Почти 20 лет назад в Матвеево­-Курганском районе в поселке Ленинский, на землях которого располагался совхоз, тоже носивший имя вождя пролетарской революции, произошло событие, которое — получи оно в свое время огласку и поддержку на уровне правительства, могло бы повлиять на весь ход земельной реформы.

В 1992 году в момент реорганизации совхоза имени Ленина в ТОО «Сарматское» директор хозяйства Виктор Александрович Сенченко принял необычное по тем временам, но мудрое и дальновидное  решение: наделил земельными паями всех местных школьников. На общем собрании он сказал слова, которые и сегодня помнят люди: «Вырастут дети, пойдут учиться, кто­то уедет из села, пусть даже на металлургическом заводе будет работать, но они же — наши кормильцы, и каждый будет знать, что у него есть свой земельный надел, а это — большое подспорье в жизни».

С высоты нынешнего опыта наблюдений за ходом земельной реформы идея не просто здравая, а мудрая. И за предложение на общем собрании рабочие — родители ребятишек, наделяемых землей, проголосовали единогласно. Да только большинство ребят земли своей так и не увидели. Подтверждающие их право на землю документы исчезли, а паи странным образом «растворились» в угодьях хозяйства.

Пай — это очень странный предмет

Помните, какое определение придумал для меда смешной медвежонок Вини-­Пух? Мол, мед — это странный предмет, который вроде бы есть, и его тут же нет. Очень прав был автор с точки зрения психологической: детей надо с раннего возраста приучать к мысли, что далеко не все, что им обещано и положено, обретет реальные черты.

…Когда в 1992 году руководство совхоза обычным арифметическим способом поделило имеющуюся землю на количество работников, то пай оказался чересчур велик — почти 10 гектаров. А за стандарт в Матвеево­-Курганском районе был принят земельный надел размером в 6,79 гектара. Тогда стали подгонять площадь пая к общепринятому — снизив его до 8 га и расширив количество участников коллективно­долевой собственности. Пошли навстречу «социальной сфере»: земельные паи размером в 8 гектаров получили не только работники хозяйства, но и учителя, и воспитатели, и нянечки детского сада, и почтальоны, и продавцы. Принятый на тот момент закон право распоряжения землей отдал на откуп трудовым коллективам. В нем было оговорено, что на паи имеют право и неработающие пенсионеры, проживающие на территории сельского поселения, и служащие в рядах Вооруженных сил, и студенты, направленные на учебу от хозяйства, а прочие категории — те же работники социальной сферы — могли попасть «под раздачу» только по решению общего собрания. Но и  после нового передела в остатке — солидный клин. Остаток неподеленной земли необходимо было в соответствии с законом отдать в районный фонд перераспределения. А  жалко. И тогда директор хозяйства Виктор Александрович Сенченко сделал ловкий ход: распределил оставшуюся землю между учениками школы. В общем списке пайщиков фамилии школьников идут начиная с №268 по №447. Фактически, все было хорошо и по совести продумано. А чем крестьянские дети от взрослых отличаются? Те, сколько себя помнят, хозяйству помогали: зимой вручную семечки калибровали на семена, летом — пололи общественный огород, убирали сады, нужна была их помощь и на току, и в поле. Школьники­«работники» с пятого класса уже были оформлены в хозяйстве: получали зарплату. Мне показали ксерокопии ведомостей, датированных именно 1992 годом, где рядом с их фамилиями значились вполне приличные деньги.

— Наши дети сами себе на одежду зарабатывали! Мы ребят в школу за их счет собирали! — с гордостью говорили мне жители Ленинского.

Почти десять лет все было тихо и спокойно.  Но дети выросли, стали совершеннолетними и попытались реализовать свои права. 

Заплати налоги и не спи!

…Сидя в прохладном помещении сельского клуба, люди вспоминали все, о чем в самом начале девяностых шла речь на общих собраниях, словно это было вчера, порой перебивали друг друга — дополняли сказанное. Будущее детей им казалось вполне обеспеченным. Восемь гектаров земли, конечно, богатства не принесут. Но это — лучше чем ничего, пусть маленький, но — стартовый капитал. «Розовые» свидетельства о праве на земельную долю некоторые из ребят, чьи родители первыми спохватились, получили. И одно из них — чудом сохранившееся, мне продемонстрировали как доказательство того, что никому ничего не приснилось, и все было на самом деле так, как рассказывают люди.

Но в феврале 2001 года — как раз накануне очередных выборов главы района, произошли странные события. На свет появился протокол общего собрания пайщиков, которые в момент реорганизации ТОО «Сарматское» (правопреемника совхоза имени Ленина) в ООО единогласно проголосовали за «отъем»  земли у бывших теперь уже учеников. В соответствии с Уставом ТОО, в котором записано, что только общее собрание ТОО имеет право лишить собственников имущественных и земельных паев. Надо думать, в тот момент, когда сие деяние происходило, случилось массовое повреждение рассудка у членов ТОО: практически те же люди, что наделили своих ребятишек несколько лет назад землей, теперь дружно их же ее лишили. При этом еще одна странность имеется: никто из родителей «лишенцев» факта этого голосования не припоминает.  Напротив, утверждают, что такого голосования не было. А покидающий пост главы района Владимир Сулименко по заявлению директора ТОО «Сарматское» Сенченко своим постановлением лишил уже выросших собственников земельных паев: «…в связи с ошибочным включением в списки собственников земельных долей ТОО «Сарматское» лиц, не имеющих права на земельные доли». Вот так, без суда и разбирательств, без извещения и лишних вопросов. На наш запрос по этому поводу  генеральный директор юридической фирмы  «Лукьяненко, Чуцков и партнеры» Алексей Лукьяненко пояснил, что  несовершеннолетние в трудовых отношениях приравниваются в правах к совершеннолетним. Так что дети, работавшие в совхозе во время учебы, имеют право на бесплатную приватизацию земельной доли в соответствии с Указом Президента №213 от 02.03.1992 года.

