Нынешней весной в газете «Сальская степь» прочитал, что доярка из села Новый Егорлык Светлана Радченко на МТФ–1 СПК «Русь» вышла на рекорд:

«…  с результатом, которого в истории Сальской степи не было ни разу: 5.036 килограмма молока от каждой фуражной коровы. Как говорится, снимите шляпу!»

Я позвонил в Новый Егорлык своему доброму знакомому Владимиру Федоровичу Скосарю, много лет проработавшему в СПК «Русь», а с самого начала проведения реформы местного самоуправления возглавляющего Новоегорлыкское сельское поселение. поздравил с рекордом совсем не местного значения. В шутку спросил еще, не  розыгрыш  ли это коллег —журналистов из «Сальской степи», поскольку сообщение о рекорде в аккурат накануне всемирного Дня смеха опубликовано было.

—  Рекорд самый что ни на есть настоящий, — заверил Владимир Федорович, — но и проблем, к сожалению, хватает. Резко сократилось поголовье КРС в селе Романовка, входящем в состав нашего поселения, тревожная обстановка сложилась и в СПК «Русь». Хозяйству пророчат неминуемое скорое банкротство и полный развал. Да вы приезжайте к нам, увидите всё на месте, с людьми пообщаетесь.

Вот тебе,  бабушка, и Юрьев день! Хозяйство–рекордсмен и — банкротство, полный развал?

При первой же возможности еду в Новый Егорлык «увидеть всё на месте». С этой территорией Сальского района  знаком не по-наслышке. В разное время доводилось освещать здешнее воплощение в жизнь реформы местного самоуправления, завидные успехи в дорожном строительстве, проводить прием читателей «Нашего времени», писать о по–своему уникальных местных школах, о дружной многодетной семье из Романовки. О самом же СПК «Русь» знал, пожалуй, лишь то, что сельхозпредприятие это для Нового Егорлыка — базовое, основное, крепкое, как это повелось в новые времена называть,  «градообразующее». Ко всему хозяйство это – разнопрофильное, занятое и традиционным хлеборобством, и выходящим ныне из сельскохозяйственной «моды» животноводством с такими его направлениями, как свиноводство, овцеводство, разведение КРС, молочное производство.

С 2010 года у штурвала СПК — бывший главный инженер хозяйства Игорь  Пластун. Человек местный, коренной. Сын свинарки и тракториста из знаменитого в своё время здешнего колхоза  «Ленина» — предшественника СПК «Русь».

—  А его предшественником на этом посту, — рассказывает Скосарь, — был Андрей Светличный, поначалу проявивший себя хорошим организатором. Потом пошли нарушения. Прибрал, например, земельные паи, оставленные по решению общего собрания для ребят, служащих в армии. Обижал людей, тринадцатую зарплату не платил. В один «прекрасный» день выяснилось, что из бывших земель кооператива в их с женой  собственности оказались две тысячи гектаров. Еще три тысячи ушли двум гражданам из его окружения... Об этом узнали — на отчетно–выборном общем собрании СПК рассказал Игорь Пластун, и люди практически единодушно избрали его в руководители.

—  Такой переворот получился, — смущается в разговоре Игорь Вячеславович. — Выдвинуть свою кандидатуру я решил, когда узнал, что «Русь» потеряла  почти четвертую часть земли. Нарушения по землепользованию, подделка документов, подписей. Много было несправедливости. Понимаю, конечно, что избрали меня на волне обид и возмущения. Но моя главная цель — сохранить хозяйство, рабочие места, обеспечить четыре сотни работников достойной зарплатой.

Как бы то ни было,  за первых два года  Пластуну и подобранной им команде управленцев удалось многое. О состоянии ведения хоздеятельности, учета, доставшимся  им в наследство, можно судить  по тому, что в СПК не были  оформлены в надлежащем порядке договорные отношения с собственниками земли, существовал лишь общедолевой договор. В собственности СПК числилось всего–навсего 10 (десять) гектаров оформленной земли. На сегодняшний день эта цифра выросла до 800 гектаров.

По словам нового юриста «Руси» Дмитрия Николаевича Середина, не были оформлены  имущественные паи, производственные помещения,  хозпостройки  и даже … управленческое здание СПК. Только за минувший год заключили более 1000 договоров аренды на общую  площадь в 12000 гектаров земли. Каждый договор, как положено, прошел госрегистрацию, органы юстиции. Откровенно говоря, тоже рекорд, хотя и весьма специ-фический.

