Подробности этого злополучного капремонта, наверное, так и остались бы большим секретом одной не очень большой компании. Но генподрядчик — ООО «Строительная компания Феникс» — допустил ошибку, не оформив с частью рабочих трудовые соглашения и не заплатив за их труд.

Безрезультатно прождав несколько месяцев, люди решились на крайнюю меру — рассказать все, что осталось за «кулисами» капремонта. Их письма разлетелись в самые разные инстанции — от министерства энергетики, прокуратуры, правительства области, общественной приемной партии «Единая Россия», контрольно-счетной палаты до уполномоченного по правам человека.

Главный активист этой беспрецедентной акции — бригадир Валерий Межов — уверяет, что работы выполнялись с отступлением от проекта, разработанного ООО «СаратовзапсибНИИпроект-2000» и прошедшего госэкспертизу.

—  Например, трещины в стенах не были заделаны скобами из арматурной стали, а лишь замазаны. Вместо усиления здания поясами металл просто повесили на стены, что еще более усилило аварийную ситуацию, — говорит Валерий Константинович. — Мы убеждали директора и учредителя компании Татьяну Валентиновну Навольневу, что нельзя отступать от проекта, но она настояла сделать так.

Рабочие до сих пор уверены, что ремонтировали школу №6. Но она хоть и фигурирует во всех документах на капремонт, проводимый за счет федерального бюджета по программе реструктуризации угольной отрасли (ГУРШ),  на самом деле… не существует. 

— Ликвидирована еще четыре года назад по постановлению мэра. Теперь часть здания занимает филиал муниципального «Центра развития творчества детей и юношества» – клуб «Юность», часть –  местная телерадиокомпания «Несветай», — пояснили  в управлении образования города.

Школа №6 как попала еще в начале 2000-х в список «гуршевских» соцобьектов, подлежащих капремонту по причине нахождения на территории, где велись угольные выработки ныне закрытой шахты имени газеты «Комсомольская правда», так с тех пор автоматически и продолжала в нем значиться. По всей видимости, никто не проводил ревизию этого списка на предмет соответствия сегодняшнему дню. Может, какого здания уже и вовсе нет в природе?..

В общем, проект тоже заказали и оплатили «под школу №6». Естественно, без учета, что в здании теперь две организации. Поэтому оказалось, что туалет остался на половине «телевизионщиков», а у детского центра его нет.

— Я попросила Татьяну Валентиновну пойти нам навстречу и сделать все-таки туалет. Она не отказала, — рассказывает заведующая клубом «Юность» Елена Михайловна Криштопа. — В остальном же меня держали от ремонта на расстоянии. Я, конечно, не специалист, но видела недочеты: две ступеньки отделаны кафелем, две почему-то окрашены, фиксатор на входной двери не держится...

Просила обратить внимание на аварийную лестницу в подвал, но всякий раз слышала: «Этого нет в проекте! Это не заложено в смете!» Что я могла возразить? Ведь я не заказчик работ, да и разговаривать на языке строителей не умею и не очень его понимаю! 

Строители появились на объекте в июне прошлого года и в декабре в спешном порядке ушли. За это время здесь сменилась масса рабочих, привлеченных генподрядчиком из разных территорий области. Многие ночевали прямо в актовом зале и зачастую понапрасну ждали обещанных выплат на суточные расходы.

—  Я поинтересовалась, когда же возобновятся работы, мне ответили, что после нового года. Но наступил апрель, а никто так и не появился, – вспоминает Елена Михайловна.  — При этом налицо была масса недостатков, самый страшный из которых — началась течь крыши, заливавшая новый подвесной потолок и все остальное. 

Одних только отделочных дефектов здесь насчиталось больше десятка: «На слуховых окнах нарушено покрытие, в тамбуре отвалилась штукатурка, полы прогнулись, дождевые отливы по периметру здания оторвались, смотровые окна чердачного помещения не остеклены (отсутствуют металлопластиковые рамы), на балконах второго этажа штукатурка разрушилась, в кабинете рисования и гардеробе плитка у раковин для мытья рук отвалилась, некачественно закреплен линолеум на входных порогах в классы...» (из ответа первого заместителя мэра Новошахтинска Сергея Бондаренко).

В мае после шума, поднятого обиженными рабочими, на объекте побывало множество комиссий.

— Оказалось, что, помимо всего прочего, не были укреплены, как положено, ни здание, ни подвал! А ведь это, оказывается, предусмотрено проектом! — Елена Михайловна, кажется, уже не в состоянии возмущаться таким безобразием. — Мы ведь не знали! Поняли лишь после проверки стройнадзора. А ведь у нас занимаются в кружках 250 ребятишек от 4 до 18 лет!..

Директор «Феникса» Татьяна Валентиновна Навольнева, несколько дней не выходившая на связь, вдруг в воскресенье взяла-таки трубку. И — сразу пошла в наступление. «Это все клевета! У меня есть документ с подписями о том, что объект завершен!.. А кто такой этот Межов?.. Он мне просто мстит!»

Региональная служба государственного строительного надзора Ростовской области, действительно, подтверждает: «Согласно акту приемки законченного капитальным ремонтом объекта от 19.12.2012г. строительные работы по настоящему объекту считаются завершенными». Далее специалисты вынуждены констатировать, что «в ходе проверки выявлен ряд строительно-монтажных работ, выполненных с нарушением проекта, в частности по усилению фундамента здания, усилению наружных стен здания, по противопожарным мероприятиям...»

Вопрос только, кто и каким образом поставил подписи под актом приемки объекта с такими нарушениями?

Кстати, как следует из ответа территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора, «провести проверку в средней школе №6 не представилось возможным в связи с тем, что в этом помещении в данное время находится «Центр развития творчества детей и юношества». Во как!

Стройнадзор выдал «Фениксу»  предписание об устранении выявленных нарушений, но тоже признает, что не может значительно повлиять на генподрядчика, потому что  контроль  за соответствием выполняемых работ относится к полномочиям заказчика — Министерства энергетики РФ, которое и являлось организатором торгов по выбору подрядной организации.

Часть недостатков уже все-таки устранена. Усилением стен занимались  рабочие вообще другой строительной компании. Говорят, об оказании подмоги была просьба из Москвы.

— Особенно много рабочих — во время приезда комиссий! А вот вы  без предупреждения и — никого нет! — пожимает плечами Елена Михайловна.

Действительно, несмотря на будний день — ни одной строительной души. Только одинокий мешок цемента во дворе и несколько досок.

—  Не представляю, когда сможем возобновить работу наших пяти кружков и школы раннего развития! Ведь  ни на кого уже не надеясь, весь январь, февраль и март вычищали и подлатывали свое помещение, как могли. Повесили шторы, принесли картины и новую мебель. И тут неожиданно нагрянули комиссии, а за ними и рабочие! Они, конечно, старались делать все в щадящем режиме. Но как можно без последствий для внутренней отделки просверлить стену и провести в нее металлическую трубу? Или затащить на чердак стройматериалы?.. О сроках окончания этого  капремонта никто уже ничего не говорит…