Собеседник
Современная древность
В V-IV в.в. до н. э. в дельте Дона стояло Елизаветовское городище. Экономический, политический, административный центр Нижнедонского региона. Сейчас схожую роль основного регионального центра выполняет Ростов-на-Дону, только уже как южная столица России. И это неслучайно. В истории развития территорий существует своего рода цикличность.
Подробнее
Наша Победа / №81 от 03 Апреля 2015 г.

Они погибли под Вязьмой


поделиться
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Сентябрь под Вязьмой - месяц памяти павших. Мемориал в их честь был открыт в 1980 году, в год 35-летия Победы

Почти тысяча имен высечена золотом на мраморных плитах. И среди них - имена наших земляков, писателей и воинов. Вот они:

Старший политрук Александр Иванович Бусыгин.

Старший политрук Григорий Михайлович Кац.

Старший политрук Михаил Ефимович Штительман.

Политрук Григорий Борисович Гридов.

«То были хорошие воины, - скажет о них много лет спустя Михаил Шолохов. - Мне тоже довелось быть в ту пору под Вязьмой, и я видел их в бою».

Трое из них ушли на фронт 22 июня 1941 года и успели повоевать немногим более 100 дней.

А Григорий Гридов воевал лишь полторы недели: освобожденный от воинской службы по здоровью, он добился того, чтобы его призвали в армию уже в сентябре, и приехал к друзьям под Вязьму, чтобы разделить с ними ратную судьбу.

И почти четыре десятилетия все они будут считаться пропавшими без вести.

Все четверо служили в газете 19-й армии «К победе».

В той же 19-й армии, в газете I гвардейской дивизии, служил старший политрук Евгений Безбородов - тоже писатель и наш земляк. Он умер в госпитале от ран, полученных на поле боя.

У каждого из них было свое место в боевом строю. Они жили одной жизнью и оставили по себе воспоминания.

Из воспоминаний М. Шолохова:

old_foto_1.jpg«Уже будучи на фронте Отечественной войны в качестве военного корреспондента армейской газеты и все время находясь в боевых порядках, Бусыгин не раз мечтательно говорил: «Если уцелею - вот о ком буду писать после войны. Какой героической закалки народище! Не налюбуюсь!»

А те, кем он любовался, с любовью и гордостью отзывались о нем: «Бусыгин-то? Саша Кучерявый? Он всегда с нами. Это настоящий парень!»

...Он прожил честно жизнь и умер честной солдатской смертью: тяжело раненный в обе ноги, он нашел в себе силы доползти до станкового пулемета, расчет которого был уничтожен вражеской миной, и, прикрывая отход товарищей, один вел огонь до последнего патрона в ленте».

Из воспоминаний А.Суркова:

old_foto_2.jpg«Знакомство мое с Гришей Кац произошло в 1928 году, на I съезде пролетарских писателей, где мы были делегатами: он - от Ростовской, а я от Ярославской АПЛ (Ассоциации пролетарских писателей)...

Он был, по-моему, и талантливый, и растущий от книжки к книжке поэт. Из многих ростовчан тех лет он и Саша Бусыгин мне больше всех запомнились.

Последний раз я видел Гришу в 1941 году...

Мне было очень приятно встретиться с ним и с Сашей. В те дни 19-я армия вела успешные наступательные бои в районе Демидова, и у всех у нас было приподнятое настроение.

А вскоре друзья наши погибли в вяземском мешке...»

Из воспоминаний военврача И. Хацкевича:

«Я встретил Штительмана в начале сентября 1941 года, когда мы пробивались из окружения под Вязьмой. Он сидел на пне, держа на коленях пишущую машинку, и что-то печатал.

- Миша! - встревоженно окликнул я его. - Что вы здесь делаете? Надо уходить!

- Я должен закончить материал для номера, - не отрываясь от машинки, ответил он.

- Господи! - вырвалось у меня. - Да кто станет сейчас, в такой обстановке, читать вашу газету?

Он поднял глаза, нахмурился и сказал тихо, но жестко:

- Газета нужна всегда. Особенно в такой обстановке...»

Из воспоминаний редактора газеты «К победе» А. Гвоздева:

«Гриша Гридов приехал к нам на фронт накануне немецкого наступления на Вязьму. Ладный, подтянутый, стройный, он шутил, смеялся и еще не знал, что назавтра ожидает нас страшный, кровопролитный бой, который разлучит нас...

В последнем бою, у Бабьих Гор, у нас уже не было ни орудий, ни танков...

Помню, как Гридов крепко сжал в руках новенький пистолет ТТ и, озорно улыбнувшись, подмигнул мне, сказав словами своей же песни: «Эх, Андрюша, нам ли быть в печали?»

Из письма Е. Безбородова дочери:

old_foto.jpg«Сегодня я убил фашистского летчика. Убил не человека, убил убийцу. Фашистский летчик спикировал на дорогу, по которой шли беженцы - женщины, старики, детишки, и он стал расстреливать в упор безоружных и беззащитных людей. Я снял его первым же выстрелом. Самолет с черными крестами рухнул в подлесок и валяется там, как груда падали...

