Ирина и Алла пришли в редакцию «НВ» вдвоем. Обе являются потерпевшими по уголовному делу о мошенничестве, которое возбуждено следственной частью УВД Ростова. Ирина с мужем и сыном лишились двухкомнатной квартиры на улице Портовой. Алла с матерью — садового участка с двухэтажным домом в районе Ростовского моря.

И ту, и другую семью обвела вокруг пальца одна и та же группа лиц. Довольно многочисленная, хотя обвинение пока предъявлено только троим. Аферисты действовали по отработанному сценарию.

Коготок увяз…

Современные мошенники идут в ногу со временем: пирамиды, МММ, паевые фонды и т.д. — все это уже в прошлом, неактуально. Сейчас они делают ставку на кредиты и займы, на которые чаще всего «подсаживаются» люди, оказавшиеся в тяжелых жизненных обстоятельствах. И вынужденные рисковать последним, что осталось, — жильем.

…Когда Ирина, ее муж и сын остались без работы и денег, вырос долг за квартиру, в ломбард было заложено все, что можно, а получить кредит в банке не удавалось, на глаза попалось объявление в рекламной газете: «Займы под залог недвижимости». Ирина решилась позвонить. Их с мужем пригласили приехать в офис в центре города. И колесо завертелось.

С Ириной и ее мужем общался по поводу «займа» целый хоровод людей — человек семь, целая цепочка. Супругам пообещали дать заем, но при этом называли то одного «инвестора» (готового, мол, ссудить деньги — Л.К.), то другого, цифры процентов и комиссионных тоже то и дело менялись —  голова шла кругом. Может, на это и был расчет? Ирина с мужем собирались взять на год заем в 100 тысяч рублей, но их уговорили на 200 тысяч («инвестор» якобы на меньшее не согласен) под ежемесячные 7% (в год набегает 84%).

— Находясь в безвыходном положении, мы согласились, — говорит Ирина.

«Заимодавцы» приехали к ним посмотреть квартиру (с самого начала вели себя как покупатели — Л.К.). Узнав о 21 тысяче долга по коммунальным платежам, взялись оплатить. Но расписку потребовали написать на 60 тысяч. «Это чтоб вы нас не кинули», — объяснили супругам. Те расстроились, но «проглотили».

Договор займа, просветили их, должен оформляться в учреждении юстиции. Встречу назначили на послеобеденное время. Перед этим в машине одного из «заимодавцев» Ирине с мужем были вручены деньги: 134 тысячи из обещанных 200. Поскольку, пояснили им, сразу отминусовали комиссионные и проценты за два месяца.

Затем всей компанией двинулись в учреждение юстиции, где, как сейчас ясно, был разыгран целый спектакль.

С тамошними сотрудниками «заимодавцы» общались как с давними знакомыми, шутили, приветливо расспрашивали, а те сразу принялись печатать документы. Между тем рабочий день приближался к концу, учреждение вот-вот должно было закрыться. И тогда супругам объявили: мол, оформлять договор займа — дело долгое, можно не успеть до закрытия. Зато есть, продолжили, более простая форма – составить договор купли-продажи квартиры.

—  Не волнуйтесь! — твердили им. — Когда вернете долг, все будет аннулировано, мы вернем вам квартиру. Так сейчас все делают, у нас пол-Ростова в залогах — Этот «железный» аргумент сработал.

—  Мы хотели внимательно прочитать договор, — вспоминает Ирина, — но нас торопили: «Быстрее, быстрее, сейчас будут закрываться, да что вы вчитываетесь — вам это не нужно».

Но когда уже после подписания (в договоре сказано, что квартира продана за 248 тысяч рублей, хотя ее рыночная цена — 1 миллион 300 тысяч — Л.К.) все вышли на улицу, Иринин супруг вдруг заволновался и стал настаивать на гарантиях. Вся компания зашла в помещение, где была составлена расписка, что договор купли-продажи квартиры является формой получения займа и после выплаты долга будет возвращена семье.

Забегая вперед, скажу: «заимодавцы» потом смогли вытребовать назад и эту расписку, и ту первую — по поводу 60 тысяч. Предусмотрительные, никаких следов не оставили.

…Ирина с мужем после совершения сделки еще долго пребывали в неведении, прилежно платили проценты, за которыми к ним приезжал курьер, и не подозревали, что давно уже живут не в своей квартире.

