В донской глубинке пекут самый вкусный в мире хлеб

Алла Скок: «У нас хлебушек пахнет добром и родимым домом».

Нигде не найдете вы такого хлеба, какой пекут в донской глубинке! Чтобы был высокий, но не хлипкий, а наполненный какой-то внутренней силой – ты его сжимаешь, а он на глазах прежнюю форму принимает. Чтобы корочка хрустела, а сам он не черствел долго-долго и каждое утро был таким аппетитным и желанным. Именно такой хлеб я и привезла из командировки в город Пролетарск. Вся семья, пока не съели его до последней крошки, удивлялась: как же он может и на третий, и на пятый день быть… свежим?

Тот, кто разбирается хоть немного в этом деле, сразу поймет: чтобы выпечь такой хлеб, должен быть в пекарне свой секрет. И секрет в пекарне ООО «Энергия», которая уже почти 20 лет снабжает жителей города Пролетарска и района хлебом и не только, точно есть. И не один. 

20 с небольшим лет назад на том месте, где сейчас располагается основное производство ООО «Энергия» – мельница, рисовый завод, пекарня, зерносушилки, гараж, ангары – был пустырь. Первый построенный склад положил начало торговле бытовой техникой. А первые заработанные деньги в декабре 1995 года вложили в зерно, из которого смололи муку и тоже продали. Потом задумались: есть мука, почему нет пекарни? Купили оборудование и по новой технологии испекли вкуснейший хлеб.

– Тогда, кроме серого и белого кирпичика, в магазинах ничего не было. И первый наш хлеб показался нам таким вкусным, что мы сами им наесться не могли, – вспоминал Владимир Бухтияров, генеральный директор предприятия. – Чтобы снизить затраты на производство, решили зерно не покупать, а выращивать. Взяв в аренду у собственников 1000 гектаров земли, треть засеяли озимыми. Технику собрали чуть не из металлолома, на другую средств не было…

Пекари Игорь Сопельняк, Владимир Горбань, Дмитрий Бенда и Владимир Пахомов в своем деле все равно что кандидаты наук.Сегодня предприятие обрабатывает почти 13 тысяч гектаров пашни. Треть – под пшеницей. Для хорошего хлеба нужна хорошая мука, для хорошей муки – хорошее чистое зерно. Построили свой ЗАВ для его очистки, переоборудовали мельницу. Понятно, что пекарям со своими мельниками можно договориться: чуть не такая мука пошла – пекари тревогу бьют, мельники сразу берутся за наладку оборудования или предупреждают – с этой мукой мы ничего сделать не можем, в пекарне ищите средства для улучшения хлеба. Вот этими самыми «внутренними резервами» я и заинтересовалась больше всего. Чтобы их выведать, пришлось заняться чуть ли не «промышленным шпионажем». Ведь в пекарне идет такая напряженная работа, что разговоры вести ни пекарям, ни упаковщикам, ни кондитерам некогда. 

Смотреть и пробовать разрешили сколько угодно, даже  снимать все подряд, лишь бы только от дела не отвлекала. Потому пришлось прибегнуть к некоторым профессиональным хитростям.

– Алла Анатольевна, – позвала я заведующую пекарней. – А у вас хлеб часто подгорает?

– Не может быть! – Алла Анатольевна, стремительно в очередной раз летевшая мимо меня, схватила в руки аппетитную буханку. – Где вы видите подгоревший хлеб? У нас такого сроду не было! Да за качество хлеба каждая смена бьется!

Даже прикосновение к хлебу упаковщицы должно быть добрым. У Валентины Каплий это получается.Фотоаппарат как раз успел запечатлеть ее победный вид, когда она убедилась, что журналист… ошибся. И тут же умчалась на зов кондитеров. Пекари у стола, на котором раскатывали «зародыши» будущих булок, стояли с такими серьезными лицами, словно собирались без отрыва от производства защищать кандидатскую диссертацию. Я им тут же сообщила о своем впечатлении, и они расхохотались, заверив, что я не ошиблась и что они вполне это могут сделать по теме хлебопечения. 

