В Красном Сулине на улице Менделеева стоит дом № 2, который внешне ничем не отличается от подобных ему собратьев: по утрам его жильцы спешат на работу, вечером возвращаются.

Вот только в окнах большей части квартир с наступлением сумерек не зажигается свет. Там давно никто не живет. Хозяева либо умерли, либо выехали на заработки. Что творится внутри этих квартир?

Наследие «черных» риэлтеров

В редакцию «Нашего времени» от имени жильцов дома по Менделеева, 2 обратились Людмила Андреева и Галина Ананян.

«…Девятиэтажка была построена 30 лет назад для рабочих металлургического завода. Квартиры давали молодым семьям: отличный по тем временам вариант. Но с тех пор много воды утекло. Завод обанкротился, часть квартир была приватизирована, часть осталась в муниципальной собственности. На 80 процентов сменился контингент жильцов. Над этим поработали в начале двухтысячных «черные риэлтеры»: они скупали квартиры у неблагополучных граждан в Ростове и переселяли их в красносулинские «малосемейки». Чего греха таить, «новоселы» были наркоманами, алкоголиками. За десять лет многих не стало. Квартиры пустуют…»

Начало письма уже не предвещало ничего хорошего, и мы, зная по опыту, что лучше один раз увидеть, чем десять раз прочитать, отправились в Красный Сулин, пригласив на встречу с жильцами дома представителей городской администрации.

Обреченные

— Говорят, пешком ходить полезно? — Сочувственно спрашиваю я немолодую уже женщину с тяжелыми сумками в руках.

— Особенно в нашем возрасте на восьмой этаж изо дня в день! Продуктами запасся, можешь — не можешь, хочешь — не хочешь, а идешь! —незло отвечает мне Галина Демьяновна Лавришко из 149-й квартиры. — И так уже почти два года. Лифт нам отключили из-за того, что закончился срок его эксплуатации. На его замену денег нет. Я 30 лет живу в этом доме и исправно плачу за все услуги ЖКХ, в том числе и за лифт. А в итоге имею вот такие ежедневные тренировки.

У нашей небольшой делегации в тот день тоже не было выбора: мы пошли вслед за Галиной Александровной Ананян по этажам. Она — помощница старшей по дому, знает все его проблемы и связанные с этим печальные истории.

Пока шли, рассказала, как пришлось ухаживать за больной женщиной с восьмого этажа, делать ей уколы.

— Медики объясняли, что им тяжело подниматься на самый верх, что у них на такие подвиги тоже здоровья нет.

Заместитель главы администрации города по ЖКХ Дмитрий Ажиненко пояснил, что срок эксплуатации лифтов — проблема этого микрорайона. Здесь четыре девятиэтажки уже отключены, и еще несколько домов — «кандидаты» на их отключение. Конечно, существует федеральная программа замены старых лифтов, и губернатор обещал выделить средства на эти цели. Но на каждый лифт нужен, как минимум, миллион рублей, и хотя бы две трети жильцов должны взять на себя софинансирование части расходов.

— Так ведь на замену лифта надо документы собирать. Кто этим будет заниматься? Управляющая компания? Ей, по-моему, до жильцов никакого дела нет, — высказала я свои соображения. Они возникли у меня еще на подходе к дому. На площадке, куда жильцы с Менделеева, 2, должны выносить мусор, стоит всего один переполненный контейнер. Газоны перед домом поросли амброзией.

Стоило заговорить об УК, как разгорелась весьма острая дискуссия, в которую были втянуты встреченные по дороге жильцы дома.

Нынешней  весной многие «клюнули на удочку», которую на Менделеева, 2, закинула управляющая компания ООО «ЖКС-2». Руководство пообещало за два месяца лифт установить, стекла вставить,  порядок в доме навести.

— Я предупреждал, что таким обещаниям верить нельзя, — говорит один из жильцов, кстати, работник управляющей компании, обслуживающей дом ранее. — Но часть людей перешла из управляющей компании, которая хоть что-то для нас делала, в новую. Мало того, что средств для управления домом и так не хватает, теперь они разделены между двумя УК. Их не просто мало, а катастрофически мало для наведения порядка.

— В итоге с нас стали просто брать деньги. Но уже никто ничего не делал, — говорит Галина Ананян. — Потому многие люди вообще перестали платить за так называемые услуги ЖКХ.

Дом-призрак

Кто в детстве не зачитывался историями о кораблях-призраках, которые носятся по бескрайнему океану? У кораблей и мачты, и паруса, и рубки, и штурвал на месте. Команды только нет. Вот и дом по Менделеева, 2, напомнил мне корабль-призрак. Сквозь разбитые двери многих квартир вид открывался удручающий: жилье, в котором когда-то еще теплилась жизнь, разваливается, ветшает, приходит в негодность. Выбитые окна, сгнившие полы. Кто-то ушлый спилил батареи, снял приборы учета газа.

Зато квартиры, в которых больше никто не живет, вычислить очень легко: в дверные щели натыканы квитанции. Никто по ним, конечно, не платит. Где хозяева? Уехали? Умерли?

— Вот здесь жила женщина, ее квартира принадлежит муниципалитету. Она умерла в прошлом году. А квитанции приходят до сих пор, — говорит Галина Александровна.

— Этого не может быть, — возражает ей Ажиненко, вступаясь за честь мундира.

