Председатель СПК «50 лет Октября» Сергей Сухомлинов 33 года руководит предприятием и упорно сохраняет животноводческую отрасль. И резоны не столько экономические (в СПК если год сработали в животноводстве без убытков – удача), сколько социальные – ради сохранения рабочих мест для селян. И за каждое из них он готов биться на любом уровне. Как это получается на деле и что дает селу, мы решили посмотреть на месте – в хуторе Таврическом Носовского сельского поселения Неклиновского района, где базируется одна из ферм СПК и где... самая высокая в сельском поселении рождаемость.

Доярки Евгения Моисеева, Оксана Забеева, Елена Ковалева, Светлана Гусенко, Наталья Куденко, Ольга Тельнова: все вместе – одна команда.

Фермы особого значения 

Сразу скажу о главном: там – простор и воля, чистейший воздух и... никаких пробок. Вокруг хутора – накатанные проселочные дороги во все стороны света: вот и мы с областного совещания зерновиков, которое проходило на поле СПК «50 лет Октября», покатили «напрямки» на ферму. Кстати, ехать по такой дороге гораздо комфортнее, чем по асфальту. Там легко можно нарваться на выбоины и ямы, а здесь – ни-ни. Грейдированный тракт после дождичка блестит, как стекло. 

– А на ферме у нас везде – асфальт, – с гордостью комментирует состояние дорожного хозяйства главный зоотехник предприятия Андрей Балашов. И сразу становится понятно, что третья ферма здесь – на особом положении. Но, как потом выяснилось, такое же стратегическое значение имеют для хозяйства и все три фермы.

– Так молочное животноводство – палочка-выручалочка, фермы в селе можно и нужно сравнивать с градообразующими предприятиями. На фермах женщины держатся, а возле них мужья трудятся, – объясняет Андрей Константинович, который в хозяйстве работает скоро уже как 20 лет и помнит, что именно за счет коров в трудные девяностые выживали: было дело – зарплату скотникам, дояркам и механизаторам буренками выдавали. А вот теперь взялись фермы на современный лад обустраивать. За два года вложили в реконструкцию, оборудование и приобретение поголовья 80 миллионов рублей. И в 2016 году планируют вложить еще 20 миллионов. Да, экономят на том, без чего можно обойтись – без новых животноводческих помещений. Старые стены в порядок приводят, зато оборудование доильное – современное. Почему же в отрасль, которая практически не дает дохода, такие средства вкладывают? Потому что на трех фермах предприятия – в поселках Носово, Ивановка и в хуторе Таврическом работают 67 человек: 18 доярок плюс телятницы, скотники и механизаторы. Если жена – доярка, а муж – тракторист, то неплохой для села бюджет складывается: почти в 50 тысяч рублей в месяц. Плюс свой огород да хозяйство во дворе – так ни в какой город отсюда людей не заманишь. И сократить эти рабочие места ради экономической выгоды предприятия значит врезать под дых своим же односельчанам. Куда они пойдут? Насмотрелись здесь, как в соседних хозяйствах поломали человеческие судьбы. Сергей Краснокутский пережил в 2011 году сокращение животноводства в агрохолдинге «Валары».

– Обещали, что дадут людям другую работу, да куда там! Всех «ушли»: кто – на автомойках, кто – на заправках, квалифицированные сварщики в Москву на заработки подались, – вспоминал ветврач.

– Я на ТагАЗ пошел, но искал работу по специальности, потому что мотаться между семьей и работой – не дело, ведь трое ребятишек, за ними глаз нужен, и новенький домик бросать не хотел, своими руками его строил. Сейчас, при стабильной работе в СПК, доделываю. Старший сын после армии тоже сюда вернулся, работает водителем. Жена дома, она хозяйством занимается, так что свою зарплату имеет.

...С дороги ферма выглядит, как яркая картинка: по левую руку стоит черно-пестрый воронежский скот, по правую – красно-пестрый. Это к традиционной местной красной степной породе, выдерживающей любую донскую жару, привили голштинскую кровь молочных рекордисток. Буренки с умными и красивыми мордами кормильца-зоотехника признали, к нему потянулись.

– Они у нас ручные, – пояснил подошедший к нам заведующий фермой Сергей Чепоруха. – И проблем с ними меньше: от 140 голов голштинок, привезенных из-за границы, 120 осталось. Ведь когда по 20-30 голов у разных фермеров покупаешь, лучшего не жди. Потому и решили улучшать местную породу, так – надежнее. Сегодня в СПК 2000 голов скота, 700 – дойное стадо. В перспективе будут его наращивать, для того и реконструкцию затеяли. В поселке Носово, где 700 голов стоит, крыши с корпусов поснимали, к осени новые накрыть успеют. В Ивановке еще ферма на 400 голов. И там планку держат. Потому что надеются: животноводство должно стать не менее рентабельным, чем растениеводство. Такие примеры есть в области. Только очень больших вложений требует это дело. А Сухомлинов, рассчитывая силы, движется к цели малыми перебежками.

Но если в области для разработки и выполнения программы развития молочного животноводства за ориентир решили принять норму: на каждые 10 тысяч гектаров пашни – не менее одной молочной фермы на 450 голов, то в СПК «50 лет Октября» она превышена почти в три раза.

