Собеседник / №281 от 07 Сентября 2017 г.

Деньги. Быстро. И что?


поделиться
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
«Деньги сразу», «Деньги быстро», «Деньги просто» – буквально на каждом шагу заманивают надписи. Люди устремляются за этими легкими деньгами, как мотыльки на яркий свет. И так же, как доверчивых мотыльков, многих ждет печальный финал. Сотни процентов годовых, в которые в конечном итоге выливаются «быстрые деньги», для огромного числа наших сограждан оказываются неподъемной суммой. Выбивают человека из жизненной колеи надолго, если не навсегда.


Это сказывается на состоянии экономики и общества. У этого явления и название есть – закредитованность населения. Чем это грозит экономике и что с этим делать?

Слово – нашим экспертам – авторитетным донским финансистам.



Исполнительный директор Южного регионального банковского клуба Михаил СОСИН: «Лучше меньше, да лучше»

Исполнительный директор Южного регионального банковского клуба Михаил СОСИН: «Лучше меньше, да лучше»– Ничего неожиданного, а тем более криминального в микрофинансировании как таковом нет. Оно нужно и имеет право быть, поскольку призвано помочь в распространенной житейской ситуации, когда надо занять денег «до получки». То есть на весьма короткий срок. И небольшую сумму.

В принципе, конечно, такой кредит можно взять и в банке. Но, во-первых, далеко не каждый банк захочет связываться с копеечными кредитами. А во-вторых, самим заемщикам неудобно из-за небольшой суммы, которая нужна им срочно, проходить длительную разрешительную процедуру, тогда как есть возможность получить те же деньги без долгих согласований и проверок, по одному лишь паспорту.

В советские времена в таких случаях помогали кассы взаимопомощи на предприятиях, прозванные в народе «черными кассами», а теперь вот их нишу заняли микрофинансовые организации.

Однако, как говорится, дорога в ад устлана благими намерениями. Вот и в случае с микрокредитами обращают на себя внимание проценты, под которые они выдаются. Внешне всё выглядит более-менее пристойно: каких-то два процента в день. Но это в день. А годовых, значит, уже выходит 700 процентов! Грабеж натуральный.

Нужный порядок в этой сфере можно навести. Для этого условия кредитования должны быть четкими и понятными. И в отношении сроков, и по части процентов. Условно говоря, если я беру 20 тысяч рублей на три недели, то должен представлять себе, что к концу этого срока должен вернуть, скажем, 23 тысячи. И, исходя из этого, рассчитывать свои финансовые возможности. Буду ли я через три недели способен вернуть именно такую сумму? Ответ на этот вопрос должен быть у вас всегда. Иными словами, нужно знать, каков источник погашения взятого кредита. Кстати, это и обычного банковского кредита касается…

Опасность еще и в том, что легкость получения «быстрых» денег, можно сказать, развращает и тех, кто берет, и тех, кто дает. Первые просто перестают осознавать размеры кабалы, в которую попадают. А то и на полном серьезе считают, что так легко доставшиеся «копейки» можно и не возвращать. Их кредиторы, желая извлечь максимальную выгоду и стремясь застраховаться от весьма вероятного невозврата денег, произвольно взвинчивают проценты. Тому способствуют прорехи в нашем законодательстве.

Правда, сейчас, когда ситуация с закредитованностью населения приняла драматический оборот, государство спохватилось. Есть надежды, что недавние 700 процентов годовых превратятся максимум в 30. Многовато, конечно. Но с учетом того, что заем идет на очень короткий срок, это все-таки уже грабежом назвать нельзя. 

Конечно, такие меры скажутся на количестве микрофинансовых организаций. Но здесь как никогда уместно высказывание классика – «лучше меньше, да лучше».


Начальник филиала «Ростовское региональное Управление» ПАО «Московский индустриальный банк» Александр ЕЛИСЕЕВ: «Не лезь в кабалу, сначала подумай!»

