Точечное строительство многоэтажных домов в центре Ростова можно рассматривать с разных сторон. С одной — порадоваться появлению комфортного жилья, с другой — ужаснуться тому, что происходит при этом с окружающими стройку зданиями, которые из-за неизбежных подвижек грунта начинают разрушаться и переходят в разряд аварийных.

Речь в таких случаях идет не только о сохранении домов, определяющих историческое лицо купеческого Ростова, но и о безопасности людей, в них проживающих. Тема достаточно острая для донской столицы и, похоже, переходит в разряд проблемы — ситуация то и дело повторяется. Однако точки над «i» не расставлены. И каждый раз возникает спор, как в случае, где столкнулись интересы двух организаций: ЗАО «Донобувь» и ЗАО «ЮИТ-ДОН».

Беды обрушились на добротный и крепкий особняк на улице Суворова, № 25 в Ростове, где располагается ЗАО «Донобувь», еще в прошлом году. Случилось это, когда на соседнем участке — на месте снесенного дома, числившегося некогда в списках исторических памятников, — фирма «ЮИТ-ДОН» начала строительство 17-этажного жилого дома с 2-уровневой подземной парковкой.  По крепким стенам недавно отремонтированного особняка побежали сквозные трещины, а сам он стал медленно сползать в сторону все углубляющегося котлована…

В прошлом году «НВ» дважды писало об этой достаточно странной ситуации. Странной потому, что по документам получается одно, а в жизни — совсем другое. Так, департамент архитектуры и градостроительства Ростова, ГАУ РО «Государственная экспертиза проектов документов территориального планирования проектной документации», региональная служба Госстройнадзора еще в прошлом году уверяли, что все документы — в полном порядке. Однако подпереть дом «правильными» бумагами не удавалось — чем глубже становился котлован, тем больше трещин появлялось в здании обувщиков. Жалобы «Дон­обуви» в разные инстанции и попытки договориться со строителями о приостановке работ до тех пор, пока не будут проведены страховочные мероприятия, успехом на момент наших публикаций не увенчались. Строительство продолжилось — котлован становился все глубже. В особняке стали плохо открываться и закрываться окна и двери, поднимались плиты пола, трещины становились все шире, а работники стали опасаться сидеть на рабочих местах…

«В июне 2011 года в региональной службе Госстройнадзора по РО было принято решение о приостановке строительства до тех пор, пока «ЮИТ-ДОН» не обследует наше здание и не проведет страховочные мероприятия,— рассказала заместитель гендиректора ЗАО «Донобувь» Анжелика Аванесова. — Часть условий строители выполнили: поставили железные подпорки между потолком и полом. Взяли в железные рамы оконные проемы. Предлагали еще опоясать особняк обручами, но, по мнению специалистов, это лишь утяжелило бы здание, потому от этой меры мы отказались».

Насколько подпорки укрепили дом — неизвестно. А вот арендаторы съехали из помещений «Донобуви», махнув рукой и на своеобразие архитектуры, и на современное дизайнерское оформление помещений. Прошел год, но и по сей день нет охотников снять офис в пустующем крыле здания, укрепленном железными подпорками.

А между тем обследование особняка экспертами, приглашенными «ЮИТ-Дон», не обнаружило связи между ведением строительства и разрушительными переменами в доме обувщиков. Как говорится, последствия — налицо, причины — отсутствуют. Разве что землетрясение? По результатам этой экспертизы запрет Госстройнадзора на строительство был отменен. Однако обувщики не согласились с таким заключением. «Обследование нашего здания на момент начала строительства другими экспертами показало, что дому хоть и сто лет, но он был в хорошем состоянии, — утверждает Анжелика Артемовна.- А вот когда строители сносили соседнее здание, причем разбирали его не вручную, а применили тяжелую технику, то ковшом экскаватора были уничтожены железные контрфорсы, которые взаимно укрепляли стены стоящих рядом домов — нашего и соседнего, снесенного».

Пришлось ЗАО «Донобувь» обратиться с иском в арбитражный суд — о признании недействительным разрешения на строительство. Суд признал экспертизу, проведенную «ЮИТ-ДОН», ничтожной, поскольку она была проведена с процессуальными нарушениями,— строительство вновь было приостановлено в ноябре 2011 года. До марта работы не велись, потом была назначена повторная экспертиза. Мера обеспечения— в виде приостановки строительства— была заменена на другую. Дело приостановлено до сентября 2012 года.

Однако дней 10 назад в здании появились новые трещины — даже на облицовочной фасадной плитке. На 4-м этаже за семь рабочих дней трещины расширились до 2 см, перестали закрываться двери на 2-м этаже. Значит, процесс, запущенный «землетрясением», продолжается? В «Донобуви» опять забили тревогу — разослали телеграммы в «ЮИТ-ДОН», региональную службу Госстройнадзора. Но официальных ответов пока нет. Соседи-строители обещали прий­ти и сделать замеры — не пришли, сотрудники Госстройнадзора сделали фотографии новых трещин и сказали, что никаких изменений не обнаружено. Прокуратура, куда обращались обувщики, также хранит молчание. А дом обувщиков трещит…

По своду строительных правил, при точечной застройке  застройщик обязан провести перед строительством обследование близлежащих зданий, чтобы выяснить, как повлияет на них отсутствие подпирающего «плеча» дома-соседа. И в случае нужды — укрепить их. Было ли это сделано «ЮИТ-ДОН» перед началом строительства? Мнения сторон расходятся. Все сделано, как положено, считают в организациях, давших разрешение на строительство и контролирующих его. Нет, отвечают в «Донобуви».

Но сегодня речь уже о другом: что необходимо сделать, чтобы, наконец, разрешить спор — продолжить строительство 17-этажного дома — с одной стороны, надежно укрепить старинный особняк — с другой? Как наладить конструктивный диалог, которого никак не получается у «Донобуви» с «ЮИТ-ДОН»?

Обувщики предлагают: пусть соседи-строители сегодня проведут страховочные мероприятия, способные «законсервировать» процесс дальнейшего разрушения их здания, и продолжают работы. А после окончания строительства — завершат укрепительные работы, чтобы здание «Донобувь» можно было эксплуатировать. Сделать это можно будет, когда специалисты «Промстрой­НИИпроекта» разработают проект укрепления старинного особняка — нет смысла делать проект до окончания строительства, пока не станет окончательно ясно, как именно поведут себя грунты после такой нагрузки, как 17-этажное здание с подземной парковкой. Весьма разумное предложение, позволяющее сторонам выйти из конкретного конфликта.

Но при существующем порядке вещей очевидно, что каждая точечная застройка в центре города грозит перерасти в такую же тяжбу.

Не пора ли создать судебный прецедент, признав, что на ростовских суглинках с высокими грунтовыми почвами строительство многоэтажных зданий среди застроек XIX века в подавляющем большинстве случаев наносит ущерб третьим лицам, компенсировать который необходимо? Конечно, легче всего предупредить его. Но, видимо, одного свода строительных правил для этого недостаточно.