Единственный обитатель «проклятого старого дома» Иван Коханов наконец получил ключи от новой квартиры

Про странную и запутанную историю с разрушающимся домом на ул. 6-я линия, 64 мы рассказывали неоднократно: в дореволюционном доме в историческом центре Ростова долгое время жил Иван Дмитриевич Коханов в «собаче-скотских условиях». Этот термин вывел сам 83-летний жилец: в разрушенном доме он проживал без воды, канализации и отопления. Надежды на улучшение ситуации не было.

Впервые мы забили тревогу позапрошлой зимой, когда у Ивана Дмитриевича сгорела печка. Восстановить ее было уже невозможно, и в лютые морозы глубоко пожилой человек согревался лишь маломощным электрокотлом с риском очередного пожара от уже искрящейся проводки.

Чиновники на публикацию отреагировали и пообещали оценить «собаче-скотские условия». Слово сдержали лишь через 4 месяца после настойчивых журналистских напоминаний: в конце апреля прошлого года техническая экспертиза признала здание не только аварийным, но и опасным для проживания. «Мне пообещали, что следующую зиму я проведу в тепле», – радовался Иван Дмитриевич, да рано. Прошло еще полгода, и лишь в августе в гости к старику наведалась межведомственная комиссия, которая подтвердила слова жильца и экспертов – в этом доме жить нельзя.

И снова – тишина.

Следующую зиму 83-летний старик проведет в теплеОчередной журналистский запрос отправился уже в прокуратуру – в ответ пришли письма и от надзорных органов, и от городских чиновников: готовится постановление о признании дома аварийным – ждите. Постановление мы ждали еще пару месяцев, но…

Наступила зима, которую вопреки обещаниям чиновников Иван Дмитриевич снова встретил в неотапливаемом старом доме. В последние дни уходящего 2014 года, уже в отчаянии, журналисты «НВ» обратились за помощью к министру ЖКХ Ростовской области.

Прошло несколько недель. «Людмила Федоровна, тут какие-то люди снова собираются у меня под домом, – позвонил взволнованный Иван Дмитриевич. – Опять, наверно, что-то без меня решат, а потом отписку пришлют!». Мы тут же бросились к нему и во дворе столкнулись с делегацией: областное руководство ЖКХ все-таки решило лично посмотреть, о чем так тревожно и регулярно кричат журналисты. Оценили. Изучили. И поинтересовались у представителей департамента ЖКХ Ростова-на-Дону, как те планируют ситуацию решать. В ответ: «Да мы хоть сейчас можем квартиру в маневренном фонде предоставить…» – и мы все вместе, не откладывая, отправились на Борисоглебскую, 12 – здесь в новом доме находятся муниципальные квартиры спецфонда Ростова-на-Дону.

«Хоть сейчас» Ивану Дмитриевичу предложили однокомнатную квартиру с лоджией – светлая, просторная, свежеотремонтированная. И тут произошло то, чего мы не ожидали: Иван Дмитриевич начал… отказываться от квартиры!

…Районные чиновники переглядывались: мол, мы так и знали: вовсе не благ цивилизации ваш подопечный добивался – денег хотел да на жалость давил. А мы пытались успокоить пожилого человека и все-таки выяснить, что случилось?

«Я подумаю, – нервно отмахивался Иван Дмитриевич. – У меня же есть время». И лишь после долгих и осторожных расспросов удалось выяснить: он решил, что эту квартиру ему дают, взамен забирая его полуразрушенный дом, и сомневался – стоит ли? «Людмила Федоровна, скажите мне откровенно: в чем подвох?!» – наконец потребовал он чуть не плача. Измученный десятилетиями «отфутболивания» по разным чиновникам и инстанциям, старик никак не мог понять, что происходит.

А происходило долгожданное исполнение российского законодательства: жителей домов, признанных непригодными к проживанию, должны переселить в обустроенное место до определения судьбы аварийного дома. «Это что-то вроде гостиницы, где вы будете жить до того момента, как городские власти определятся с выкупной ценой за ваш развалившийся дом, – нашли мы в итоге нужные слова. – Это может занять еще несколько месяцев, неужели вы хотите весенние ливни и летнюю жару в своей каморке провести?». Это подействовало: мы еще раз съездили посмотреть на квартиру, «продегустировали» воду на кухне и в ванной, дотошно расспросили специалиста городского центра по управлению специализированным муниципальным жилищным фондом и зашли в офис этого центра, который находится здесь же, на Борисоглебской, 12. Получив инструкции по сбору нужных документов, Иван Дмитриевич принялся оформлять переезд.
Теперь Иван Дмитриевич может умыться теплой водой
Разумеется, все произошло не в один миг. Документы много раз перепроверяли, требовали свежие справки, неделями пересылали… «Отправили в БТИ за справками, а они стоят 1300 рублей, – рассказывал потом Иван Дмитриевич. – Хорошо, что там спросили, зачем они старику. Оказывается, что по запросу районной администрации такие справки выдаются бесплатно – я опять в квартотдел бегу скандалить». Лишь спустя полтора месяца все документы ушли на согласование под обещание «завтра же будет готов ответ». Как обычно, «завтра» ответа не было, как и в течение следующих дней. Мы уже готовились к очередному штурму чиновничьих кабинетов, но в очередной созвон услышали долгожданное: «Мне только что выдали ключи от квартиры!».

…Иван Дмитриевич тут же поспешил в редакцию «Нашего времени» их продемонстрировать. «Уже искупался в ванной, мебель потихоньку перевожу», – рассказывает он. Конечно, старику до боли жалко свой «проклятый старый» дом, в котором он прожил большую часть своей жизни, поэтому не может не ворчать: «Запустили-забросили такой дом, его бы отреконструировать…». Но и к новым условиям жизни – человеческим – уже привыкает.
На старость лет - жить по-новому
Разумеется, до окончательного хеппи-энда этой истории еще далеко: явно будут споры и по поводу сроков сноса здания, и по выкупной цене собственности Ивана Дмитриевича. Но следующие морозы пожилой человек впервые за несколько лет встретит в тепле – это многого стоит.