Культура / №300 от 29 Сентября 2017 г.

Куда повернет колесо судьбы?


поделиться
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Первой премьерой сезона в Ростовском музыкальном театре стала оперно-балетная мистерия  «Кармина Бурана»

Даже тот, кого пугают слова типа «соната» и «кантата», наверняка  хоть однажды слышал  «Кармину Бурану» и был заворожен ее мощью и магическим ритмом.

Правда, относится это не ко всей кантате немецкого композитора Карла Орфа, а лишь к одной ее части «О, Фортуна», которую охотно используют в качестве музыкальной иллюстрации к различным кино-, теле- и видесосюжетам.

На афишах музыкальных театров «Кармина Бурана» нечастая гостья. Тем более если, как в ростовском варианте, без добавлений или, напротив, без изъятий. К примеру, один из столичных театров соединил «Кармину» с таким признанным шедевром, как «Болеро» Равеля. Интригует, но акценты смещаются.

На сцене Ростовского музыкального – только «Кармина», хотя и с книксенами Чайковскому (мимолетный хореографический намек на «Лебединое озеро») и другим классикам.

...Занавес раздвигается, и публика, уже настроившаяся на «О, Фортуна» (этим эпизодом песенный цикл «Кармина Бурана» открывается и завершается), упирается взглядом в… белоснежный унитаз. 

Пространство сцены  как бы поделено натрое. В центре – совмещенный санузел с этим «белым лебедем», по краям – хористы в алых накидках с капюшонами поют, как заклинают, про судьбу, которая и изменчива, и чудовищна. 

Параллельно под эту  грандиозную музыку  в совмещенном санузле разыгрывается бытовая драма: Он и Она яростно ссорятся из-за какой-то безделицы. Мгновение – и прибор для бритья превращается в орудие убийства. 

«Судьба следует по пятам тайно и неусыпно за каждым, как чума», - поет хор с нарастающим напряжением. Так режиссер Георгий Исаакян  создает контраст высокого и низкого, бытового и вселенского.

«Кармину Бурану» Карл Орф писал на одном дыхании. На воплощение этого замысла у него ушло несколько недель. А вдохновил композитора сборник поэтических текстов раннего Средневековья, большая часть которых – на латыни. Эта чеканная латынь, в которой слышится поступь неумолимой судьбы, его словно околдовала.

Трудно сказать, какие именно картины возникали перед мысленным взором Орфа, сочинявшего «Кармину» в Германии 1934-го года. Вот, к примеру, фрагмент «Если бы весь мир был мой». Слова такие: «Если бы весь мир был мой, // от моря до Рейна, //Я обошелся бы без тебя, // если бы королева Англии// оказалась в моих руках». Как изобразить эту картину? Лирически? Сатирически? С политическим подтекстом?

Таинственности «Кармине» добавляет и обозначение действующих лиц. Почти нет имен, указаний на род занятий. Роли солистов определены более чем лаконично: тенор, баритон, сопрано.

В главной роли – танцующий хор. А  баритону в одном из фрагментов предназначено исполнить … женскую партию. Неожиданно и странно видеть и слышать нашего мужественного Петра Макарова, берущего столь высокие ноты, однако с этой новой творческой задачей он справляется великолепно.

Кем является его персонаж (сцена решена в юмористическом  ключе), можно только догадываться. Когда же под размышления хора о тщете власти на сцену, как на подиум, восходит  седеющий блондин с пышной шевелюрой, в деловом костюме и красном галстуке, в зале не остается сомнений,  с кем из нынешних властителей мира режиссер связывает этот фрагмент. Вообще это сочинение Карла Орфа предоставляет большой простор для фантазий постановщиков.

Хотя «Кармина Бурана» часто  исполняется классическим статуарным хором, задумывалась она  как синтез музыки, поэзии и танца. Георгий Исаакян и вовсе превратил кантату в ассоциативный спектакль.

- Остаюсь при своем мнении: Карл Орф – автор одного-единственного выдающегося опуса - «О, Фортуна». Но постановка интересная, - сказала «НВ» после просмотра зрительница, назвавшаяся Натальей.

С ней не согласилась  другая зрительница – Марина:

- Когда я слушала эту вещь в строгом академическом исполнении, в ней для меня было только два интересных момента: «О, Фортуна» в начале и «О, Фортуна»  в конце. Теперь это произведение Орфа я услышала иначе: придуманное режиссером и хореографом зрелище так увлекает, что и в  музыке обнаруживаешь не замеченные прежде краски.

Показав зрителям разные грани современной и средневековой жизни, Исаакян словно  повернул время вспять и  вернулся к придуманным им персонажам семейно-бытовой драмы  до того момента, как эта драма разыгралась. На  сцене ведь можно исправить то, что в реальности непоправимо. Все те же Он и Она все в том же месте, но теперь у них больше  терпимости и мудрости. Они смиряют свой гнев, и колесо беспощадной Фортуны как бы проносится мимо  них. Такой вот философский посыл залу на тему о том, всегда ли злая судьба виновата в человеческих бедах...

Комментарии читателей
(Вход для анонимных комментаторов обозначен зеленой иконкой) Не публикуются комментарии, содержащие ненормативную лексику, ссылки на сторонние ресурсы, сообщения рекламного характера или противоречащие законодательству РФ. Лучшие комментарии могут быть опубликованы в газете.
Новые публикации
Также в рубрике
Символ станицы Николаевской
В станице Николаевской Константиновского района торжественно отметили юбилей детского сада. Ему семьдесят пять!
«Новое поколение»
– под таким названием прошел в Ростове областной фестиваль творчества детей и молодежи.
Сильный «Аленький цветочек»
Спектакль «Аленький цветочек» с особенными детьми показали на сцене СДК «Роствертол» в Ростове
Конкурс «Мы помним – 2018»
Мы продолжаем конкурс школьных музеев. Третий этап – «Мы помним – 2018» – посвящен 75-летию освобождения Ростовской области от фашистских захватчиков ...
Музыка Победы – жизнь без старости
В донской столице прошел финал уже шестого по счету фестиваля «Музыка Победы». Его проводили городской Дом творчества вместе с региональной организаци...
В этом номере