы экономики, преодоления ее ресурсной ориентации. Но реально доля добывающей промышленности в ВВП страны отнюдь не гипертрофирована. Где-то 5,7% – на уровне Китая и Канады. По доле обрабатывающей промышленности Россия также не является аутсайдером, ненамного уступая США с их 15,4%. Относительно слабо развит финансовый сектор, сильно отстает уровень социальных услуг. Но есть направление, где Россия – безусловный лидер: 27 % ВВП приходится на торговлю.

У нас весьма либеральная налоговая система. Такого низкого – 13-процентного и плоского подоходного налога нет нигде. И повышать налоги правительство не планирует. Пусть рубль и оказался слабым звеном, и его падение, точнее, завышение ключевой ставки Центробанком поставило под вопрос развитие экономики, но в целом осталась устойчивой бюджетная система. Сегодня часть средств Резервного фонда может быть направлена на финансирование инфраструктурных и других приоритетных проектов. Кроме того, несмотря на санкции, Россия остается крупным игроком на рынке инвестиций. Иными словами, столько благоприятных факторов, облегчающих наше положение, в России ни в один из кризисов не сходилось.

– Но как все эти преимущества можно использовать в условиях кризиса?

– Главная проблема корпорации под названием «Россия» в том, что стратегию ее развития определяет бухгалтерия. Тогда как в любой корпорации это право принадлежит совету директоров. А если это бухгалтерия – то бишь Минфин, то она неизбежно следует логике «шоб було». К сожалению, такая бухгалтерская логика сегодня превалирует в деятельности правительства в ущерб стратегическому видению. Не случайно линия на наращивание подушки безопасности «на черный день» вызывает критику со стороны тех экономистов и политиков, которые предпочли бы использовать средства для предотвращения кризиса, а не для борьбы с его последствиями. Кроме того, вызывает опасения способность региональных органов власти справляться с возросшими обязательствами.
Вообще, в пору кризиса возможны две линии поведения: или экономить, или наращивать расходы, стимулируя стратегически значимые для развития отрасли и поддерживая социальную стабильность. Понятно, что в последнем случае важно верное определение приоритетов, важно стратегическое видение ситуации. С чем у правительства, на мой взгляд, пока не все получается…

Конечно, катастрофы никакой нет. Россия, в отличие от остальных развитых и крупных экономик, все последние годы сохраняет профицит бюджета. Даже в 2014 году, когда ожидались особые сложности, объем поступивших доходов федерального бюджета превысил объем расходов на 1,2 трлн. рублей. Резервный фонд и Фонд национального благосостояния за 2014 год выросли на 2,5 трлн. и составили 8,4 трлн. рублей. Но считать такую экономику профицита универсальным инструментом борьбы с кризисом едва ли стоит.

– Интересно, как бы повел себя в нынешней кризисной ситуации ваш знаменитый дед – Вячеслав Михайлович Молотов?

– Молотов прожил большую жизнь: родился при Александре III и оставил этот мир при Горбачеве. И механически применять опыт его и его коллег к сегодняшней ситуации, разумеется, нельзя. Скажу только, что в свое время, находясь в неизмеримо более сложных экономических и политических условиях, большевики как раз бросили бюджетные средства на реализацию амбициозных проектов развития. Результат известен. По такому пути, ориентируясь в большой степени на советский опыт, пошел Китай. И стал первой экономикой мира.


Две дороги, два пути...

– Двумя путями развития в российской истории на протяжении почти трех столетий были консервативный и либеральный. В разных формах они проявлялись в общественной мысли. Первым русским консерватором я бы назвал Карамзина, увидевшего и в полной мере оценившего ужасы Великой французской революции. К консервативному течению слева в разное время примыкали Пушкин, Гоголь, Достоевский, утвердившие мощные интеллектуальные традиции, а справа – Победоносцев, Катков, Леонтьев...

