В конце прошлого года депутаты Государственной думы единогласно приняли в первом чтении законопроект, позволяющий фермерам строить жилые дома для своих семей на землях сельхозназначения, и сейчас идет его окончательная шлифовка. Это повысит привлекательность сельских территорий и поможет развитию аграрного предпринимательства.

Раньше у фермеров, которые пользуются услугами сезонных рабочих, была серьезная проблема: куда их поселить? Не имел права фермер на земельном участке в чистом поле поставить даже бытовку. Приходилось арендовать рабочим жилье в ближайшем населенном пункте и возить людей своим транспортом на работу, на обед.

А если у фермера на его землях стоит скот, получается еще хуже. За скотиной не только уход, но и присмотр нужен, особенно во время отела. И многие фермеры готовы были построить жилье рядом с фермой. Но – нельзя. Теперь все должно измениться.  

Споров по поводу этого законопроекта было немало, но депутаты нашли компромиссный вариант. С одной стороны, он дает фермерам возможность иметь дом и проживать в непосредственной близости с землями, на которых он работает и производит продукцию, с другой – позволяет избежать злоупотреблений и появления массовой застройки на сельхозземлях. Общая площадь фермерского дома не должна превышать 600 квадратных метров, а площадь застройки – 5 % от общей площади участка.

Кроме того, фермер не сможет продать такой дом без земельного участка, нa котором он расположен, или наоборот – продать землю, а дом оставить себе.

Теперь дело еще за одним необходимым  законопроектом, который, по нашей информации, обсуждается депутатами – он касается особого статуса земель сельхозназначения. Сегодня они повсеместно распахиваются, и этот процесс никак не остановить даже прокурорскими проверками. Штрафы мизерные, а урон земле и экологии – неизмеримый: распахиваются не только пастбища, существовавшие веками, но и водоохранные зоны.  

Неделю назад в СМИ прошла информация об очередной покупке сельхозземель в Ростовской области крупным холдингом. Позвонила в район нашим подписчикам, узнала, что практически вся проданная земля – пашня. Но если были когда-то в составе этих земель пастбища – их давно распахал предыдущий собственник. Понятно, что распаханное пастбище никакой владелец добровольно не вернет в прежнее состояние. А ведь все знают, что пыльная буря, которая накрыла минувшей осенью Ростовскую область, – результат бездумной распашки целинных земель, то есть – пастбищ. По большому счету запускается процесс опустынивания не только на востоке области, но и в других территориях. 

Но это – только одна сторона медали. Распашка пастбищ и выращивание на этих землях сельхозкультур, что на определенном этапе дает производителю прибыль без особых затрат, ведет к массовой скупке земель и вытесняет мелких животноводов, особенно – владельцев личных подсобных хозяйств. Те, даже объединившись в товарищества, не могут на торгах соперничать с растениеводами за земли. Прибыль и сроки ее получения – несоизмеримы. 

И жители малых хуторов, станиц, лишенные пастбищ, лишаются зачастую и единственного заработка, который дает им возможность жить в селе. У районных администраций находится десяток причин не дать землю одним, а передать ее в аренду другим. Причем один и тот же закон толкуется, бывает, совершенно по-разному. А в судах проблемы не решаются годами. Да и не у каждого, кто трудился и хочет и дальше трудиться на земле, есть средства на то, чтобы отстоять свои права.

Селянам остается одна надежда – на государственное регулирование земельных отношений, на закон о статусе пастбищ. Стоит заметить, крупному земельному бизнесу это очень не нравится. И противиться принятию закона они будут серьезно.