Начальник филиала «Ростовское региональное Управление» ПАО «Московский индустриальный банк» Александр ЕЛИСЕЕВ: «Не лезь в кабалу, сначала подумай!»– У любой медали всегда есть две стороны. Так и с микрофинсированием. Не думаю, что это то, чем стоит гордиться нашей экономике. Недаром уважающие себя банки этим не занимаются. Скажу даже резче: микрофинансовые организации – это темное пятно на нашей финансовой системе. Но ведь они существуют, чтобы решать насущные проблемы людей, когда части населения нужно просто «перехватиться» до получки.

Родилось это явление совсем не в Европе. Идея кредитования малыми суммами на короткий срок пришла в голову одному профессору из Бангладеш лет сорок назад. В процессе ее развития даже возник специальный сельхозбанк – в оригинале Grameen Bank. Он занимался выдачей микрокредитов небогатым людям, желающим открыть свое дело. С тех пор и пошло… 

По данным Международного банка, к 2005 году в мире уже насчитывалось более 7 тысяч микрофинансовых организаций. И обслуживали на тот момент они около 16 миллионов человек в странах третьего мира. То есть этот финансовый инструмент присущ слаборазвитым странам. Выходит, мы становимся в их ряды?

Но если в той же Бангладеш изначально идея микрофинансирования носила относительно благородный характер и направлена была на вытаскивание людей из трясины бедности, на развитие ими своего дела, то что у нас? Дикое ростовщичество бальзаковских времен меркнет перед произволом большинства наших микрофинансовых организаций.

И теперь у себя в стране мы имеем дело с оборотной стороной благой, на первый взгляд, идеи. Что ж, любым лекарством, если перебрать с дозой, можно и отравиться…

Произвольно взять и запретить микрофинансирование невозможно. У этого вида кредитования сложилась своя целевая аудитория. И если завтра объявить микрофинансовые организации вне закона, они никуда не денутся. Просто уйдут в тень. Потому что на их услуги есть спрос. А значит, будет и предложение.

Все равно были и будут те, кому ни на что, кроме как на услуги микрофинансовых организаций, рассчитывать не приходится. То ли плохая кредитная история, то ли безвыходная ситуация, то ли еще что – но такие люди как раз и приходят за «быстрыми» деньгами. А еще те, кто заранее не собирается возвращать кредит. Действительно: в какой-то степени «бешеные» процентные ставки по микрокредитам – это страховка от таких заемщиков.

Увы, но люди наши еще во многом халатно относятся к своей кредитной истории. Не стоит верить рекламным слоганам о возможности ее исправить. Невозврат кредита – это несмываемое пятно на репутации. И наша финансовая система устроена так, что об этом будут знать все банки. Ведь все они, по нашим законам, имеют доступ к кредитным листам заемщиков, в каком бы банке те ни кредитовались.

 И если мы сумеем переломить такую беспечность наших сограждан, то, считаю, сделаем колоссальный шаг в деле повышения финансовой грамотности населения. Потому что основой ее всегда должна быть трезвая оценка собственных возможностей и безусловное, буквально на генном уровне, понимание того, что долги следует отдавать. 

А не можешь отдать – не лезь в кабалу. От этого выиграет как население, так и банковская система. А микрофинансовые организации – как знать – может, цивилизуются и сумеют в такой ситуации стать ее вполне легальной частью.


Управляющий Ростовским филиалом банка «Российский капитал», депутат Законодательного собрания области Анна ШТАБНОВА: «Учить самому простому»

Управляющий Ростовским филиалом банка «Российский капитал», депутат Законодательного собрания области Анна ШТАБНОВА: «Учить самому простому»– «Быстрые» деньги вошли в нашу жизнь лет семь назад с принятием соответствующего закона о микрофинансовых организациях. То, что случилось это именно в относительно благополучном 2010 году, имеет свое объяснение. Рост экономики, определенное увеличение доходов населения – всё это обусловило оживление кредитования населения. Рост кредитования был направлен на стимулирование потребительского спроса.

В нашем обществе в принципе с понятием кредита люди знакомы были слабо. А им стали настойчиво предлагать воспользоваться кредитом для удовлетворения текущих потребностей…

Закон о микрофинансовых организациях, имевший своей задачей всё то же стимулирование потребления, процентную ставку микрокредитования не регулировал. И в этом, считаю, его серьезный изъян. Видимо, чувствуя это, Центробанк стал ограничивать срок, на который выдается кредит,– от 30 до 60 дней. И если процесс микрокредитования запустить правильно, то ни о каком грабеже населения говорить не придется.

