О том, как не повезло Александру Холкину, мы узнали случайно, после того, как в Константиновском районе «взорвалась бомба»: газета «Наше время» 23 апреля в № 170 опубликовала критический материал «Торги для избранных: продолжение следует».

Буквально через неделю в районной газете «Донские огни» в материале «Продолжение последует» героиня нашей публикации —заместитель главы района Татьяна Логвинова — дала суровую отповедь областной газете. Она обвинила нас в публикации фактов, не соответствующих действительности,  намекнув на какой–то «левый» тираж и проплаченную заказную статью. Грозила изданию иском администрации района, поскольку действиями журналиста нанесен вред ее деловой репутации, а также деловой репутации всей администрации. В том же материале — «Продолжение последует» — Татьяна Логвинова написала и о том, о чем газета «Наше время» даже не упоминала: мол, точно таким же враньем, как и все остальное, является обвинение ее в аварии на воде, случившейся в 2011 году. Цитируем: «Уверяю вас, что и эта информация не соответствует действительности. А человеком, совершившим наезд на рыбака, является главный бухгалтер МУП «Водник» Г.М.Вдовина».

Подождите. Мы ни в какой аварии Т.Логвинову не обвиняли. С чего это вдруг человек начал оправдываться, называть конкретного виновника, как будто лично видел, что случилось? А что — не было следствия? Не было суда или — на худой конец — административного разбирательства? Стало ясно: с аварией на воде не все чисто. И мы срочно отправились в Константиновск искать потерпевшего, чтобы задать возникшие у нас вопросы.

Так сложилось, что одновременно с нами разбираться с фактами, приведенными в статье «Торги для избранных: продолжение следует», приехала комиссия контрольного управления, направленная губернатором. И пока комиссия занималась своим делом, мы потянули за ниточку, которую нам подбросила сама Татьяна Ивановна…

Помеха справа

Пролистав подшивку районной газеты, мы нашли скупую информацию о том самом происшествии на воде. Зато в центральной районной больнице этот случай хорошо запомнили. И потому мы быстро нашли пострадавшего  Александра Холкина.

Александр поведал нам о своем тотальном невезении и безнаказанности тех, кто может позволить себе наплевать на правила и законы.

В марте 2011 года в городе Константиновске на пустом перекрестке Александр Холкин на своем автомобиле оказался для заведующего отделом культуры администрации Константиновского района господина Глазкина так называемой «помехой справа».

Чиновник дорогу не уступил, произошла авария, в которой Александр получил серьезную травму головы, ему пришлось долго лечиться, впоследствии делать сложную операцию. Подал на Глазкина в суд. А тот попытался сделать его виновником аварии, поскольку судебно–медицинский эксперт Константиновского отделения  ГОУЗ Бюро СМЭ минздрава Лушпай И.П. в своем заключении написал одну фразу: «Последний приступ эпилепсии был в 2009 году». На каком основании он сделал такой вывод – мы сейчас сказать не можем, поскольку история болезни Холкина куда–то исчезла из ЦРБ. И на все просьбы Александра выдать ее ему на руки отвечают молчанием. Глазкин, нарушивший правила, в суде за эту фразу уцепился. Мол,  человеку с таким заболеванием и за руль садиться нельзя. Значит, он и есть виновник. Холкин, чтобы доказать свою правоту, прошел в Ростове специальное обследование, которое подтвердило: эпилепсией он не страдает. Теперь это заключение передано в суд, который и продолжит устанавливать меру вины Глазкина в случившемся. 

Мы на лодочке катались

Спустя четыре месяца после автомобильной аварии, вечером 8 июля 2011 года, Александр со своим двоюродным братом Вячеславом пошли на Дон на рыбалку. Около шести вечера бросили якорь резиновой надувной лодки в семидесяти метрах от правого берега у хутора Ведерники. Минут через 20 увидели белую моторную лодку, которая шла прямо на них. В лодке сидели две женщины: одна на корме рядом с подвесным мотором, вторая у штурвала. Буквально в пяти метрах от них белая моторка без регистрационного номера резко свернула с курса.

— На испуг берут, что ли? — удивились парни. — Что за игры на воде?

Но игры на этом не закончились. Моторка обогнула теплоход, который шел вниз по течению, и повторила опасный маневр: пошла лоб в лоб на рыбаков. Заметив, что им грозит реальная опасность, братья начали кричать: куда прешь?! (Эти крики слышал свидетель, показания которого мы записали на видеокамеру). Но водитель не смог или не захотел отвернуть.

Моторка пролетела как раз между двумя рыбаками. Резиновая лодка ненадолго ушла под воду, потом поднялась на поверхность. Фактически это и спасло Александра: на воде он держаться не мог. Дикая боль в спине и бедре — из рваной раны на ноге хлестала кровь, а голова просто раскалывалась и горела огнем. И неудивительно: на его волосах, по утверждению врачей, остались следы краски моторки.