Однако хищники не были бы хищниками, если б не ставили целью ободрать жертву до нитки. В один из дней к Ирине приехали мужчина и женщина из числа «заимодавцев» и предложили ей оформить… еще один заем в 300 тысяч у третьего члена их группы, а деньги передать им (мол, для реализации «перспективного проекта»). За это, дескать, они погасят все долги. Окончательно запутавшаяся Ирина согласилась.

—  Мне деваться было некуда, я ведь находилась от них в зависимости, — оправдывается она.

В итоге даже те крохи, что достались семье за фактическую продажу квартиры, аферисты у них «отбили», все «высосали». Ведь с самого начала знали, что никакой это не заем, проценты платить не за что, квартира прежним хозяевам уже не принадлежит. Но тем не менее вытягивали и вытягивали все до донышка, держа при этом супругов на крючке.

Квартира же тем временем по новому договору купли-продажи была переоформлена на мать «инвестора». Иринина семья узнала обо всем, когда новая хозяйка потребовала их выселения. В конце концов Ирину с мужем и сыном по решению Железнодорожного райсуда из квартиры выселили.

Это произошло зимой, идти было некуда, часть вещей не удалось сохранить. С горем пополам смогли снять комнату в общежитии. У Ирининого сына началась депрессия, он ослеп на один глаз, муж перенес гипертонический криз. У обоих просроченные паспорта, но они их не меняют, поскольку там хотя бы значится старая прописка, а новой регистрации у них нет.

…всей птичке конец

С Аллой произошло то же самое, с участием тех же самых «заимодавцев». Она тоже позвонила по объявлению «Займы под залог недвижимости», и ее тоже уговорили поднять сумму зай­ма со 100 тысяч рублей до 300 (под ежемесячные 6 %).

Знакомый нам по Ирининой ситуации «инвестор» приехал к Алле на садовый участок в сопровождении дочери и жены. Та по-хозяйски ходила под деревьями, во все уголки заглядывала. «Зачем она это делала, не понимаю…» — даже сейчас наивно вопрошает Алла.

Хозяйкой участка с домиком является ее 80-летняя мать: глуховатая, по-старчески рассеянная. Вместе с дочерью старушка прибыла в учреждение юстиции. Перед этим «заимодавцы» уже вручили Алле 240 тысяч, вычтя из трехсот, как сказали, комиссионные и проценты. В кабинет они вошли вместе с бабушкой, а Алле велели оставаться за дверью. И та почему-то согласилась.

Когда все вышли на улицу и Алла увидела, что мать расписалась в договоре не займа, а купли-продажи, и «заимодавцы» выдали ей дежурное «так сейчас все делают» – она и это проглотила.

А через некоторое время аферисты тоже смогли вытянуть у нее, как и у Ирины, оставшуюся сумму денег. С учетом уже выплаченных процентов получается: все «отбили», почти даром заполучили земельный участок. А к Алле пришли судебные повестки, она наконец узнала, что сада с домом у них с мамой больше нет. Конец истории.

…Однако возбуждение уголовного дела по этим фактам – большое достижение. Поскольку чаще всего до этого не доходит — все заканчивается судебными решениями о выселении, лишении права собственности и т.д.

Ведь очень трудно доказать злонамеренный умысел, если человек сам покорно шагает в расставленную ловушку. Честно говоря, загадка, почему люди проявляют столь необъяснимую (хочется жестче выразиться) доверчивость. Им на словах «гонят пургу», а они верят, им говорят «мы порвем этот договор и напишем другой», а они принимают за чистую монету. Телеэфир, Интернет, газеты полны историями об облапошенных гражданах, но все предупреждения пропускаются мимо ушей. На кон ставится последнее, что осталось: недвижимость, жилье, потеря которого для многих равноценна потере жизни. Почему об этом не думают?!

…Я тоже позвонила по объявлению о «займах под любой залог» и изобразила заинтересованное лицо. На том конце провода, поюлив, подтвердили: да, такие зай­мы – через договор купли-продажи. А где гарантии, что не кинут? Нет ответа…

Так что не питайте иллюзий, дорогие сограждане, никто по-честному, если уже оформлен такой договор, с вами себя не поведет, не вернет вам собственность, которую вы своими руками отдали. И не факт, что суд потом будет на вашей стороне. Если не хотите сломать себе жизнь и стать бомжами, ни в коем случае не рискуйте недвижимостью. И не забывайте: мошенники — хорошие психологи, они нацелены на поиск людей, оказавшихся в тяжелых жизненных обстоятельствах, это их хлеб.