Жилой дом № 94 по улице Греческой — это позор Таганрога. Иной оценки не подберешь. В самом центре «культурной столицы Юга России», рядом со зданием городской администрации, помещения которой отремонтированы по европейским стандартам, и очень близко от центральной чеховской библиотеки, на реставрацию которой ушли сотни миллионов рублей, стоит барак.

Стены —  из камыша, снаружи кирпичная кладка в полкирпича. За водой жители ходят с ведрами к колонке. Туалет —  дощатый, покосившийся —  один на всех, тут же, во дворе. Обогреваются печным отоплением. Угля нет, дрова добывают где придется: подбирают на мусорных свалках старые оконные рамы, древесные отходы и выброшенную мебель. В декабрьские морозы, чтобы не заморозить детей, матери не купали их больше месяца. В семьях ложились спать все вместе — «жмемся мы друг к дружке, чтоб теплее стало». По ночам дом начинает угрожающе трещать, по стенам идут трещины — шириной до 3 сантиметров. Сторонний наблюдатель, попадая сюда, очень быстро забывает, что живет в век компьютеров и высоких технологий. Ощущение такое, что перенесся на век назад, в послереволюционную разруху.

Об этом позоре Таганрога знают городские власти, о нем известно областным инстанциям. Знает о нем и таганрогская прокуратура. Десятки обращений, которые с 2008 года поступают от жителей этого барака (общим числом 43 человека) во все органы власти, прочитаны, учтены, на них даны обстоятельные ответы, по ним приняты строгие административные решения. И тем не менее  этот позор продолжает существовать, как будто дом № 94 по Греческой улице заколдован. Из разрушающегося здания все никак не могут отселить людей. Хотя все комиссии уже выполнили свою работу  и дом признали аварийным и подлежащим сносу. А таганрогские власти написали письма в вышестоящие инстанции на предоставление финансирования. А прокуратура вынесла строжайшее предписание городским властям, что, не переселяя граждан, они нарушают Жилищный кодекс.

Ситуация до такой степени обыденная, она обросла таким количеством бюрократических церемоний и бумаг, что, кажется, уже не выбраться из этого омута. И виновных вроде бы нет. С 2008 года, когда жильцы дома № 94, потеряв всякую надежду дождаться решения своей судьбы, начали обращаться в органы власти, ситуацию с этим бараком изучали и пытались решить не единожды.

В кипах переписки между жильцами и чиновниками можно найти решения, которые сначала предусматривали капитальный ремонт дома и подводку всех коммуникаций. Но и тепловики, и газовики, когда приступали к изучению возможностей для прокладки своих сетей, вскоре «умывали руки». Дом оказался в таком ветхом состоянии, что подводить коммуникации  просто опасно. Руководитель теплоснабжающей структуры, которому власти поручили обеспечить дом центральным отоплением, так и сказал: «Я этого делать не буду, я сидеть не хочу!»  Здание обследовала авторитетная проектная организация из Ростова-на-Дону и выдала безоговорочное заключение: дом аварийный, подлежит сносу, жителей нужно переселять. Областная администрация, в которую обратились жильцы дома, рекомендовала таганрогской администрации изыскать возможности для переселения людей, а до этого обеспечить, насколько возможно, надлежащие условия для проживания в этом ветхом помещении.

Здесь мы можем видеть наглядную картину «блестящей» работы коммунальных служб Таганрога. 94-й дом находится в ведении МУП «ЖЭУ». Эта организация принялась «обеспечивать» достойные условия проживания обитателям барака на улице Греческой  и сделала это с соответствующим качеством. Двери, которые были заменены в 2008 году, сегодня уже держатся на одной верхней петле. Крыша, которую «капитально отремонтировали», потекла сразу в нескольких местах. После того как в доме заменили электропроводку, стены затрещали еще больше. Новый общий туалет на улице (дощатая коробка) опасно покосился через несколько месяцев. Потому что горе-мастера убрали каменное основание  и вместо него положили деревянное.

Этой зимой жильцы дома сидят без угля. Если раньше они обращались прямо к мэру, и тот своей властью распоряжался, чтобы дом обеспечили твердым топливом и дровами, то теперь, когда власть в Таганроге сменилась, обитателям барака рекомендуют приобретать уголь за свои средства. Вы, дескать, собственники квартир, а значит, спасение замерзающих —  дело рук самих замерзающих. Формально оно, может, и верно, а по-человечески – типичный факт чиновного равнодушия. В конце концов, этот таганрогский позор хоть частично можно было бы прикрыть усилиями местной власти — тот же уголь завезти на благотворительной основе. Вот, скажем, депутаты городской Думы — люди очень не бедные, ну и скинулись бы на уголек для своих обездоленных сограждан —  оно и для души полезно!

Дом на улице Греческой —  это не просто аварийное здание, это апофеоз разрухи! Если это не трущобы, то какими же должны быть трущобы?! Например, в квартире № 7 на 17 квадратных метрах живут пять человек – пенсионерка Алла Васильевна Корнилова, еще две женщины и двое несовершеннолетних детей. Для самой младшей девочки едва втиснули манеж, на котором она спит, остальные —  все вместе на одном диване. В одной комнате – и кухня, и туалет, и спальня, и купание в корыте. Не лучше ситуация в квартире № 4 у Татьяны Яковлевны Нашиванко. В тесноте и холоде живет семья Владимира Борисовича Ефименко из квартиры № 9. Представить такое невозможно, но это есть! Почему же не переселяют людей?!

Таганрогская прокуратура, проведя собственное расследование, сделала однозначный вывод —  нарушены все законные права жильцов дома № 94, а таганрогская администрация уклоняется от решения этой проблемы. У администрации свои резоны: дескать, аварийность дома № 94 официально установлена только в 2010 году, и поэтому он не попал в число тех, которые отселяются по областной программе в первую очередь. В результате в Таганроге расселяют дома, состояние которых значительно лучше, чем барака на Греческой. Вот если бы в акте обследования было указано, что дом обрушается, говорят чиновники жильцам, мы бы вас тут же переселили. И опять  формально к действиям (или бездействию?) властей не подкопаешься. А по-человечески, без протокола? Неужели город не смог бы изыскать средства для переселения граждан из этих 18 жилых помещений? Или, если сами не можете, поезжайте в область, просите, доказывайте, в конце концов  занимайте эти средства, но помогите людям! Не надо прятать за буквой закона свое очевидное равнодушие! Или мало таганрогским чиновникам одного рухнувшего дома, под обломками которого погибли пять человек? Неужели для того, чтобы были приняты надлежащие меры, нам всегда необходимо довести ситуацию до трагедии…