Это не злобная радость, это справедливость.

Жду с нетерпением и делаю, что могу, для этого, когда мы погоним немцев. Уж мы с ними поквитаемся!»

Еще продолжалась битва за Москву, столица все еще оставалась на осадном положении, когда стало известно: фашисты выбиты из Ростова-на-Дону, на Южном фронте Красная Армия перешла в наступление.

Но писатели, которые погибли под Вязьмой, об этом уже не узнали.

Не узнали они и того, о чем позже напишет маршал Жуков:

«Благодаря упорству и стойкости, которые проявили наши войска, дравшиеся в окружении Вязьмы, мы выиграли время для организации обороны на Можайской линии».

Почти у каждого, кто остался лежать на вяземской земле, были дети. Как сложились их судьбы?

Когда сын Александра Бусыгина - Юрка узнал, что отец пропал без вести, он решил бежать на фронт. Документов по малолетству он не имел. На случай, если его снимут с поезда, мальчик придумал версию: остался в Ростове круглым сиротой, хочет разыскать сестру.

Придуманная версия сработала - Юрку взяли в воинский эшелон, и он благополучно добрался до Москвы. Оставалось найти Союз писателей.

Фадеев изумился, увидев грязного мальчугана:

- Юрка, ты? С какого света?

- Отправьте меня, дядя Caша, на фронт.

- Так сразу и на фронт? А может, сначала в баню и в столовую?

- Можно и в баню. Но потом все равно на фронт.

- А ты весь в отца. Такой же ершистый...

Фадеев помог Юрке. Как сын артиллерийского полка тот дошел до самого Берлина, даже медаль заслужил. И на рейхстаге в мае 45-го расписался за отца. Так и написал: «От Вязьмы - до Берлина. А.И. Бусыгин».

Все четыре года надеялся сын: отыщется отец, не мог он пропасть без вести. Фадеев ведь не рассказал ему то, что знал от очевидцев: как, истекая кровью, Александр Бусыгин прикрывал отход товарищей.

За год до Победы станет сыном полка и Миша Кац. Ему не доведется побывать на фронте - Юрка-то ведь был постарше.

После войны командиры, помнившие его отца, определят Мишу в школу музыкантских воспитанников, потом он поступит в военное училище.

Тридцать лет прослужит Михаил Григорьевич Кац в армии, и все эти годы будет надеяться, что отыщется отец, не может он остаться безымянным, без вести пропавшим. Он уйдет в запас подполковником и станет вдвое старше своего отца, когда следопыты отыщут место, где приняли последний свой бой старший политрук Кац и его товарищи по армейской газете «К победе».

Еще не закончится война, когда пойдет в первый класс дочь Михаила Штительмана - Ирэна. Пройдут годы, она станет учительницей, будет сама писать стихи. Когда у нее родится сын, она даст ему имя отца.

И Михаил пойдет по стопам деда - выберет себе профессию журналиста.

А семья Безбородовых получила похоронку еще в декабре 41-го. Дочь Светлана, прочитав извещение, не поверила и порвала его.

Когда письма от отца перестали приходить, сама придумывала их и пересказывала младшему братишке - он тоже верил, что отец вернется.

А потом их разыскал старший сержант Андрей Вологдин, фронтовой товарищ отца. Он не знал, что Безбородовы получили похоронку, и привез им подарки - якобы от отца: сахар, мыло, спички, кулечек крупы.

- Так он жив? - вырвалось у Светланы. - А я что говорила?!

А у Вологдина так и не хватило смелости сказать правду.


Жизнь - сложная штука, и непросто прожить ее так, чтобы после тебя оставалась на земле добрая память. А самое главное - чтобы дети и внуки твои продолжили твое дело, остались верны тебе.

У тех, кто погиб под Вязьмой, как раз такие дети и внуки.

Елена Джичоева
Фото из архива
Комментарии читателей
(Вход для анонимных комментаторов обозначен зеленой иконкой) Не публикуются комментарии, содержащие ненормативную лексику, ссылки на сторонние ресурсы, сообщения рекламного характера или противоречащие законодательству РФ. Лучшие комментарии могут быть опубликованы в газете.
Новые публикации

Также в рубрике
Убиты и забыты
В управлении Минобороны России по увековечению памяти погибших при защите Отечества принято решение поставить на централизованный  федеральный уч...
В Каменном Броде помнят подвиг курсантов
Меняются поколения, а традиция встреч ветеранов Ростовского артучилища и каменнобродцев сохраняется. 16 ноября в Каменно-Бродской школе Родионово...
Покрышкин, Дрыгин, Труд...
Легендарные асы Второй мировой заговорили детскими голосами
Ясиновская находка
Найдено массовое захоронение времен Великой Отечественной
Адъютанта генерала Костенко похоронят в Луганской области
Адъютант легендарного генерала  Федора  Костенко был со своим командиром до последнего вздоха...
В этом номере