Интересное продолжение получила тема, поднятая в материале «Крестьянский бунт» нынче не страшен», опубликованном в нашей газете в № 470 от 23 августа.

Мы рассказали историю Михаила Фоменко — фермера первой волны, который начинал свое дело в 1991 году. Так случилось, что сам глава Родионово-Несветайского района Юрий Проскурин стал его партнером.

Фоменко работал на земле, а прибыль пополам делили. Через несколько лет господин Проскурин потребовал включить его супругу Татьяну Федоровну в состав соучредителей предприятия, которое было перерегистрировано как ООО. Затем к делам ООО «Степное» приобщился сын компаньона — Василий Проскурин — известный в определенных кругах своей активной предприимчивостью. Предприимчивость эта частенько приводила к развалу дела, за которое тот брался. Василий Проскурин начал реализацию зерна, которое производило ООО «Степное» через ИП, зарегистрированное на его супругу… От деятельности Василия Проскурина ООО «Степное» получило только прямого ущерба около 20 миллионов. Добром решить дело не получилось, долги возвращать никто не собирался, и Фоменко написал заявление в областное УВД. Да только все вернулось в райотдел. А кто в районе пойдет против главы?

Конфликт нарастал. Вместо возвращения долгов в ООО «Степное» от Фоменко требовали раздела хозяйства: и имущества, и земли, в том числе и арендованной…

Но тут казус с Василием приключился: он гражданину из Новочеркасска деньги не вернул. А тот в суд подал. И 25 октября нынешнего года Кировский районный суд Ростова-на-Дону назначил Василию Проскурину наказание в виде 4 лет лишения свободы в колонии общего режима. Меру пресечения осужденному В.Проскурину в виде подписки о невыезде суд постановил изменить, взяв его под стражу незамедлительно в зале суда.

Но, видимо, Василий Проскурин о возможном приговоре догадывался, и на его оглашение не явился. То есть исполнить решение суда не представилось возможным. По идее надо объявлять розыск. Но Василия Проскурина никто искать не собирается.

Сей казус весьма удивил потерпевшего, все-таки обманул его Василий на 10 миллионов рублей, и он обратился к судье Кировского районного суда Е.В.Пипник с наболевшими вопросами: по какой причине не ищут осужденного В.Ю.Проскурина? Нельзя ли незамедлительно принять установленные законом меры к объявлению его в розыск и задержанию?

Вот ответ судьи Е.В. Пипник: «…в соответствии с действующим законодательством вопрос об объявлении в розыск лица, скрывшегося от исполнения наказания в виде лишения свободы, может быть рассмотрен после вступления приговора в законную силу».

Это получается, любой подсудимый, находящийся под подпиской о невыезде, может на оглашение приговора не явиться и автоматически уйти от наказания?

Не все так просто.

Надо думать, В.Ю. Проскурин, не явившийся на вынесение приговора, серьезно надеется, что после кассационного представления приговор кардинально изменится. Такую надежду ему подарил государственный обвинитель по делу — помощник прокурора Кировского района Ростова-на-Дону Е.И.Козлова.

Она в течение года вела дело. Она требовала — и это слышали все присутствующие на суде — назначить подсудимому 4 года лишения свободы. И требование это суд удовлетворил. А после приговора появляется кассационное представление Е.И. Козловой, в котором она пишет, что «…вышеуказанный приговор постановлен в нарушение закона и подлежит отмене, поскольку выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, судом неправильно применен уголовный закон, нарушен уголовно-процессуальный закон. Кроме того, согласно ст. 383 УПК РФ несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного. При таких обстоятельствах приговор не может быть признан законным и обоснованным, следовательно, подлежит отмене».

Что узнала вдруг прокуратура о Василии и его деяниях, если требует отменить приговор, который в точности соответствовал требованиям самой прокуратуры?

И на что теперь надеяться остальным потерпевшим, тому же Фоменко, к примеру?