Еще летом текущего года в Таганроге разразился крупный финансовый скандал: из оборота системы городского ЖКХ исчезли сотни миллионов рублей.

По одним оценкам, эта сумма приближалась к миллиарду, по иным, более осторожным — не превышала 400­600 миллионов рублей. Официально эти испарившиеся деньги были определены как долги — таганрогских управляющих компаний организациям, которые снабжают город теплом и горячей водой. Поставщики этих ресурсов то проливали горькие слезы, мол, как они обнищали по причине многомиллионных долгов, то предрекали отключения тепла и горячей воды в холодное время года. И почти все они в один голос требовали вернуть им пропавшие деньги.

Примерно в это время под арестом оказались счета таганрогского МУП ЖЭУ — громоздкой и малопрозрачной монопольной структуры, которая, по сути, была самой крупной управляющей компанией города и контролировала через свои дочерние УК подавляющее число многоквартирных домов. В дополнение к этому, МУП ЖЭУ монопольно контролировала (и пока продолжает контролировать) тепловые сети, по которым идет прокачка теплоносителя и горячей воды от котельных к жилым домам и социальным объектам. Причина ареста счетов все та же — огромные долги перед ресурсоснабжающими организациями.

В летние месяцы данная коллизия еще не казалась угрожающей, и никто не думал, что это может привести к серьезным проблемам с началом отопительного сезона. Но вот пришла осень, и Таганрог в полной мере ощутил на себе последствия выявившегося беспорядка в сфере жилищно­коммунального хозяйства. В один из октябрьских вечеров в таганрогском доме культуры собрались разъяренные жители многоквартирных домов. Прийти в ярость было от чего: никогда еще за последние годы не случалось в Таганроге такого, что сотни жилых зданий не были подключены к теплу, хотя начало отопительного сезона было официально объявлено, а на улице уже понизилась температура. На эту встречу, видимо, предчувствуя неладное, так и не пришли первые лица городского руководства. За них на трибуне отдувался главный инженер МУП ЖЭУ. Из зала на него накатывалась мощная волна злобы и раздражения. Микрофон, установленный в зале, казалось, раскалился от криков и претензий, которые предъявляли рассерженные горожане, замерзающие в своих нетопленных квартирах.

Завеса тайны

Так что же, собственно, произошло? Просто город, наконец, за много лет подошел к точке бифуркации, и копившиеся годами коммунальные проблемы выявились сразу и одновременно. Они обнажили хаос, который существует в таганрогской системе ЖКХ и который еще больше усугубился в результате лихорадочных действий нового городского руководства. Первое — откуда взялись долги перед теплоснабжающими организациями в ситуации, когда, по свидетельству многих специалистов, работающих в системе таганрогского ЖКХ, неплатежи населения за коммунальные услуги в Таганроге едва достигают 5 процентов? Иными словами, дисциплина рядовых плательщиков в городе высокая, деньги поступают, но потом где­то «растворяются». Когда проблемы ЖКХ таким вот образом внезапно обострились, в Таганроге как­то очень легко и быстро нашли «воров» и «разбойников». Ими оказались управляющие компании, которые собирают с таганрожцев деньги, и вместо того, чтобы расплачиваться с ресурсоснабжающими организациями, используют эти средства якобы на собственные нужды (читай — на зарплаты и повышение личного благосостояния управленческого персонала). Соответствующая информация через СМИ валом повалила на жителей, а у сторонних наблюдателей сразу сложилось впечатление: это слишком просто, чтобы быть истиной в последней инстанции.