Беда пришла 16 июня минувшего года, когда градом были полностью уничтожены 2217 гектаров посевов озимых, ячменя, гороха, подсолнечника. Ущерб — до 40 миллионов рублей. Это, разумеется, не могло не сказаться на состоянии экономики СПК. Средний уровень зарплаты были вынуждены понизить с 15000–15500 рублей до 12000. Из личного состава работников хозяйства, несмотря ни на что, никто не был ни уволен, ни сокращен. В одном из районных изданий, однако (еженедельной газете юго–востока Ростовской области «Неделя нашего региона») появились публикации, в которых и было заявлено о близком «конце света», неминуемом для «Руси». Во всех бедах обвинили нового руководителя… подзаголовком «Руководство СПК (СА) «Русь» ведет хозяйство к намеренному банкротству».

—  Постарались на меня, как говорится, всех собак  навесить, — грустно улыбается Пластун. — До абсурда доходят. Вроде того, что лично я еще в 90–е разрушал систему бывшего орошения. Фотоиллюстрации  сделаны с тех развалин, которые появились ещё задолго до моего назначения  главным инженером СПК. Из почти сотни подписей под письмом, якобы пришедшем в редакцию, большинство сфальсифицированы или получены обманным путем. В гараже, к примеру, их собирали якобы для собрания, посвященного прошедшему граду. Кое–кого уверяли, что подписи – за проверку правил техники безопасности. У меня есть и письменные сообщения наших работников, ни под чем не ставивших свои подписи вообще. Что касается намеренного банкротства СПК, оно мне и в страшном сне не виделось. Уверен, наши люди это понимают.

Сколь серьезны были просчёты нынешнего руководства «Руси», есть ли в них некий умысел? Почему банкиры сегодня стали дружно отказываться кредитовать хозяйство, которому средства ныне жизненно необходимы? Бывший военный журналист, не экономист и не юрист, я не вправе давать оценку ситуации, создавшейся вокруг базового хозяйства села Новый Егорлык. Потому  не буду этого делать. Позволю только привести здесь слова жителей Нового Егорлыка, с кем довелось пообщаться.

Доярка Светлана Радченко: «Не справляется наш председатель? Да если бы он не справлялся, у нас бы уже и фермы не было. Развалить хозяйство никому не дадим. Коллектив у нас дружный, сплоченный, в работе заинтересованный по–настоящему. Да ведь всем и детей поднимать надо. Женить, замуж выдавать. Куда мы без хозяйства?»

Механизатор Михаил Светличный: «С новым председателем стало хуже? Да это пишут те, кому теперь здорово на хвост наступили. А руководитель наш всё делает с умом, правильно. Даже если ухудшение ещё стрясется, народ его поддержит однозначно».

Глава Новоегорлыкского сельского поселения Владимир Скосарь: «Никакой катастрофы не предвижу. Обстановка в коллективе нормальная, рабочая. Люди обстоятельства понимают, развала не допустят. Хозяйство жило, живет и будет жить. И новые рекорды ставить. А это банкротам и не снилось».

Председатель совета ветеранов СПК Иван Диденко: «Если бы Пластуну не мешали работать, больше пользы было бы во всех масштабах. И для поселения, и района, а  то и – области. Хозяйств, подобных нашему, сегодня по всему Дону — считаные единицы. Их беречь надо, заботу проявлять, а не рубить под корень. Недоброжелателей–то, разумеется, во все времена хватало. Оторвали и тут кой–кого от кормушек, вот они и бузят!»

Оператор газового оборудования Александр Шестаков: «Ситуация тяжелая, но свет в конце туннеля виден. Нужно меньше болтать, больше делать. Лодку никаким инициативным группам не опрокинуть. А председателя все поддерживают, ему доверяют. Это хорошо было видно на последнем общем собрании».

Техник искусственного осеменения Василий Зайцев: «Руководитель правильный, потому большинство за него. Видим реальные дела, реальные планы. Делает все, чтобы СПК сохранить. Град, конечно, здорово подвел, но жизнь вовсе не закончилась».        

                                     

Записей, подобных вышеприведенным, в моем диктофоне много, на все не хватит, пожалуй,  целой газетной полосы. Потому закончу эту историю цитатой из материала «Есть первая пятитысячница!», опубликованного 30 апреля в «Сальской степи»: «… Слово «производство» мы, газетчики «Сальской степи», пишем с большим удовольствием и даже с радостью. Особенно, если эта тема связана  с общественным животноводством. Которое масштабно у нас сохранилось только в трёх хозяйствах: в «Южном», «Белозерном» и, конечно, в «Руси»…»