В редакцию «Нашего времени» обратились читатели из хутора Семимаячный Белокалитвинского района: «Фермер, с которым у нас заключен договор аренды, передает нас другому арендатору. А тот – чужой, какой с него спрос?» Обеспокоенные хуторяне просили, чтобы журналист приехал на собрание пайщиков и помог объективно оценить ситуацию.

Как пожилым пайщикам отстоять свои права? Ведь условия чаще всего диктует арендатор, а не согласен – бери землю и сам обрабатывай.

Такие разные арендаторы

В хуторе Семимаячный по журналистским делам я была пять лет назад, писала как раз о фермере Александре Касьянове – материал назывался «Секреты выживания Касьянова и К» (№ 150 от 13 мая 2010 года), который теперь, в 2016 году, от аренды земельных паев односельчан отказался и предложил переуступить их ООО «РосАгро», что в соседнем хуторе Чернышев работает уже два года. Что случилось за пять лет с благополучным когда-то хозяйством, если 1600 гектаров земли – 1200 пашни и 400 пастбищ – на сторону отдает? 

Сельский клуб в Семимаячном стоит на горе: возвышается над селением и продувается всеми ветрами, при этом – не отапливается. Но селяне народ привычный, и такое обстоятельство их мало волнует. Другая у них забота: что делать в сложившейся ситуации – давать добро на переуступку права аренды или нет? Народ гомонит о том, что такой-сякой Касьянов ни разу за все годы собрания не собрал, с людьми не поговорил. Вот и сейчас так хотелось ему свои обиды высказать – выплеснуть наболевшее, а им в самом начале собрания адвокат Светлана Поддубная, нанятая ими же для защиты их интересов, объяснила популярно, что «разговора по душам» не получится.

– Главный вопрос на собрании – один, который был месяц назад указан в объявлении в газете: «Об уступке прав аренды земельного участка обществу с ограниченной ответственностью «РосАгро». И никаких решений по иному поводу собрание принимать не уполномочено. И оснований для расторжения договора с нынешним арендатором нет, поскольку никто из пайщиков с письменными претензиями к нему не обращался, – увещевала Светлана Викторовна расходившихся пайщиков, которые вдруг «вспомнили», что никакого договора на 10 лет – до 2019 года – они с фермером Касьяновым не заключали, и вовсе не имеют понятия о таком важном пункте, как переуступка прав аренды. В адрес фермера неслись с мест обвинения достаточно обидные, и, надо думать, далеко не все – справедливые. К примеру, не всем пайщикам налог, уплаченный ими за три года за землю, компенсировал. Это факт. И обещания сделать это – туманные, «по возможности». А вот утверждения, что никто из присутствующих договор аренды не подписывал и в глаза не видел, звучали странно. Ведь арендную плату исправно все получали. Причем часто – больше, чем записано в договоре. И этот факт ни у кого возмущения за пять последних лет не вызвал.

Но все объяснимо. Переход собственников паев от одного арендатора к другому – такой болезненный и трудный, словно по живому режут. И не всегда общим собранием дело решается. Тут же по соседству в Грушевке и Чернышеве тоже серьезные разногласия были у пайщиков с арендаторами. Наша газета писала об этом в материалах «Кому в товариществе веры нет» (№ 373 от 14 сентября 2011 года), «Четвертое измерение» (№ 564 за 4 октября 2012 года), «Брошенные: земля и люди» (№ 627 от 21 ноября 2013 года). У части грушевцев, что отдали свою землю местному фермеру Титову, паи стояли необработанные, поросшие сорняком, арендной платы, разумеется, люди не получали. Вот и боролись за расторжение договора в суде. И ни один год. В итоге перешли к другому фермеру – Анатолию Гладышеву, и теперь живут, как говорится, не зная горя. Кстати, он тоже был героем нашей публикации – «Трудно в одиночку» (№185 от 4 июля 2010 года), где мы рассказали о том, что хотя своих пайщиков Анатолий Иванович не обижает, но у самого проблем постоянно – выше крыши: то выращенный скот по приемлемой цене продать не может, то за ростом цен на ГСМ, семена, средства защиты растений не успевает. 