Тут следует разобраться, и тогда выявляются интересные вещи. Во-первых, утверждение о наличии неких независимых управляющих компаний в Таганроге, по крайней мере, на момент накопления немыслимых долгов — это большое преувеличение. Реформа ЖКХ в городе проходила специфически. Несколько лет назад по условиям федерального законодательства необходимо было перевести подавляющее большинство многоквартирных домов в ведение управляющих компаний. Тогда можно было бы претендовать на финансирование капитальных ремонтов жилья из федерального фонда содействия развитию ЖКХ. Но местной власти очень не хотелось терять контроль над городской системой. И тогда осуществили умную операцию: от местного коммунального монополиста МУП ЖЭУ «отпочковались» несколько структур, которые стали якобы независимыми управляющими компаниями, но и по финансам, и по техническим возможностям фактически остались прочно связанными с МУП ЖЭУ. Федеральные деньги на капитальные ремонты были получены, но «осваивала» их фактически одна монопольная муниципальная структура. Она же распоряжалась и средствами, которые собирали с населения ее «дочки» за тепло и горячую воду. По некоторым сведениям, которые мы здесь выдвигаем только в качестве версии-предположения, значительная часть этих средств (возможно, до 50 процентов) со счетов монополиста на счета тепловиков так и не поступала. Эти деньги, как позже объяснили специалисты МУП ЖЭУ, могли тратиться на различные текущие работы, например, ремонт системы теплотрасс. Вопрос только вот в чем: на недавней пресс-конференции мэр Таганрога Владимир Прасолов сообщил, что в администрации нет точных сведений, в каком состоянии находятся эти сети. Из чего, например, может следовать, что десятки, а то и сотни миллионов рублей уходили непонятно куда. Само собой разумеется, что спрашивать за расходование этих средств, видимо, нужно с руководства МУП ЖЭУ.

Но вот что интересно! С какого-то момента главными виновниками пропажи денег вдруг объявляются управляющие компании. С чего вдруг? Директор одной из таганрогских УК озвучил мне такую версию: когда под МУП ЖЭУ загорелась земля, долги каким-то чудесным образом оказались на плечах управляющих компаний, тех самых «дочек». А эти компании (например, самая крупная в городе ООО УК «ЖЭУ») теперь являются самыми большими должниками перед котельными.

Это одна сторона проблемы, от которой явно исходит криминальный душок. Быть может, не случайно теперь по делу бывшего руководителя МУП ЖЭУ ведется следствие. Но финансовыми хитросплетениями в системе муниципальных предприятий коммуналки дело не ограничивается. Есть основания думать, что всей этой шумихой вокруг долгов МУП ЖЭУ и его дочек в Таганроге пытаются скрыть другие причины провалов в жилищно-коммунальной сфере. Например, ошибки уже нового городского руководства и непомерные аппетиты организаций, которые поставляют тепло и горячую воду населению.

Кто виноват?

Начнем с последних. С некоторых пор в Таганроге существует ситуация, которую условно можно назвать финансовой вилкой. Есть большое несоответствие между теми суммами, которые могут собрать с населения управляющие компании, и теми итоговыми деньгами, которые они должны перечислять организациям, поставляющим ресурсы. Эта вилка образуется частью из неплатежей населения, а частью — из разницы между фактическими платежами и платежами, начисляемыми по нормативам потребления тепла и горячей воды. Причем если первая часть составляет процентов 5, то вторая доходит до 50-60 процентов. Потому что за горячую воду люди платят УК по квартирным счетчикам, а ресурсные организации взимают с УК плату по нормативам, которые значительно превышают собираемые с населения суммы. Это не фикция и не фантазия «вороватых» УК. Факт, что эта проблема реально существует, подтверждает официальное решение Таганрогской гордумы и соответствующее постановление городской администрации.

Этими документами определен порядок бюджетной компенсации управляющим компаниям выпадающих доходов на оплату услуг котельных. Выпадающие доходы, а попросту — убытки — могут быть порой очень существенные. Руководитель одной из таганрогских УК рассказал, что только на одном многоквартирном доме по выпадающим доходам за 18 месяцев они понесли убыток свыше 600 тысяч рублей. Для УК, у которой оборот составляет несколько миллионов рублей, эта сумма весьма существенна.

