«Ни за что не захотел бы здесь жить», — сказал водитель, когда, переезжая с кочки на кочку, мы по «дороге» добирались в поселок Кирова, что относится к Новошахтинску. Мнение шофера, судя по статистике, многие разделяют: после закрытия шахты почти вся молодежь отсюда уехала, 80 % населения поселка — люди пожилые.

Сагида Канзигаяновна Самигулина перебралась сюда в 2008 году из Волгоградской области. Исполнилось ей тогда 70. В поселке жил сын с семьей. Рядом с детьми будущее выглядело куда более надежным. Но в том же 2008 году сына убили. С невесткой отношения не складываются. Самигулина остается одна.

Сегодня в свои 74 года содержать дом и двор ей, конечно же, тяжело. Но если с помощью в оформлении документов, уборке и еще в каких-то мелочах ей могут помочь сотрудники центра социального обслуживания, то с тем, чтобы выполнить тяжелую мужскую дорогостоящую работу, возникают проблемы. На сегодня самая большая из них в том, чтобы отвести воду от двора пенсионерки, который находится в низине. Дорога на улице не асфальтирована, только отсыпана щебнем. Он постоянно утрамбовывается, вымывается. В итоге возле двора Самигулиной появилось углубление, куда вся вода и устремляется, а оттуда — во двор.

Сразу же за забором у пенсионерки стоит кирпичный сарай. От постоянного подтопления он просел, в нем образовались большие трещины. По низу сарая даже летом идет плесень. Разрушится сарай — уголь будет хранить негде.

Сырая земля — до самого дома Самигулиной. Трещины пошли и по нему. Пенсионерка уверяет: когда она вселялась, их не было. Несколько лет назад проходила между двором и дорогой канава, в которую вода уходила, не достигнув забора. Потом канава осыпалась, и вода пошла во двор.

У живущей напротив Самигулиной Нины Михайловны Серой до недавнего времени картина была та же: после каждого ливня во дворе образовывалась настоящая топь. Теперь участок отсыпали землей.

— Здесь надо бы по-над двором бетонное ограждение сделать, — предлагает вариант Нина Михайловна. — Тогда бы вода двор обходила. Здесь многие в таком положении. Каждый спасается, как может.

— Да ведь беда в том, что Сагида Канзигаяновна — одинокая,— говорю собеседнице.— Таким, как она, не то что с благоустройством территории справиться непросто, за хлебом сходить проблема. Как до ближайшего магазина за полкилометра по такой дороге в непогоду добираться?!

— У нас одинокие люди — не редкость. Дети уехали на заработки. А у оставшихся хуторян возраст такой, что у кого уже мужа, у кого жены нет…

О том же мне сказали и в отделе по работе с населением администрации города Новошахтинска. Мол, так здесь люди и живут, как-то выкручиваются. Кто не может — идет в дом престарелых. А местные власти, может, и рады были бы помочь, только бюджет дотационный почти на 80 %. И крупных предпринимателей, к кому можно было бы обратиться за помощью, в округе фактически нет.

Обращалась Самигулина и в администрацию города Новошахтинска со своей бедой, и в прокуратуру. Помочь ей никто ничем не может. Выход у Сагиды Канзигаяновны остается только один: откладывать деньги с пенсии, чтобы сделать себе ограждение или отсыпать двор землей. Собирать, конечно, придется долго: пенсия у Самигулиной самая обычная, как у значительной части пенсионеров, — 7 тысяч рублей.