О состоянии водителя моторки на момент совершения аварии — проверяли ли его на содержание алкоголя в крови – нам неизвестно. Поскольку снять копию этого дела на момент написания материала Холкин не смог, его — дело — все время куда–то отправляют для проверки. Свидетель наезда на рыбаков, который успел, кстати, разглядеть и запомнить тех, кто находился в лодке, утверждает, что у женщин была несвязная речь, да и лодка шла по реке чуть не зигзагами, словно ее бросало из стороны в сторону. То, что обе женщины находились в состоянии алкогольного опьянения, утверждают оба пострадавших от наезда — Александр Холкин и Вячеслав Кадиев. Запах перегара от женщины, дававшей объяснения и признавшей себя виновницей столкновения, отчетливо почувствовал и сотрудник инспекции по маломерным судам Иван Андросов, который выезжал в тот день на место происшествия и видел в полиции женщину, называвшую себя виновницей аварии.

Кстати, с места происшествия виновница аварии скрылась вместе с подругой  и «всплыла» спустя какое–то время только в отделении полиции. И по протоколу оказалась Галиной Михайловной Вдовиной, главным бухгалтером МУП «Водник». Но при этом странным образом изменилось число пассажирок. О своем присутствии в лодке помимо водителя заявили сразу две женщины, хотя и Александр, и Вячеслав, а также найденный нами свидетель, находившийся на берегу, утверждали: в моторке было всего две женщины.

О том, как дальше развивались события, можно догадаться. Пострадавшие все ждали, что их вот–вот вызовут в мировой суд, куда якобы было передано дело, о чем Холкина уведомил сам начальник отдела МВД по Константиновскому району полковник И.А.Терешенко. Но ни до суда, ни до административного разбирательства так и не дошло. Ни в мировой суд, ни в инспекцию по маломерным судам дело не поступило. 30 августа 2011 года тот же полковник Терешенко подписал постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления в действиях гражданки Вдовиной. В этом постановлении фигурируют «три женщины в лодке», а наезд обозначен как «столкновение». Поясняем специально полковнику Терешенко: столкновение происходит, когда два предмета движутся навстречу друг другу. А когда один предмет движется, а другой стоит на якоре и не может столкновения избежать, это называется наезд. Зато степень телесных повреждений, нанесенных Холкину, на момент отказа в возбуждении уголовного дела определить не представилось возможным. Потому что на тот момент не был готов акт СМО, который должен был представить все тот же господин Лушпай, судебно–медицинский эксперт, приписавший немногим ранее Холкину несуществующее заболевание.

Ахиллесова пята

Зато мы очень легко выяснили степень риска, которому подвергался Александр при наезде моторной лодки. Нам все элементарно разложил заведующий хирургическим отделением Константиновской ЦРБ Денис Аликулов.

С позволения Александра Холкина мы публикуем эту информацию. Дело в том, что еще до всех аварий он перенес операцию, и часть лобной кости ему заменили пластиной. Эта пластина сместилась от удара в автомобильной аварии, ее извлекли, и в сентябре предстояла новая операция. Так что наезд моторки, которая ударила его по голове, просто чудом не оказался смертельным. Конкретно для Александра это — тяжкие телесные повреждения.

Но судмедэксперт Лушпай не дремлет и квалифицирует телесные повреждения как легкий вред здоровью. После этого акта дело вновь открыли и передали в мировой суд, до которого оно не дошло. Где потерялось, сколько раз открывалось, закрывалось, нам неведомо.  Сама Вдовина была очень удивлена, что о деле вспомнили два года спустя.

— Зачем этот вопрос вообще поднимать? Это я все… была в милиции, мы все это обоюдно решили… мы все это полюбовно… — объясняла мне Галина Михайловна.

—  А как же это можно полюбовно решить?

— Так и решили — полюбовно…

Поскольку оба потерпевших ни с кем ничего «полюбовно» не решали, то у нас появились некоторые подозрения относительно того, кто, возможно, повлиял на ход расследования.

Кто хозяин лодки, разрешивший покататься прекрасным дамам?  предположительно — директор МУП «Водник» С.Н.Макаров. Старший сын директора МУП «Водник» А.С.Макаров — помощник прокурора района. Заместитель главы района — Татьяна Логвинова, которой народная молва приписывает наезд (вот почему она и решила публично оправдаться) — сваха директора «Водника» и правая рука главы района.  Проходящая по материалам дела Галина Вдовина — главный бухгалтер предприятия. Жена бывшего прокурора Овчинникова до его перевода в другой район трудилась юристом в МУП «Водник». Кто против них Холкин?

Комиссия, присланная губернатором по статье «Торги для избранных: продолжение следует», установила, что все приведенные в ней факты соответствуют действительности. Только действительность не спешит меняться. Тревожные письма и обращения после публикации, всколыхнувшей район, все идут в редакцию. Наверное, мы действительно задели ахиллесову пяту властей…