Есть такое правило: спрос растет, когда темпы роста реальных доходов населения выше, чем процентная ставка. А когда они в условиях кризиса начали падать, сократился и спрос. И пока еще динамика состояния нашей экономики не позволяет рассчитывать на резкий рост реальных доходов населения. Более того: доходы продолжают падать. И темпы потребительского кредитования начали снижаться. Мы отмечали резкий рост просрочки платежей по кредитам.

Там, где есть залог: машина или, скажем, квартира, – люди ведут себя осторожнее и находят возможности заплатить по кредиту. А отсутствие залога невольно понимается как вседозволенность. Причем обеими сторонами. Заемщики не отдают, а кредиторы в ответ взвинчивают до заоблачных высот проценты, не принимая во внимание никакие разумные резоны. Все это, плюс коллекторские скандалы, неизбежные в подобных ситуациях, и вынудили Центробанк взяться за более тщательное регулирование рынка микрофинансовых организаций.

Изначально, повторю, российский рынок микрокредитов ориентировался на тех, кому надо взять в долг небольшую сумму денег и на короткий срок. И вот чтобы сохранить эту безусловно полезную функцию микрофинансовых организаций, их и взяли под более пристальный контроль. Для общего блага, так сказать. Существует реестр микрофинансовых организаций. Предпринят еще ряд мер.

Единственное, чего нельзя допустить – это ухода микрокредитования в тень. Здесь предстоит поработать не только Центробанку, но и законодателям. Как депутат регионального парламента скажу, что многого в сфере федерального регулирования нам не сделать. Но с инициативами в ту же Думу выходить не заказано. А на региональном уровне мы можем и должны поднимать сегодня вопросы повышения уровня финансовой грамотности населения. Подготовить для этого законодательную базу.

Но, кстати, что такое финансовая грамотность? У нас этот термин «заговорили», превратили в красивую пустышку. А в ответ на вопрос, что понимается под финансовой грамотностью, начинают рассуждать о консалтинговых центрах. Но если уж браться за эту тему, то надо вести речь о всеобуче. А здесь поле непаханное для всех: и для финансистов, и для исполнительной власти, и для законодателей. Не исключаю, что некий курс можно ввести в систему общего образования. И рассказывать не о высоких материях типа траста, авуаров, депозитов и пр., а самые простые вещи. Как, скажем, строить семейный бюджет? На какие цели стоит брать кредит? Как его возвращать?


Итак, все наши эксперты сошлись на том, что надо человека вооружить не только против «черных кредиторов». Их, в конце концов, не так уж у нас и много. Людей следует готовить к цивилизованным отношениям с кредитными организациями. Необходимые азы финансовой грамотности помогут человеку вести себя осмотрительно. Занимать деньги только при насущной необходимости, а также взвесив свои возможности.

Комментарии читателей
(Вход для анонимных комментаторов обозначен зеленой иконкой) Не публикуются комментарии, содержащие ненормативную лексику, ссылки на сторонние ресурсы, сообщения рекламного характера или противоречащие законодательству РФ. Лучшие комментарии могут быть опубликованы в газете.
Новые публикации
Также в рубрике
Золотой голос России
На вопросы нашего корреспондента отвечает знаменитый певец народный артист России Николай БАСКОВ
Какие наши годы...
Николай Васильевич ШЕВЧЕНКО – старейший депутат донского парламента, очевидец и участник многих знаковых для области событий, рассказывает о прошлом, ...
Кристина Паустиан, Никита Золотов и… Велимир Хлебников
Немецкий режиссер начинает снимать фильм о загадочном поэте Велимире Хлебникове. Среди создателей будущего фильма – специалист по прикладной математик...
Счастью учит Асисяй
О счастье и дураках, судьбе и призвании, героях и инженерах – в беседе с профессионалом праздника и фантазии Вячеславом Полуниным