Так или иначе, а все наши консерваторы призывали хранить традиционные русские ценности и делали все, чтобы страна избежала революции. На этой позиции стоят и новые русские консерваторы, к которым причисляет себя и ваш покорный слуга, в 1994 году опубликовавший вместе с Сергеем Шахраем консервативный манифест. Ни тогда, ни чуть раньше, в пору распада Союза, о консерватизме мало кто вспоминал. Призывали к чему угодно – только не к сохранению традиционных ценностей. У власти оказался типичный либерал Ельцин, и консерватизм был не в чести. Российский либерализм, не связанный корнями с нашей землей, принес с собой разрушения. Но это – отдельная тема...

Парадигму развития страны удалось поменять только при Путине. Вот тогда консерватизм и смог вписаться в общественную жизнь...

– А в чем же положительные стороны консерватизма? Ведь в советскую пору «консерватор» было чуть ли не ругательным словом...

– В советскую пору господствовало одно «единственно верное» учение. А разбираться в тонкостях всех остальных «измов» было себе дороже. Зато сейчас видно, что русский консерватизм, как это ни удивительно, имеет много общего с консерватизмом американским. И у них, и у нас налицо рыночные приоритеты. Более того: российская экономика – одна из самых рыночных. По всем показателям. А что касается бережного отношения к традиционным ценностям: семья, вера, мораль, – то в Штатах традиционализм даже покруче будет.

А вот с Европой общего в этом смысле меньше. Там изначально считали, что людям на Западе виднее, как обустроить российскую жизнь. Оттого наши либералы и оглядывались то на Лейбница, то на Маркса. Курс на мультикультурализм отнюдь не консервативен. Вот и пустеют в Европе христианские храмы, уступая место мусульманским мечетям. Если и пытаться дать определение европейскому консерватизму, то это, скорее всего, консерватизм социальный, не включающий в себя сильный морально-этический компонент, столь характерный для американского и российского консерватизма.

– Каковы перспективы российского консерватизма?

– Перспективы у этого пути в России, считаю, хорошие. Правящая «Единая Россия» позиционирует себя как консервативная партия. И в этом году ей предстоит в очередной раз доказывать преимущества консервативного пути на выборах. В частности, у вас в области пройдут выборы губернатора, по обновленной системе началось формирование власти на местах. Нынешний год – местные выборы, следующий – парламентские. И конечно, 2018-й, когда президентские выборы и выборы в Законодательное собрание области. И все – в условиях обостряющейся политической конкуренции, на фоне кризиса, санкций, мировых политических игр.

Готовясь к политическим баталиям, не следует закрывать глаза на реальность. А она такова, что экономика развивается слабо. И от выбора модели борьбы с кризисом напрямую зависит и политический успех партий, властных структур. Наш гость убежден: в российских условиях целесообразно не экономить любой ценой, а развивать экономику. Но – учитывая возможные опасности и не соблазняясь опасными возможностями.

Фото Даниила Дьякова
Комментарии читателей
(Вход для анонимных комментаторов обозначен зеленой иконкой) Не публикуются комментарии, содержащие ненормативную лексику, ссылки на сторонние ресурсы, сообщения рекламного характера или противоречащие законодательству РФ. Лучшие комментарии могут быть опубликованы в газете.
Новые публикации

Также в рубрике
Дебют с бюджетом
Проект бюджета 2019-2021 годов, чье первое чтение прошло вчера, стал первым документом подобного рода для депутатов нового созыва донского парламента.
От казачьих шермиций до коммунальных тревог
Таков диапазон тем и вопросов, поднятых на очередном заседании правительства области
Они вернутся?
Как остановить отток населения из Красного Сулина  в крупные города? Возможно ли это в принципе? Эти вопросы мы задали главе администрации Красно...
Деньги и бизнес
Очередная дискуссия за круглым столом, организованная комитетом донского парламента по экономической политике, была посвящена проблемам и финансирован...