История сколь абсурдна, столь и типична. Кто не сталкивался с ситуацией, когда бюрократы превращают простую ситуацию в неразрешимую проблему? Письмо в редакцию от директора ОАО «Водопромпроект» из Ростова – как раз об этом. Очень похоже на крик души, несмотря на всю его сдержанность. Да и кому понравится долгие годы платить за то, чем пользуются другие? А решить вопрос легально — не получается уже четвертый год…

С 1994 года ОАО «Водопромпроект» арендует в Ростове земельный участок по проспекту М. Нагибина, 14а — для «эксплуатации административного здания», как сказано в договоре. Примерно треть арендуемой площади использовалась в те годы как проезд к хранилищу, принадлежащему некогда известному институту «Южгипроводхоз», который был технологически связан со зданием «Водопромпроекта». Однако в 2001 году «Южгипроводхоз» обанкротился, хранилище было снесено. На пустующем месте возвели 17­этажный жилой дом. Еще во время строительства подрядчик «прихватил» под стройплощадку часть земельного участка, принадлежащего «Водопромпроекту», а после сдачи дома в эксплуатацию на нем, участке, были обустроены дорога для подъезда к дому, встроенные гаражи и гостевая стоянка. По сути с 2004 года «Водопромпроект» утратил возможность пользоваться примерно третьей частью арендуемой у города земли. Однако по договору аренды продолжал платить за нее все по тому же тарифу «эксплуатация административного здания».

Следуя простой логике, «Водопромпроект» решил отказаться от той земли, которой теперь пользовались жильцы дома. Тем более что в договоре аренды такое развитие событий было предусмотрено: арендатор имеет право расторгнуть договор аренды, если по не зависящим от него причинам земельный участок окажется непригодным для пользования.

Первое обращение в департамент земельно­имущественных отношений (ДИЗО) администрации Ростова­на­Дону с просьбой изъять у «Водопромпроекта» неиспользуемую часть земли состоялось в конце 2007 года. Ровно три года назад, в марте 2008­го, главный архитектор Ростова определил эту часть земельного участка как землю общего пользования, подлежащую переводу в состав городских земель. Именно с этого момента и началась длительная и безуспешная переписка с ДИЗО. Все попытки «Водопромпроекта» добиться раздела арендуемой земли и заключения нового договора аренды оказались безуспешны. «Чиновники ДИЗО требовали то одни, то другие бумаги, а когда им приносили пакет документов по их же списку, то в ответ нам говорили, что он неполный, и выдвигали все новые требования. Их препятствия разделу земельного участка надуманы», — уверен директор «Водопромпроекта» Ю. Белан.

Обращение к мэру Ростова М. Чернышеву, казалось, должно было сдвинуть ситуацию с мертвой точки. В июле 2010 года мэр подписал Постановление о разделе земельного участка и переводе его части в состав городских земель. И по логике это обязывало ДИЗО действовать — расторгнуть старый договор аренды от 1997 года и заключить новый.

Сегодня на дворе — 2011 год. И организация продолжает платить за то, чем не пользуется!

Что же мешает чиновникам из ДИЗО решить простой вопрос? Отсутствие профессиональных навыков или иные причины?

В недавнем телефонном разговоре с заместителем начальника договорного отдела ДИЗО Ю. Белан пытался прояснить ситуацию — и вновь безуспешно. Руководителю «Водопромпроекта» разъяснили, что арендная плата, которую организация вносит за всю землю, вполне правомерна — до того момента, пока договор не будет расторгнут. А когда это произойдет — чиновница не знает…

В феврале нынешнего года «Водопромпроект» обратился к Полпреду Президента в ЮФО и мэру Ростова М. Чернышеву в надежде на помощь. Полпред перенаправил обращение… мэру — для «детального рассмотрения и предоставления ответа по существу». Мэр ответил формальной отпиской: вопрос должен решить ДИЗО.

Круг замкнулся?