Культура / №211 от 30 Июня 2017 г.

К цыганам, в Молодежный!


поделиться
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Услышав эту фразу, знайте: зритель собрался в Ростовский молодежный театр на премьеру «Плутней Скапена».


Саратовские страдания

Сюжет с появлением этой комедии в репертуаре Ростовского академического молодежного театра вызывает в памяти слова известной песни: «Огней так много золотых на улицах Саратова, парней так много молодых, а я люблю женатого». Столько ведь за историю театра сочинено комедий, да и господин Мольер – автор не только «Скапена», но саратовских служителей Мельпомены почему-то как магнитом притягивает именно эта пьеса.

 За последние несколько лет Скапен «прописался» и в Саратовском драмтеатре, и в Саратовском театре оперетты. Приехал в Ростов главреж Саратовского академического театра юного зрителя Алексей Логачев и – тоже взялся за постановку «Плутней Скапена»! На этом таинственная саратовская интрига не обрывается. Героев комедии одели в костюмы, которые придумала художник Кристина Данилина, она же автор сценографии. Рассказывают, что Логачев и Данилина познакомились во время работы над ростовским «Скапеном», рядом с ее именем в справочной информации стоит «СПб»: Санкт-Петербург. Сегодня Данилина живет и работает в Питере. Но уроженка она… города Саратова!

Кристине Данилиной с помощью немногочисленных средств удалось создать эффектное зрелище. Декорации минимальны: все действие разворачивается на фоне памятника Мольеру. На заднем плане – медийный экран со сменяющими друг друга под аккомпанемент рокота волн морскими закатами. Цветовая гамма костюмов, очень, кстати, изобретательных, подобрана так, что каждая мизансцена превращается в живописную картину. 


Между юностью и старостью

Алексею Логачеву эта комедия дорога своей главной истиной: старики хотят устроить жизнь молодых как лучше, но молодые всегда поступают по-своему. Скапен, уже не юноша, но и далеко не старик, однозначно принимает сторону молодых, верно, надеясь, что они будут лучше своих отцов. Однако ему приходится разочароваться. Человечество не так скоро меняется к лучшему. Да и меняется ли?

У этого спектакля как минимум два пласта. Первый – это полная забавных недоразумений история о том, как отпрыски двух итальянских богачей в отсутствие родителей задумали жениться по любви, но у отцов – свои планы на их будущее. Отцы вернулись, над сыновьями нависли черные тучи родительского гнева, и вся надежда на Скапена, слугу. Уж он-то сумеет и тучи развести руками, и выбраться из самого безвыходного положения. В этой роли занят ведущий артист Ростовского молодежного театра Сергей Беланов, и ему есть где развернуться. Ведь Скапен по природе – артист, вдохновенно импровизирующий на сцене самой жизни. 

Второй пласт спектакля – культурологический. Он предполагает зрителей, которые хотя бы поверхностно знают историю европейского театра и не упускают из виду тот факт, что, сочиняя «Плутни Скапена», Мольер ориентировался на персонажей и ситуации итальянской комедии дель арте. К примеру, смотришь на жадного и вредного старика Жеронта, а в уме держишь, что в нем присутствует немало от дельартийского Панталоне. А глядя на Скапена, не забываешь о его родственных связях с другим персонажем комедии дель арте – Бригеллой. В общем-то, и без этого можно обойтись. За исключением, пожалуй, одной ситуации, чрезвычайно эмоциональной. Это когда Скапен, заставив обманом старика Жеронта спрятаться в мешке, затем изображает нападение разбойников и лупасит этот мешок палкой. Причем проделывает такой фокус трижды. Жеронт, особенно в исполнении Дмитрия Зуева, скорее недалек, чем злонамерен. Непонятно, за что Скапен так жестоко мстит старику. Жеронта жалко. 

Надо сказать, что и у Мольера это – довольно темное место. Зрители мольеровской эпохи смеялись, должно быть, вспоминая старика Панталоне, который в площадных фарсах часто вредил молодым, за что бывал бит. К такому повороту событий уже привыкли. А может, у тех зрителей просто был другой взгляд на то, что выглядит смешным.

Логачев пощадил чувства современников: вместо Жеронта у него стонут и охают пародирующие эту сцену цыгане. Комичные, но при этом хорошо поющие и танцующие цыгане появляются в спектакле так часто, что его на полном основании можно назвать музыкальным.

А еще – сам Мольер

В этой постановке есть и свой «каменный гость», драматургом не предусмотренный. Это – скульптура Мольера, которая в самом начале действия покидает свой постамент, а затем на протяжении спектакля находится рядом с героями, порой что-то деликатно подсказывая либо им, либо зрителям.

Этим режиссерская фантазия не ограничивается. Ожившей скульптуре (арт. Роман Меринов) выпадает сыграть небольшую роль вместо запропастившегося куда-то артиста. Ведь Мольер при жизни был еще (или прежде всего?) актер. Кстати, играл в свое время и в «Плутнях Скапена». Но тогда у него была главная роль.

Комментарии читателей
(Вход для анонимных комментаторов обозначен зеленой иконкой) Не публикуются комментарии, содержащие ненормативную лексику, ссылки на сторонние ресурсы, сообщения рекламного характера или противоречащие законодательству РФ. Лучшие комментарии могут быть опубликованы в газете.
Новые публикации
Также в рубрике
В горнице моей светло…
В школе хутора Ёлкин Багаевского района открыли казачью... горницу
Букет из камыша
В музее школы села Средний Егорлык мы узнали удивительную историю про то, как немецкий актер попал в маленькое донское село и встретил здесь свою любо...
Ростовская область: от А до Я (Ю)
Интересные, а порой и неожиданные факты донской истории, неувядающие имена наших земляков и тех легендарных личностей, которые способствовали процвета...
В ожидании «Шерлока Холмса»
Ростовский музыкальный театр вновь готовится к мировой премьере. На этот раз – недавно созданного мюзикла «Шерлок Холмс и пляшущие человечки»
История большая и маленькие
Десятые Константиновские краеведческие чтения имени Александра Кошманова прошли в Константиновске на базе педагогического колледжа
В этом номере