Новошахтинск накрыла «волна» массового переселения. Вот уже несколько лет сразу из двух бюджетов – областного и федерального — сюда идут большие деньги для жителей ветхого и аварийного жилья. То тут, то там появляются знаковые красные многоэтажки. Такого размаха жилищного строительства город не знал три десятилетия. Казалось, радости горожан не должно быть предела!

— Но все не так просто, — откровенно признает первый заместитель мэра Сергей Алексеевич Бондаренко. — Есть недовольные размером предоставляемой площади, этажом, некоторые  вообще не хотят переезжать из своих бараков в новостройки. Бывает, на одной жилплощади зарегистрировано около десятка родственников, которые между собой «на ножах». Собрать их  вместе и расставить все точки над i  тоже непросто. Даже ездили в командировку в Мордовию, где отбывает наказание один из потенциальных новоселов. Хотели получить его доверенность на совершение действий по переселению, но он сказал, что сидеть ему еще четыре года: «Вот выйду, тогда и разберусь с этим на месте!» На приеме граждан порой закипают такие страсти, что Малахов с его «Пусть говорят» отдыхает.

Дополнительные психологические сложности и путаницу в сознание масс вносит еще и тот факт, что в Новошахтинске реализуются сразу две программы по переселению, в названиях которых фигурируют определения «ветхое, аварийное».  Одна – областная «Переселение граждан из аварийного жилищного фонда», другая — федеральная «Содействие гражданам в приобретении жилья взамен ветхого, ставшего в результате ведения горных работ непригодным для проживания».

—  У нас с мужем в бараке на двоих было 42 квадратных метра, а здесь дали чуть больше, но застройщик потребовал доплатить 41 тысячу, — недоумевает жительница новостройки на улице Молодогвардейцев. — Зато этажом ниже поселилась одинокая женщина, и ей предоставили такую же площадь без всякой доплаты. Как это понимать?.. Соседний дом сдавался  другим застройщиком, и там вообще никто ничего не доплачивал. Непонятно!

В мэрии этой и  подобным ситуациям находят объяснение со ссылкой на законодательство.

—  В одной и той же новостройке могут поселиться люди «из двух программ». Поэтому отличия вполне закономерны, — объясняет заместитель начальника управления ЖКХ Сергей Путря. — По областной программе собственники квартир получают в новостройках жилье не меньшей, чем у них была, площади, а вот соцнаниматели, состоящие в очереди на улучшение жилищных условий, – по норме, установленной органами местного самоуправления. Что касается доплаты за излишек площади, то это решение принимает застройщик. Один может себе позволить «подарить» квадратный метр или два, то есть 30-60 тысяч рублей, другой — нет.

Сейчас в Новошахтинске 37 аварийных домов, в которых 363 квартиры. Каждая четвертая уже расселена. Цена вопроса  добралась до отметки сто миллионов.

Федеральная программа, связанная с реструктуризацией угольной отрасли (ГУРШ), последние годы «буксует». Денег выделяется меньше, чем нужно, чтобы обеспечить новым жильем тех, под чьими домами – угольные выработки закрывшихся шахт.

—  В «Проекте ликвидации шахт» — 4650 семей. На сегодняшний день удалось переселить 3307! Только появлюсь в людном месте, сразу слышу вопрос: «Ну что? Деньги пришли?» — говорит начальник отдела жилищной политики мэрии Оксана Маловичко. — Независимо от приватизации или соцнайма этим людям рассчитывают выплаты для приобретения жилья с учетом установленных нормативов: на семью из одного человека –  33 квадратных метра, из двух — 42, из трех и более — по 18 квадратных метров на человека. Социальная выплата рассчитывается с учетом всех зарегистрированных граждан. Но, бывает, члены «новой» семьи (взрослая дочь, ее муж и ребенок), образовавшейся внутри «старой» (отец, мать), начинают тянуть одеяло на себя и требовать рассчитать их доли отдельно. Арифметика в таком случае понятна: «старая» семья из двух человек будет иметь право на 

42 квадратных метра, «новая» из трех — 54 (3 умножить на 18 квадратных метров). Итого получается 96 вместо 90. Список, в котором адреса домов, находящихся на подработанных шахтами территориях и достигших высокой степени износа, их жильцы, а также планируемые денежные средства, — сформирован несколько лет назад и пока не подлежит расширению. Хотя мы проводили дополнительные обследования и выявили, что за годы реализации данной программы в Новошахтинске появилось еще несколько сотен ветхих домов.

«Гуршевцы» в основном заключают договоры долевого строительства либо ищут варианты на вторичном рынке, поэтому изначально знают «свой» дом. «Аварийщикам», за которых все бумаги подписывает муниципалитет, сложнее. Их могут предупредить лишь за год до переселения. Поэтому некоторых из них весть о приближающемся новоселье застигла врасплох. 

—  Нашей двухэтажке на улице Громовой — больше полувека.  Разговоры о том, что дом — аварийный, слышали еще с девяностых годов. Недавно его даже взяли на «стяжку», но на том все и закончилось, – рассказывают супруги Герасимец. — Между тем жизнь идет, нам уже по семьдесят. Вот и решили отремонтировать свою квартиру да и доживать в ней век: сделали подвесные потолки, антресоли, заменили линолеум, поставили металлопластиковые окна, кондиционер… Хотели уже менять балконные двери, но пошли разговоры, что нужно собирать бумаги на переселение. Мы так и сели. Почему же раньше не предупредили? Ведь в нашем доме большая часть жильцов сделали хороший ремонт. Лишь одна женщина, из «эшелона власти»,  вообще ничего в своей квартире не обновляла. Мы еще удивлялись: «Чего это она так опустилась?» Выходит, в отличие от нас, знала, к чему все идет.

Уже два раза они осматривали свою новую квартиру в поселке Новая Соколовка. Их очень смутило наличие душа вместо ванной, но застройщик быстро отреагировал на  замечание и все переделал.

В общем-то, для нашего города — это нормальная практика, — уверяет Оксана Анатольевна. — Изначально мэрия попросила застройщиков прислушиваться к пожеланиям новоселов. Также всем известны телефоны ответственных за переселение, их должности и месторасположение.

Михаил Михайлович и Надежда Михайловна, можно сказать, уже смирились с фактом переезда и расставанием с квартирой, в которую только за последние четыре года вложили порядка 100 тысяч рублей.

—  Понятно, что компенсации ни от кого не добьешься, как и то, что дом – аварийный, и переселение — шанс получить  бесплатно в собственность благоустроенное жилье, которое можно потом передать детям и внукам, мыкающимся по съемным квартирам, — рассуждает Надежда Михайловна.

Все освобождаемые квартиры переходят в муниципальную собственность. Предполагается, что они будут снесены за счет бюджета. Мероприятие грозит обернуться очень большими затратами. Снос одного 4 — 8-квартирного дома — 100 тысяч рублей.

Впрочем, не исключено, что частично и без лишнего шума разобрать их помогут сами жители поселков. Как говорится, в хозяйстве им все пригодится.  