Но при этом в его хозяйстве в хуторе Мечетном в ТНВ «Гладышев и К» постоянно что-то строится, какие-то планы реализуются, налог земельный за пайщиков платится, и урожаи получают намного больше, чем соседи. 

У соседей в Чернышеве, что через речку от Семимаячного, в 2012 году очередные арендаторы тоже забросили часть пашни – перестали ее обрабатывать, как неперспективную. А пайщикам сообщили, что они – банкроты и получать арендную плату за землю больше не будут. 

Народ на собрание в клуб точно так же тогда собрался, и главной заботой было найти хоть какого-то арендатора, чтобы земли, сорняком поросшие, от полной гибели спас. Через полгода заключили договор с ООО «РосАгро». И теперь предприятие готово взять и земли хутора Семимаячного. 

– Тем, кто работает, зарплату не задерживаем, аренду тоже платим вовремя. Если у кого-то возникнут проблемы, приходите – я не перед кем двери запирать не буду, – сказал на собрании генеральный директор ООО «РосАгро» Евгений Тараненко. – Дадите «добро» – обязательства по действующему договору будем выполнять. На «нет», как говорится, и суда нет.


И выбора нет

В свое время механизатор Петр Помозков всю жизнь на этих землях проработал, имеет правительственные награды, а теперь от земельного пая одна головная боль: что с ним делать?Люди на собрании пайщиков проголосовали «за» переуступку. Выхода другого, по утверждению их адвоката, просто не было. 

– У Касьянова нет средств, чтобы в нынешнем году расплатиться с пайщиками, – объяснила Светлана Поддубная. – Если сейчас землю не возьмет в обработку новый арендатор, люди останутся и в 2016, и, скорее всего, в 2017 году без арендной платы. Будут судиться с фермером – больше потеряют.

– Хозяйство подкосили засухи, – пояснил Александр Касьянов. – Четыре года назад полностью выгорели озимые, что серьезно подорвало экономику КФХ: страховая компания компенсировать ущерб отказалась. И последние три года засуха не позволяла взять то, на что рассчитывали, соответственно вложенным деньгам. Решил для себя: оставлю небольшое фермерское хозяйство, столько земли, сколько смогу обработать.

Да, Александр Алексеевич свою перспективу видит. В ТНВ Касьянов и К – и ферма осталась, и другое имущество бывшего коллективного хозяйства. А у пайщиков то, что в договоре записано: тонна триста зерна в год после уборки урожая. Причем лишь триста килограммов продовольственного, которое на муку идет, остальное – фураж. Новый арендатор по своей инициативе им ничего не добавит. Какой ему в этом интерес? И ведь никуда от единственного для них способа использования земли они не денутся: размежевать общедолевую собственность сегодня – очень дорого и хлопотно. Потому и те, кто унаследовать должен бы землю – крестьянские дети и внуки – к работе на ней особенно не стремятся, в город уезжают или в соседних шахтерских поселках себе применение находят. 

В 2011 году жительница Грушевки Валентина Корнюшкина обратилась в редакцию с письмом, в котором были такие строки: «Грушевка наша гибнет. Помогите нам спасти хутор». Спустя два года из соседнего Чернышева от Людмилы Образцовой пришло похожее письмо: «Наш хутор на грани вымирания». С такой же болью говорили о Семимаячном и своей судьбе его обитатели – бывшие прославленные механизаторы, доярки, нынче – выживающие без особых секретов – на крупе да на картошке. На свою пенсию селяне не разгуляются. Арендная плата за землю мизерная, позволяет кормить целый год три десятка кур, с лета – десяток уток, да собачке кашу варить.

В комментариях, сделанных на сайте газеты к прежним публикациям на эту тему, многие наши читатели благодарят за освещение проблемы и подчеркивают: мелкие собственники земли, пайщики, остаются перед арендаторами фактически бесправными. «Бюрократия, беззаконие, полное отсутствие чувства ответственности со стороны арендаторов зашкаливает. У людей уже нет ни сил, ни желания бороться. Многие из них готовы за гроши продать эти паи, чего наверняка кто-то и добивается».

Хочется верить, что найдется новый арендатор, который свои обязательства по договору исполнит. Очень нужны в Семимаячном для местных жителей рабочие места, возможно, в перспективе – и животноводство. Все-таки пастбища надо использовать по назначению.  А там – жизнь покажет.