После того, как были ликвидированы очаги АЧС, мы отправились к тем, кто попал в зону «отчуждения поголовья», чтобы без лишних эмоций расспросить людей: как они собираются жить дальше?

Кому «подушку безопасности»?

Первые тревожные сигналы о вспышках «африканки» пришли из Цимлянского района, но мы решили проехать чуть дальше — «захватить» и Волгодонской район, узнать, как повлияла на крестьян беда соседей.

Хутор Потапов расположен как раз вдоль трассы Ростов-Волгодонск, во второй угрожаемой зоне, с него и начали.

— Паники среди населения нет, — сказала нам глава Потаповской сельской администрации Ольга Попова. — С одной стороны, рядом Волгодонск, многие жители хуторов ездят туда на работу, и потому выращивание свиней актуально, в основном, для пенсионеров. С другой, как только была зафиксирована вспышка заболевания, мы пошли по дворам, всех предупредили о возможных последствиях распространения, о мерах профилактики. И люди ответные меры принимают: взрослое поголовье перерабатывают на консервы, чтобы в случае чего убыток был минимальный. Подворовые обходы проводим каждую неделю, раздаем памятки. В общем, бдительности не теряем.

Зато большая тревога в связи с распространением «африканки» — у местных фермеров.

— Срочно создаем «подушку безопасности» — продаем зерно, хотя цены нас не устраивают. Но мы боимся: вдруг заболевание обнаружится в нашем районе, введут карантин, и мы не сможем свою продукцию вывезти за его пределы — это будет катастрофа! Обязанность своевременной уплаты по кредитам с нас никто не снимает. А не сможем реализовать зерно — будем бледно выглядеть.

— Вообще цепочка может потянуться очень нехорошая: стоимость перевозок, к примеру, и так увеличилась вдвое с прошлого года. За доставку килограмма зерна из нашего района в Ростов платим сейчас 60 копеек — фактически 15 процентов от его стоимости. А теперь накладные расходы в дороге из-за различных запретов еще увеличатся.

— Одна надежда на то, что чуму все-таки остановят. Иначе пострадают и фермеры — производители зерна.

«От шока пока не отошли»

У соседей — в Цимлянском районе последствия вспышки серьезные. Станица Красноярская первой попала в тревожные сводки.

— Мы от шока еще не отошли, — рассказала нам глава сельского поселения Инна Каверина. — Хотя с весны были предупреждены о возможности возникновения африканской чумы, наладили строгий учет поголовья, но беда пришла в наши дома все равно внезапно. Когда в станице начали ставить кордоны, около моего двора сходы утром и вечером собирались. Конечно, были такие разговоры, что в Новой Цимле глава «за людей», там сопротивляются отчуждению. Объясняла, что надо быстрей заразу уничтожить, чтобы станица стала чистой и через год люди могли развивать свиноводство. Но когда началось отчуждение — сама на седьмом дворе «сломалась», ушла в машину и плакала от безысходности…

Вопрос «Как дальше жить будем?» Инну Николаевну волнует особенно остро. Она прекрасно видит, что в зиму реального выхода из ситуации нет: в это время, как на переправе – коней не меняют.

Предлагают сверху этим людям «чем-то другим» заняться в личных подсобных хозяйствах. Но ведь крупный рогатый скот не заведешь. Для этого надо было с весны сено и другие корма запасать. Телят не купишь, птицу тоже не начнешь с осени растить. Все откладывается до весны…

Жизнь в селе не остановишь

Мы идем с Инной Николаевной к тем, кто жил именно за счет ЛПХ.

Первый адрес — дом семьи Шестак меня серьезно удивил. Двухэтажный коттедж, современный дизайн. И что немаловажно — ухоженный, весь в цветах дворик с водоемом и фонтаном.

— И это все можно построить за счет личного подсобного хозяйства?– спросила я, не скрывая изумления, у Оксаны Викторовны Шестак.

— Да, — ответила невысокая изящная женщина. — Если работать, не жалея себя, от зари до зари. Другой вопрос теперь встает: а нужно ли? Далеко ведь не каждый год удачный, хорошо, если соотношение цены на мясо и цены на зерно – один к двадцати. К примеру, если килограмм живого веса свинины стоит 50 рублей, то зерно должно стоить не дороже 2,5 рубля. А если цена на зерно 4,5  рубля — уже не выгодно, считай, год отработал вхолостую. Были годы, когда мы вообще работали себе в убыток, но не бросали свиней, потому что обязательно придет момент, когда соотношение это сложится в нашу пользу. Так что, несмотря на все эти амплитуды, мы за 20 лет построили этот дом.