 

Где доярки не плачут

В цепочке молочного животноводства, там, где к нему по-человечески относятся, есть своя особая сила притяжения. Там все друг к другу привязаны. Корова – к доярке. Доярка – к корове. Не дай бог что с животиной, болеет за нее душой, как за ребенка. И не под силу ей слезы сдержать, когда буренок – из-за нерентабельности – на бойню увозят. У Сухомлинова из-за этого доярки не плачут. У них все больше хлопот с пополнением стада, с приплодом. Но они – в радость.

– Здесь сама родилась, замуж вышла, уже  пятеро детей. Свои родные места люблю, ни на какие другие их не променяю, – говорит Оксана Забеева

Елена Ковалева 13 лет назад приехала в Таврию – так хутор Таврический в обиходе называют его жители – с мужем и тремя детьми. И ни разу об этом не пожалела. Дети выросли, внуками порадовали, все отлажено.

Светлана Гусенко 25 лет на ферме отработала, на пенсию вышла, да, как шутят товарки, назад вернулась. Без фермы скучно, да и внукам помочь хочется. 

– А куда нам еще идти? – даже удивляются доярки Ольга Тельнова и Наталья Куденко. – Здесь наши бабки и матери работали.

Евгения Моисеева – самая молодая в коллективе, ей всего 21 год. Пришла на ферму год назад, ее и зарплата устраивает, и работа нравится, и сама жизнь в хуторе, потому уезжать отсюда не собирается. Еще совсем недавно молодых девушек на фермах области встретить было просто невозможно – не было их там. Потому что перспективы молодежь не видела, одни пенсионерки дорабатывали, и опять же не столько из-за мизерной зарплаты, сколько из жалости к коровам. А у Сухомлинова доярки – и молодые, и постарше – его надежный тыл. За них он и воюет. 

Что было бы с хутором…

«Что было бы с хутором Таврическим, если бы не сохранилась в нем ферма»? – этот вопрос я задавала многим его жителям. Одни пожимали плечами. Мол, а куда бы она делась? Всегда здесь стояла и стоять будет. Другие начинали что-то продумывать, просчитывать, вздыхать, мол, подались бы безработные в город, дома бы опустели, в детском саду сразу бы ребятишек поубавилось, воспитателей пришлось бы сокращать. А тут только за последние две недели трое малышей народилось.

– У нас в Таврии на 430 жителей 60 ребятишек приходится, – очень доволен такой статистикой глава Носовского сельского поселения Александр Татаринцев. – Потому что многодетных семей много.

В доме у околицы с родителями мужа живут Сергей и Ирина Семидоцкие с тремя детьми. Ирина – воспитатель в детском саду, сейчас – в декретном отпуске. Вышла к нам с дочкой Алиной. Про жизнь в хуторе говорить готова.

– Нам здесь нравится. Воздух особенный. Как-то широко и просторно. Одни улицы чего стоят – два комбайна легко разъехаться могут. Участки приусадебные по гектару, земля плодородная, так что держим и коров – молоко перекупщики забирают, и кур, и свиней. Тишина, спокойствие.

Монолог Ирины прервал рев мотоцикла. Это племянники Иван и Артем Семидоцкие в гараже после сдачи сессии в колледже к каникулам технику настраивают. Тут уж ничего не поделаешь: живешь в селе – владей мотоциклом.

Проехали мы с Татринцевым по улице. Я чувствовала, что Александра Валентиновича просто распирает от гордости за вверенную ему территорию. У каждого дома – цветы, живописные палисадники. Смотришь и радуешься за людей, в какой красоте живут. На многих домах таблички «Дом образцового содержания». 

– Мы их вручаем в торжественной обстановке на хуторских праздниках, где и мамочек многодетных чествуем, и ветеранов, и активистов наших. А звание каждый год поддерживать надо. Ну кто же согласится, чтобы с его дома такую замечательную табличку сняли?! Вот и стараются люди.

А еще в сельском поселении есть 1500 гектаров земли для пастбищ и сенокосов. Бери в аренду склоны балок, скот паси, корма заготавливай и живи в свое удовольствие. Как говорится, было бы желание. 


Выступление «не в тему»

На предуборочном совещании в Кагальницком районе, Сухомлинов снова пошел в бой. На чисто растениеводческом совещании горячо, взвешенно и очень убедительно говорил о сложном положении в молочном животноводстве. 

– Мы сохранили село и хутора, людей, поддерживаем культурные устои, формировавшиеся не один десяток лет благодаря тому, что деградации сельских территорий противостоит наше «социальное животноводство».

Его выступление слушали внимательно все участники совещания. 

Но и там, где обсуждаются именно проблемы производства молока, его выступления всегда самые острые. На круглом столе в редакции «Нашего времени» с заместителем губернатора Вячеславом Василенко Сергей Сухомлинов говорил о том, что сегодня без государственной поддержки очень трудно выжить «молочникам». И на каждом совещании, куда его приглашают поделиться опытом работы в растениеводстве, он выводит на свою главную тему: без животноводства не будет села. И точку в этом вопросе ставить не собирается.