Отъем земли прошел бы себе тихо и спокойно, поскольку крестьяне наши в бумажных вопросах не подкованы: лежат себе свидетельства о праве на землю в сейфе у председателя — и ладно. Целее будут. Но тут налоговая служба подняла тревогу: почему это собственники земельных наделов налоги не платят?

А никто и не против. Но для того, чтобы налог заплатить, землю надо в юстиции оформить. Народ потянулся за справками, стали обращаться в земельный комитет и выписывать свидетельства о праве собственности.

И тут Сенченко повел себя совсем не так, как того можно было ожидать от человека, принявшего когда­то мудрое и справедливое решение. Он обратился к руководителю комитета по земельным ресурсам и землеустройству с просьбой: не выдавать справки для оформления свидетельств о регистрации права на земельные участки в коллективно­долевой собственности ООО «Сарматское» до решения суда. Свидетельства перестали выдавать. Начались суды, где ООО «Сарматское» выступает против «кормильцев»…

Если бы земли лишили всех «учеников», то вполне возможно, обошлось бы и без скандала, мол, ошибка вышла, теперь ее исправили. Но в 1995 году Сенченко выдал землю всем классам, в которых учились дети руководителей хозяйства — его собственные, главного агронома. Их дети стали собственниками земли, когда им исполнилось по 18 лет. А вот детям рядовых работников в этом праве было отказано.

— Меня встретила односельчанка и спрашивает: «Ты получила свидетельство на Сережку?», — рассказывает одна из женщин. — Мой парень как раз в этот момент в Чечне служил. Он одногодок председательских детей, только из другого класса. А я о получении свидетельства и не слышала. Пошла в правление, оттуда — не солоно хлебавши: ответ был краткий — пусть отслужит, тогда и поговорим. Так этот разговор и завис в воздухе.

Но тем, кто успел получить свидетельства о праве собственности на землю, это радости не принесло. Сенченко руками развел: мол, у нас для вас земли нет! Поскольку к тому времени «дальновидный, мудрый и справедливый руководитель» уже успел произвести с участком незамысловатую процедуру, став добропорядочным его приобретателем. В том же 2001 году, получив от Сулименко постановление, лишившее 181 человека земельных паев, он отдал 350 гектаров земли в районный фонд перераспределения. И тут же получил эту землю назад, оформив ее на 49 лет в аренду, и организовал на ней собственное хозяйство — «Сармат­Элита».

Только народ еще считать не разучился. Умножили 8 гектаров на 181 пайщика­лишенца, получили виртуальный земельный участок в 1448 гектаров, вычли 350 гектаров, которые получило «Сармат­Элита», и спрашивают: «А где еще больше тысячи га?»

Резонный вопрос. Ведь именно те, кому земли не досталось, кто ею не пользуется, не получает на пай арендной платы, несут налоговое бремя.

Многочисленные проверки и разбирательства, суды результата не дают. Странная ситуация. Земля ведь не может исчезнуть бесследно. Где, в каких дебрях Амазонки потерялась земля пайщиков бывшего совхоза имени Ленина? Кто ею пользуется? Неужели это так трудно установить соответствующим службам? Есть и земельный комитет, и кадастр, где могли бы и посчитать количество земли, и определить, где она расположена. Но до определенного момента не было, правда, доброй воли властей и справедливого подхода к решению проблемы. 

Клада нам не надо

Когда в 2001 году главой района стал Александр Криворотов, люди обратились к нему со своей проблемой. Тот на словах пытался «усовестить» обидчика, мол, отдай людям землю. Но слова с делом в данном случае связаны были как­то странно. Ведь вернувшиеся в районный фонд 350 гектаров бывшей совхозной земли, которые можно было оформить хотя бы на 40 человек, оставшихся с бумажками­свидетельствами на руках, нашли другого хозяина — Сенченко. В 2010 году Криворотова сменил Александр Рудковский. И первым делом, после того, как к нему обратились родители «лишенцев» — отменил как незаконное постановление бывшего главы района Владимира Сулименко № 146 от 20 февраля 2001 года.  Казалось бы — справедливость восторжествовала: 181 человек снова получил право на свою землю, которой их незаконно лишили.

— Люди ко мне обратились за помощью, и я сделал все, что от меня зависело, — сказал при встрече Александр Анатольевич. — У людей есть свидетельства о праве собственности на землю. Они платят за нее налоги. Площадь пашни в ООО «Сарматское» за все эти годы не изменилась, за исключением «фокуса» с 350 гектарами, которые увели у собственников буквально из­под носа при невмешательстве властей. Теперь просто нужно разрешить этот конфликт: вернуть людям землю.

Но люди сами ведь не могут пойти и забрать паи? Нет. Но и не платить налоги за землю тоже не могут. Когда одна из «собственниц» запоздала с уплатой налога, ей пригрозили, что придут судебные приставы и опишут имущество. Люди исправно платят налоги, опасаясь лишиться крыши над головой. Два дела: о «детской земле» и иск «Сармат­Элиты» к нынешнему главе района Александру Рудковскому, который якобы принял неправомерное постановление в пользу крестьянских детей, сейчас рассматриваются в арбитражном суде. Каким будет его решение?