Выходим во двор, к пустым сараям.

— Я в этом году помощь от государства получила по программе самозанятости, надеялась, поросята будут, разведу еще, а видите, как вышло. У меня старший сын — в Москве, в Гнесинское училище поступил, на духовых инструментах играет, на международных конкурсах побеждал, даже в Италию ездил. А дочка в этом году поступила в Грековское училише в Ростове. Младшая — с нами. Муж на заказ отопление делает. Но в этом году из-за кризиса, из-за низких цен на зерно заказов нет. Как помочь детям?

Следующий домик — на окраине станицы. Хозяин – Сергей Сукач, сам житель Цимлянска, приехал в село четыре года назад. Занялся не только свиноводством, но и птицей — разводит гусей, индюков.

— Вот и попал я в самую точку, — пытается шутить он. — В прошлом году — птичий грипп, теперь — чума. При отчуждении 25 поросят со двора вывезли. Правильно говорили старые люди: не складывайте все яйца в одну корзину. И жизнь постоянно этому учит. Вот всю неделю прививки птице делал.

Конечно, тяжело все это. Но мне нравится. И прощаться с селом не собираюсь…

Меняем свинью на …?

Глава Цимлянского района Геннадий Климов при встрече первым делом заговорил о том, что возмещение ущерба хозяевам животных — главная проблема при ликвидации очагов заражения.

— Африканская чума пришла в деревню как второй кризис. И он ударил по работоспособному населению. Люди планировали свое будущее. Разводит человек свиней, вот вам и самозанятость. Я не говорю о тех, для кого свиноводство было побочным заработком, — подчеркнул Геннадий Анатольевич. — А о тех, кто в девяностые годы с развалом хозяйств остался без работы и самостоятельно нашел в свиноводстве свою нишу и жил этим.

Мы уже думали в районе, что можно людям предложить? К примеру, заняться разведением КРС. Племенной материал можно взять в том же ЗАО имени Ленина, которое специализируется на выращивании молодняка. Можно заняться и птицей. Сегодня у людей тяжелая перспектива, и нужно время, чтобы с каждой конкретной семьей разобраться индивидуально.

Кто с кем бороться будет?

Все, с кем приходилось разговаривать в Цимлянском, а за неделю до этого — в Константиновском районе, говорили, что причин распространения АЧС — несколько.В их числе — отсутствие межрайонных боен, межрайонной логистики, централизованной закупки продукции, произведенной в ЛПХ. А ведь обо всем этом говорилось еще несколько лет назад. Кто сейчас осуществляет закупки свиней? Частники. Значит, необходимо исключить нарушения в цепи проверок туш животных, которые идут на продажу в другие районы. Как получилось, что в Цимлянский район привезли больше сотни голов свиней на бойню, и несколько там же и пали?

Инна Каверина — глава Краснояровской сельской администрации Цимлянского района утверждает, что привезли чуму в район перекупщики.

Юрий Черячукин — глава Богоявленовской сельской администрации Константиновского района уверен, что в селе катастрофически не хватает ветеринарных работников: раньше их было по нескольку в каждом селе, а с развалом коллективных хозяйств — один врач на несколько хуторов. За помощью к ветеринару приходится частенько в соседний хутор ехать. А ведь это — не каждому хозяину под силу. Вот и выходит, что где тонко, там и рвется.

А еще и наверху нет единства. В конце октября с резкой критикой ветеринарной службы Ростовской области выступил глава Россельхознадзора Сергей Данкверт. Летом с подобным заявлением в адрес Россельхознадзора, который не справляется со своими функциями в такой ответственный период, выступал главный ветеринарный врач области Геннадий Поляков.

Мы обратились напрямую к Денису Владимировичу Колбасову, доктору ветеринарных наук, директору Всероссийского научно-исследовательского института ветеринарной вирусологии и микробиологии:

— Кто виноват в распространении АЧС? И что можно посоветовать людям, на целый год лишенным привычного дела?

— Причина распространения АЧС — бесконтрольные перевозки животных. А посоветовать тем, кто оказался в очаге, можно только одно — заняться разведением какой-то другой живности. К примеру, овец, птицы.

Рекомендации — просты. Только как их реально выполнить? Помнится, еще за несколько лет до объявления национального проекта были у нашего минсельхоза замечательные предложения к районным, сельским администрациям: обеспечивать владельцев ЛПХ высокопродуктивным скотом, осуществляя при этом централизованные поставки животных, их отбор, ветеринарное сопровождение. Так или иначе, но людям надо помочь. Потому что очаги — ликвидировали. А как здесь будут жить завтра?