Но почему же эта вилка появляется? Таково федеральное законодательство. По сути, оно стимулирует жильцов многоквартирных домов принимать решение об установке коллективных приборов учета. А такие приборы стоят от 250 тысяч рублей. И далеко не все жильцы готовы выложить кругленькую сумму. В результате около 80 процентов домов в Таганроге таких приборов не имеют, а значит, по закону платят по нормативам. И этой ситуацией с большой выгодой для себя пользуются теплоснабжающие и поставляющие горячую воду организации. Так что их «плач Ярославны» о том, что из-за долгов у них не хватает денег заплатить за газ, — это всего лишь игра на публику.

По оценкам специалистов, сегодня бизнес ресурсоснабжающих организаций сверхприбылен, и доходы сравнимы с доходами от продажи нефти и газа. К тому же, с точки зрения законодательной и даже технологической, этот бизнес очень хорошо защищен.

Во-первых, все эти поставщики, по сути, являются монополистами. Жилые дома и социальные объекты к каждому из них намертво привязаны, это не на рынке, где можно перейти от не понравившегося продавца к другому. Во-вторых, при рассмотрении судебных дел в отношении должников, тех же УК, суды будут руководствоваться не количеством фактически поставленных ресурсов (хотя, как правило, соответствующие документы у руководителей УК имеются), а установленными законом нормативами. И если, например, УК должна теплоснабжающей организации по факту 2 миллиона, с нее в судебном порядке взыщут 10 миллионов.

Интересно, что в это же самое время ресурсники могут себе позволить, например, несколько месяцев не подавать в дома горячую воду (то есть не поставлять по факту), а потом требовать заплатить за эти несуществовавшие поставки по тарифу, и к ним не подкопаешься. При этом качество поставляемых теплоносителей зачастую в нормы не укладывается: горячая вода должна идти 65 градусов, а идет 35. Интересный, кстати, вывод напрашивается: многие специалисты из управляющих компаний уверяют, что тепловикам даже выгодно, если подключение тепла или подача горячей воды затягиваются. Свои-то деньги они все равно рано или поздно получат!

Как иллюстрация: по официальным данным, одной из теплоснабжающих организаций в Таганроге УК должны за ресурсы 50 миллионов рублей, при этом она сама должна за газ только 8 миллионов рублей. Маржу, надеюсь, подсчитаете сами.

Примечательно, что, например, в Воронеже управляющие организации, которых тоже обвиняли в «краже» денег, заказали независимый зарубежный аудит. Он показал, что обвинения в адрес УК — беспочвенны…

Сами догадайтесь…

Ну а в чем тут вина нынешней таганрогской администрации, спросите вы? Да в том, что она, похоже, не в состоянии «разрулить» эту запутанную ситуацию в системе ЖКХ. И, больше того, своими явно ошибочными действиями только эту ситуацию усугубляет. С апреля нынешнего года, то есть с того времени, когда начал закручиваться финансовый скандал вокруг МУП ЖЭУ, городское руководство четыре раза меняло начальников этой структуры. И, по мнению некоторых специалистов, назначенцы имели весьма отдаленное отношение к жилищно-коммунальному хозяйству. Не это ли причина того, что к нынешнему зимнему сезону Таганрог подошел с неподготовленными тепловыми сетями?

Опять же, по свидетельству знающих специалистов, руководить узловыми муниципальными предприятиями, такими как МУП ЖКХ «Центральное» и «Северное», назначены люди, не имеющие достаточного опыта. В результате в этих организациях возникли кадровые проблемы. А ведь эти организации выступали в роли подрядчиков, работавших по аварийным вызовам от тех же управляющих компаний.

Последняя пресс-конференция, которую проводила городская власть, ясно показала: руководители Таганрога ситуацию контролируют, мягко говоря, слабо, но стараются прикрыть свои упущения пиаром. Журналистам активно давали анестезию, уверяя, что проколы с отопительным сезоном ликвидируются успешно. А почти в это же время в городском ДК шло то собрание, на котором жители распинали главного инженера УК ЖЭУ. На наш вопрос, что вообще происходит в городе, почему именно в 2012 году, после того, как был избран новый мэр, настолько обострились проблемы, ответа не последовало. Мэр Таганрога только загадочно улыбнулся: сами, мол, догадывайтесь, что происходит…