— Очень даже может, — стоит на своем Ананян. — Я знаю, что говорю, мы — дружили.

Пустующие квартиры занимают бомжи, наркоманы. Здесь развлекаются и подростки. Чем это чревато для постоянных жильцов, думаю, всем понятно.

…Одна история, связанная с пожаром в комнате алкоголиков, чего стоит. Дело было поздней осенью несколько лет назад, дым плотной стеной шел по этажам, люди выбегали на улицу, кто в чем был. В конце коридора четвертого этажа жила беженка из Азербайджана. Прямо рядом с ее дверью – выход на пожарную лестницу.  Но он оказался забит наглухо. Пожилая женщина так и не смогла пробиться сквозь чад. Она погибла…

Электрические щиты на некоторых этажах открыты, проводка изношена, местами  нарушена ее изоляция. Поскольку многие квартиры за неуплату отключают от электропитания, а жильцы подключаются к сетям самостоятельно, то не редкость и «открытая электропроводка» — спецы ее называют «соплями». Так вот этих «соплей» по этажам на несколько возгораний вполне хватит.

А что говорить о системе  газоснабжения! Понятно, что технический надзор со стороны газовой службы за состоянием газовых кранов и оборудования в этих квартирах отсутствует. Что таит потенциальную угрозу жизни людей.

Фактически из 170 квартир пустует около трети — 50-60. 

26 квартир находятся в разоренном состоянии. Зимой температура воздуха в таких неблагополучных квартирах такая же, как на улице. О каком «температурном балансе» в жилых помещениях, находящихся по соседству, может идти речь?

И хотя владельцы этих квартир не платят за коммунальные услуги, газ, электричество, воду (холодную, горячей воды в доме не было никогда), ни муниципалитет, ни поставщики услуг не предпринимают никаких мер для взыскивания долгов или изъятия жилья за долги. Все годы (!!!) их действия сводятся к тиражированию долговых квитанций.

«Ваш дом никому не нужен…»

— На самом деле ваш дом никому не нужен, — объяснили Галине Александровне представители муниципалитета. — У вас средний сбор платы за коммунальные услуги составляет всего 40 процентов. И пока эта проблема не будет решена, о каких переменах может идти речь?

Но если жильцов, которые реально находятся на Менделеева, 2, еще, допустим, можно как-то  призвать к порядку и уговорить начать платить за услуги ЖКХ, то что делать с «мертвыми душами»? Как их искать? Как заставить платить? И кто будет собирать документы для того, чтобы изъять жилье, долги за которое давно превысили его стоимость?!

Ведь цена подобных квартир в этом и соседних, отключенных от лифта, домах на той же улице Менделеева составляет всего 60-80 тысяч рублей! Максимум — 150 тысяч. И время работает против их исчезнувших владельцев. Право собственности в сравнении с долгами, которые накопились за много лет, сегодня не что иное, как фиговый листок, которым управляющая компания и администрация города могут прикрыть свою пассивность.

Но самая больная тема, которая может возникнуть буквально осенью, — переход на новую систему оплаты ЖКХ. Сегодня повсюду пытаются внедрить приборы общедомового учета в многоквартирных домах. При этом потребленное тепло и  электроэнергия в местах общего пользования, а также все потери раскидываются на всех жильцов. В конкретном случае кто же будет нести все расходы? Кто заплатит за «мертвые души»?

А тем временем где-то…

Сказать, что дом на улице Менделеева, 2, — уникальный в своем роде, не могу. Таких призраков в результате экономического спада наплодилось в малых городах России предостаточно. А потом их еще «подрастили» и реформы ЖКХ. Видела такого же рода общежитие в городе Цимлянске, наверное, и читатели могли бы подсказать еще с десяток адресов. И получается у нас, что в одном месте квартиры пустуют, приходят в негодность, а где-то очередники годами ждут свои квадратные метры. Стоят в очереди бывшие детдомовцы, молодые семьи. Если брошенные квартиры город возьмет на баланс и отремонтирует, их можно распределить одиноким матерям, выпускникам детских домов, инвалидам, всем, кто остро нуждается в крыше над головой. Взяв под контроль такое жилье, можно создать муниципальный маневренный фонд, необходимый каждому городу, или выставить такое жилье на продажу. Ведь «живые» деньги пропадают!

… В мае нынешнего года в Красносулинском районе заложили первый камень на территории стекольного завода ООО «Гардиан Стекло Ростов». Завод будет построен в 15-20 минутах езды от 4-го микрорайона, где находится улица Мендеелева, на которой стоят еще три (!!!) таких же неблагополучных дома. Элементарное вмешательство властей на вполне законных основаниях в эту ситуацию с бесхозными квартирами  позволило бы обеспечить жильем как строителей, так и работников завода.

Когда материал был готов к печати, мы связались с авторами письма и узнали, «чем дело кончилось». Оказалось, что есть первые результаты нашего визита в Красный Сулин. На днях жильцы злополучного дома отказались от услуг УК ООО «ЖКС-2». Заместитель главы администрации города по ЖКХ Дмитрий Ажиненко помог им найти другую обслуживающую компанию. А вот проблемы с брошенными квартирами и неработающим лифтом — остались. И кто будет искать владельцев, запускать механизм изъятия квартир за долги — пока неизвестно.