Почему из года в год южный Ростов проигрывает битву со снежной стихией — традиционный вопрос, который задают донские журналисты чиновникам разного ранга каждую зиму.

На этот раз он был обращен вице–губернатору Ростовской области Сергею Горбаню на пресс–конференции в агентстве «Интерфакс». На встречу с журналистами также пришли заместитель начальника ГУ МВД России по РО В. Деревянко, заместитель мэра Ростова по транспорту и дорожному хозяйству В. Максименко и директор департамента потребительского рынка РО А. Иванов.

Не очень понятно, почему на пресс–конференцию не был приглашен мэр Ростова М. Чернышев, поскольку большинство вопросов касались ситуации именно в донской столице. Кто лучше его мог бы ответить на вопросы об уборке снега, работе городского транспорта, продовольственном снабжении Ростова?

По имеющимся нормативам, снег с ростовских магистралей должен был быть убран спустя четыре часа после начала снегопада. На практике этого не произошло и спустя четверо суток. До сих пор непонятно, сколько же именно единиц техники участвовало в борьбе со стихией. По информации Ростовской областной прокуратуры, на расчистку ростовских улиц вышло менее половины имеющегося парка снегоуборочной техники. А по сведениям В. Максименко, во время снегопада была задействована практически вся имеющаяся техника — 178 машин из имеющихся 185, уверяет он. Другое дело, что на той, что приобретена недавно, до сих пор не установлены навигаторы, по которым прокуратура и отслеживала число снего-уборочных машин, посетовал транспортник. Впрочем, все это легко проверить — как давно куплена та техника, на которую так и не удосужились поставить навигаторы… Вице–губернатор не стал комментировать работу ростовского мэра, лишь сказал, что донской столице необходима такая техника, которую можно было бы задействовать и летом, и зимой.

Еще одна беда — паралич городского транспорта, из–за которого десятки тысяч человек не смогли добраться до работы ни 29, ни 30 и с трудом — 31 января. Дороги — даже те, что успели расчистить, — были свободны в эти дни от автобусов. Стояли, увязнув в снегу, вереницы троллейбусов, тут и там виднелись брошенные маршрутные такси. Когда пойдут трамваи, неизвестно до сих пор — рельсы не видны под снежными сугробами. По сведениям вице–губернатора, на трассу во время коллапса вышло лишь 56 % городского транспорта. Многие коммерческие транспортные структуры отказались высылать машины на заснеженные дороги. Как пообещал С. Горбань, с такими фирмами договоры в дальнейшем заключаться не будут.

Доставка хлеба — еще одна проблема, остро вставшая в дни ЧС. Недостаток хлеба испытывали даже больные в медицинских стационарах. Лишь к 31 января хлеб стали завозить не только в крупные торговые комплексы, но и в небольшие магазины. Впрочем, в эти дни все товары повышенного спроса, требующие ежедневного подвоза —  молочные продукты, овощи, фрукты, — были в дефиците. Журналисты сообщили вице–губернатору о том, что в отдельных торговых точках цена булки хлеба доходила до 90 рублей. Горбань пообещал разобраться, хотя сложно представить, что можно предъявить владельцу такого магазина в условиях рынка…

Ясно лишь, что ни Ростов, ни другие муниципалитеты юго–востока Ростовской области, где свирепствовала стихия, опять не готовы к снежной зиме. На «горячую» линию в эти дни позвонили более тысячи человек, попавшие в беду не по своей вине. Власти ежегодно обещают сделать соответствующие выводы, чтобы в следующем году ситуация не повторилась. Вот он пришел, следующий год — и все, как всегда. Бардак неистребим