В деле аварийного дома № 94 по улице Греческой в Таганроге, о котором газета писала уже неоднократно, наступает момент истины. 

Две семьи получили повестки в суд на выселение. Есть опасения, что люди вскоре могут оказаться на улице. Что особенно страшно —  идти им некуда. Кроме разрушающихся жалких «клетушек», которые они занимают в аварийном доме № 94, другого жилья у них нет. Правда, предложены денежные компенсации — примерно по 650 тысяч рублей каждой семье. Но в Таганроге за такие деньги можно купить разве что гараж.

На мой вопрос о том, действительно ли жильцы аварийного дома могут оказаться на улице, или им будет, хотя бы временно, предоставлено переселенческое жилье, из таганрогской администрации поступил ответ: «Учитывая, что дальнейшее проживание в аварийном доме создает реальную угрозу жизни и здоровью граждан, собственникам, не желающим заключать договоры о выкупе жилых помещений… администрацией города Таганрога предъявлены в суд иски». Иными словами, администрация так озабочена здоровьем граждан, что готова их отправить на улицу, лишь бы они не погибли под обломками аварийного дома. Лицемерие здесь, во-первых, в том, что оставшимся без жилья гражданам вряд ли будет лучше под открытым небом. А во-вторых, совершенно очевидно, что таганрогские чиновники элементарно страхуют себя. Потому что одно дело выселить людей, формально соблюдая «норму закона», и совсем другое — отвечать за последствия, если дом действительно рухнет.

Таганрогские власти в этом деле заняли беспроигрышную позицию — действовать жестко по бюрократическим нормативам, не проявляя снисхождения к жильцам аварийного дома. Практически каждое решение зиждется на принципе: ни шага влево, ни шага вправо. Вот, например, как выполняется решение вышестоящих инстанций о расселении. Семьям из дома на улице Греческой предлагаются квартиры в недавно построенном доме на ул. Адмирала Крюйса. Принцип хорошо проиллюстрирован в официальном ответе, полученном мною из администрации. «Приобретенные администрацией города Таганрога квартиры для переселения жителей дома
№ 94 по ул. Греческая не имеют отклонений в сторону уменьшения от площади отселяемых помещений». Вот типичный образец бюрократического подхода к проблемам людей! Так называемые «квартиры» в доме по улице Греческой – это тесные «каморки», в которых жить нельзя, можно только ютиться. Но администрация предлагает переселенцам и дальше жить в тесноте, только теперь - в новом доме. Вот некоторые цифры. Е.В. Изотова, проживающая в муниципальной квартире на Греческой, 94, утверждает, что ее семье предложили 2-комнатную квартиру общей площадью 36 квадратных метров. При этом жилая площадь составляет 17,6 квадратных метра. Как говорится, живи, не хочу. Неудивительно, что люди не спешат переселяться в эти тесные конурки, которые с большой натяжкой можно назвать благоустроенным жильем.

Формальный, то есть не учитывающий конкретной ситуации, подход чувствуется во всем. Например, две семьи Аллы Павловны Катрич, состоящие из четырех человек (есть инвалид детства), еще в прошлом году ожидали получения 3-комнатной квартиры. Катрич собрала необходимые бумаги, и тут началось: вы там наследство какое-то получили, и теперь вам полагается только 1-комнатная квартира на инвалида. Все наследство — это комнатушка 8 квадратных метров в частном доме, за которую Алла Павловна даже еще и всех денег не получила: новые хозяева выплачивают малыми частями из пенсии. Правда, дочь Аллы Павловны досмотрела старушку в квартире этажом ниже, и квартира перешла ей. Но ведь это все тот же аварийный дом, и, значит, все равно надо решать жилищную проблему дочери и ее семьи!

В одном из предыдущих материалов я упоминал об участке, на котором расположен аварийный дом № 94. Жильцы, исходя из рыночной стоимости земли в этом районе города, подсчитали, сколько приходится на долю каждого. Вышло примерно по миллиону рублей. Надо полагать, муниципалитет после продажи этого участка получит гораздо больше. Так, во всяком случае, утверждают знающие риелторы. Почему же нельзя без равнодушного чиновничьего формализма как-то учесть эту ситуацию и увеличить денежные компенсации переселенцам? Тем паче, статья 36-я Жилищного кодекса прописывает: люди сохраняют право на землю и объекты, расположенные на ней. Пока же, например, четыре человека (две семьи) переселенки М.Н. Дегтяревой, проживающие на площади 19,5 квадратных метра, получат компенсацию 627 тысяч рублей. Что они смогут купить взамен своей ветхой хижины за такие деньги? Мне просто интересно: сами чиновники, которые определяют такие смехотворные компенсации, хотя бы немного задумываются об этом абсурде?

Недоверие у переселенцев вызывает и стоимость предоставляемого им нового жилья. Застройщики выставляют квартиры на рынок по цене 25 тысяч рублей за квадратный метр, администрация же покупает их по цене 32200
рублей за квадратный метр. Официально это объясняют тем, что для переселенцев приобретается жилье с отделкой и установленным сантехническим, газовым оборудованием. Я тут подсчитал: разница в стоимости условной квартиры площадью 20 квадратных метров составит 140 тысяч рублей. Газовая плита, колонка, унитаз, ванна, — ну, пусть 40 тысяч рублей. Оставшиеся 100 тысяч рублей за отделку — не слишком ли много? Хотя, конечно, зная, как составляются строительные сметы, удивляться не приходится…

И в завершение. На мой главный вопрос о том, действительно ли жильцы дома на Греческой будут выброшены на улицу, если суд примет решение о выселении, заместитель главы администрации Таганрога А.В. Дранников так и не дал прямого ответа. Из чего следует: если таганрогские чиновники увидят, что сила закона на их стороне, то, скорее всего, не остановятся и перед крайними мерами.