Кашарский район — один из самых экологически чистых уголков Дона. До него от промышленных центров — многие десятки километров. Раздольные  поля, покосы, луга, уютные островки рощиц, хвойные массивы. Места благодатные. Районной территории вполне  хватило бы на целых 20 княжеств Лихтенштейн.

Одним из главных занятий местного народа здесь издавна было  отгонное скотоводство. Оттого, судя по всему, и само наименование районного центра — Кашары. Некоторую погрешность его написания можно объяснить испокон веков применяемым на Руси принципом «как слышится, так и пишется», а то и простой безграмотностью древних писарей. Как бы то ни было, скот на этой земле разводить умели.

— И в советские времена отсюда всякий раз непременно везли отменных племенных быков, буренок, свиней, овец на самые престижные ярмарки, — вспоминает исполняющий обязанности главы Кашарского района Сергей Шматов.

На рубеже двух первых десятилетий XXI века «мясомолочная обстановка» на кашарской земле иная. Общерайонное стадо  КРС  едва дотягивает до 9 тысяч. Чуть больше пятой его части — в крупных хозяйствах, остальные — на личных подворьях. И это при том, что местные естественные условия словно специально созданы природой для животноводческого дела. Здесь почти 100 тысяч гектаров  территории — потенциальные пастбища и сенокосы, есть где развернуться любым тучным стадам. Вот только заводить эти самые тучные стада сегодня — дело хлопотное, затратное, долгое…

— Год назад наше молоко принимали по 4,50 за литр, в нынешнем — от силы по 7 рублей, — сетует Сергей Алексеевич. — Можно ли надеяться на, как говорится, свет в туннеле при такой оценке труда животновода? Фактически крестьянина вынуждают сегодня отказываться от производства молока, разведения КРС. Что очень обидно на фоне отечественных достижений в других сферах — банковском деле, торговле, нанотехнологиях….

Сергей Шматов исполняет обязанности главы Кашарского района всего лишь с середины минувшего апреля. По образованию он — ветврач. Последние годы руководил одним  из самых успешных хозяйств района — СПК «Рассвет». А еще возглавлял районное собрание депутатов. Обо всех проблемах «местного значения»  знает не понаслышке.

— Главная — работа, — уверен Сергей Алексеевич. — Без этого ни о каких улучшениях и светлом будущем района вообще  говорить не стоит.  Люди готовы и хотят работать, от сельского труда­то  их пока еще не отучили. Хлеб растить мы умеем добрый, но модернизация, современные интенсивные технологии растениеводства совершенно закономерно приводят к сокращению числа рабочих мест. Их­-то, рабочие места, для значительной части трудоспособного населения района способна обеспечить именно животноводческая отрасль. Уже начата  подготовка  к строительству у нас свинокомплекса на 150 тысяч голов. Он обеспечит рабочими местами 250 земляков. Планируем серьезное развитие птицеводства в районе, строительство утиной фабрики. «Птичья» отрасль дает относительно быструю отдачу, заниматься ею экономически выгодно. А вот на базе СПК «Рассвет» с его традиционной специализацией производства молока и говядины самым верным было бы создание районного центра по развитию именно этого направления. Говорю так не потому, что хозяйство, в которое почти тридцать лет назад попал я по распределению после вуза, давно стало мне по­настоящему родным. Просто накопленный там опыт может принести реальную пользу всему району…

СПК «Рассвет» — прямой наследник знаменитого в недавние времена одноименного здешнего колхоза. На исходе советской эпохи работали в нем четыре молочно­товарные фермы, набирала силу откормочная площадка для 5000 бычков. Вывести ее на полную мощность история тогда так и не позволила.

С прошлым и настоящим «Рассвета» меня знакомит заместитель его председателя по животноводству Николай Пудов. Сегодня в этом хозяйстве трудится почти сто человек. Земли — 7 тысяч гектаров. Животноводческую ориентацию СПК «выдают» поля кормового тритикале.

— Постоянно сотрудничаем с Северо­Донецкой опытной станцией, — поясняет Николай Николаевич. — Ее зерновое тритикале у нас тоже в почете.

Когда в недобрые годы СПК лишилось своего молочного стада, по инициативе Пудова приняли решение опробовать мясную калмыцкую породу. Начали тогда с двух бычков­производителей, а сегодня в новом стаде хозяйства уже около 900 рогатых «калмычек». Выглядят животные без всякого преувеличения образцово­показательно, хоть на всероссийскую ярмарку отправляй!

— Они даже из зимнего сезона выходят выше средней категории упитанности, — с нескрываемой гордостью рассказывает молодой животновод Сергей Серженко, обнаруженный нами вместе со всеми его подопечными и служебным конем Джамбулом на дальнем пастбище. — На луговых же кормах, сами видите, какие из них получаются красавицы. Вот сейчас много толкуют о кризисе, неспособности страны прокормиться собственными силами. А надо поменьше философствовать да побольше помогать собственному селу. Мы тогда не только страну свою прокормим, но еще и полмира в придачу. Для России это вовсе не впервой!