Фото удалось, контакт был установлен, дальше дело пошло веселее.

Каждый по-своему пытался объяснить, что для них хлеб – это их все. Что пекарня – главное дело в жизни каждого. 

– Как вам сказать о главном секрете? – подбирал слова один из пекарей. – Для меня родина пахнет хлебом. Каким он в таком случае должен быть?

Профессия пекаря на этой пекарне сугубо мужская. 16 крепких профессионалов круглосуточно пекут хлеб: 15 тысяч булок, примерно семь тонн изделий в сутки. В смене у каждого свой конек: один хлеб заводит, следит за тем, как он расстаивается, сколько времени на это нужно в каждой конкретной партии. Тот, кто на печах работает, следит, какую температуру дать, когда хлеб готов. Тут нет четких стандартов. Выпечка хлеба – живое дело.

Шестеро водителей с двух часов ночи на ногах, а если непогода – то и раньше, точнее на колесах, везут хлебушек по самым отдаленным хуторам и поселкам района. Для первых посетителей засветло открываются шесть торговых точек «Энергии», где отпускают хлеб по ценам предприятия. Люди любят продукцию этой пекарни. Не дай бог, что не по вкусу – к водителям сразу с претензией. Те – и за экспедиторов работают, и за сбыт ответственны – к начальнице. Алла Скок каждую жалобу, каждое недовольство покупателей воспринимает как личную недоработку. И потому сразу берется не виноватого искать, чтобы стружку снять, а ищет причину проблемы. 

– Мне говорят, ты за своих всегда горой, – делится со мной Алла Анатольевна. – А как их не защищать, если я знаю и вижу, какая тяжелая у людей работа и сколько души они в нее вкладывают?

Действительно, когда на улице стоит жара  45 градусов, в пекарне – все 60. Но в таком тонком деле, как выпечка хлеба, кондиционер может все испортить. Вот и работают действительно до седьмого пота.

Зимой тяжелее всего водителям. Они в любую погоду выходят на трассу – хоть снег, хоть гололед – как людей без хлеба оставить? А если машина в дороге сломалась? Коллегу после своей смены товарищ едет вытаскивать, помогает ремонтировать – простои здесь недопустимы. И без взаимовыручки, да и без взаимоконтроля – никак. 

– Я иногда думаю, жаль, что у нас всего несколько семейных пар в пекарне работают. Было бы больше – мне было бы много легче, – рассуждает Алла Анатольевна.

Все дело в том, что жены пекарей, если узнают, что какие-то проблемы с хлебом возникли, такую головомойку могут своим половинкам устроить, что начальнице и не снилось. 

– Слышу, коллеги говорят им: мол, чего шумите, накажут – так по семейному кошельку ударит. Отвечают: пусть ударит, качество хлеба дороже стоит.

Вот такие здесь секреты. 

А с приходом Аллы Скок еще одна сила притяжения появилась у пекарни. Уговорила Алла Анатольевна директора кондитерский цех открыть. Дело для предприятия новое, желание работать есть, а что и как нужно – никто не знает. Приглашали технологов из Ростова, те обучали новый коллектив кондитеров, который уравновесил силы: в него пришли исключительно женщины. Теперь здесь больше полусотни наименований сдобной продукции – булочки разные, кексы, печенье, безе, тортики. И все – отменное. Стоит по нашим временам копейки, а выпекают кондитерских изделий в сутки почти на 50 тысяч рублей. В праздники до 80 тысяч рублей объем продукции доходит. 

Самый главный секрет мне раскрыли на прощание: каждое прикосновение к хлебу должно быть добрым. Тогда и он добрым будет. И эта правда относится и к пекарям Виктору Полещуку, Сергею Зотьеву, Евгению Дзюбе, Петру Белику, к водителям Денису Костюченко и Денису Рак, к кладовщицам Ольге Дзюбе и Анне Ретивовой, к упаковщицам – двум Валентинам – Каплий и Прокопенко, пекарям-кондитерам Ирине Видерниковой и Ирине Двоеглазовой. И такой секрет ни за какие деньги не переймешь. Его душой чувствовать надо.