Житель поселка Первомайского Долотинского сельского поселения Николай Белоусов 1 мая объявил бессрочную голодовку. Причина – квартирный вопрос

Поселок в «реанимации»

Письмо Николая Белоусова попало в редакцию «Нашего времени» как раз в рабочую неделю между праздниками – накануне 9 мая: «Я проживаю в доме по улице Карла Маркса, 38, который еще в 2001 году администрацией города Зверево был признан аварийным. Но в 2005 году поселок Первомайский был передан в состав Красносулинского района – в Долотинское сельское поселение. И здесь начались проблемы: администрация дом аварийным не признает – затерялись документы: акт обследования и решение межведомственной комиссии. За это время большинство жильцов свои квартиры просто бросили и уехали, старики поумирали. Я другого жилья не имею, потому и остаюсь в разваливающемся доме с аварийными электросетями, без отопления, канализации и воды. Администрация поселения включила дом в список зданий, подлежащих капитальному ремонту в период с 2015 по 2049 год. Теперь почтальоны приносят квитанции, которые должны оплачивать жильцы-призраки: ведь в графе «плательщик» стоит – неизвестный! Как некто неизвестный будет платить деньги, если он умер, отсутствует несколько лет, а его квартира заброшена? Как можно таким образом сформировать фонд капитального ремонта дома на счете регионального оператора?! И для кого этот дом-призрак ремонтировать? Капремонт бюджету обойдется дороже, чем переселение людей из муниципальных квартир и компенсации за приватизированное жилье. В ноябре прошлого года я обратился к главе Долотинского сельского поселения с просьбой: рассмотреть вопрос на межведомственной комиссии. Но его затягивают, даже после предписания прокуратуры. Потому и пришлось объявлять голодовку».

Едем в Долотинское сельское поселение. Первым делом к главе Елене Николаевне Кудиновой с простым вопросом: «Почему человек объявил голодовку? Разве нельзя было за это время с его проблемой разобраться?».

– Мы разбираемся. Но вопрос запутанный. Заказали техническую документацию для установления процента износа дома. В 2001 году администрация города Зверево приняла постановление «О признании жилья непригодным для постоянного проживания». Но к нему не приложены ни акты обследования, ни заключения межведомственной комиссии о признании дома аварийным. Эти документы с 2006 года нам не передавались. Белоусов предоставил пакет документов, где в заключении эксперта отсутствовал технический паспорт дома № 38, а представлен технический паспорт на квартиру № 3 с процентом износа 56 процентов. В соответствии с законом дом с таким процентом износа аварийным не является…

Надо сказать, что Елену Николаевну задевает тот факт, что Белоусов хочет за свою квартиру деньги из бюджета получить. Ведь там не только средства областного бюджета будут, но и местного – 7,7 процента. Это притом что у поселения средств на неотложные проблемы не хватает. Тем более что дом признан аварийным другим поселением. Потому и заявила нам в сердцах: «Решит комиссия, что дом аварийный – будем исполнять. Не решит – против закона не пойду!».
Конечно, у Кудиновой своя логика. Присоединившийся поселок Первомайский принес Долотинскому сельскому поселению такой шлейф серьезных проблем, которые местному бюджету решить было не под силу.

Еще в 2001 году, когда поселок Первомайский был в составе города Зверево, его власти своим постановлением признали все 22 многоквартирных дома поселка аварийными и сняли их с коммунального обслуживания. Как власти города Зверево в 2001 году планировали решить проблему аварийных домов, нам неведомо, и спросить не у кого – тех чиновников нет и в помине. Как ее можно решить сейчас? Бюджет Долотинского сельского поселения, можно сказать, сверхдефицитный. Налогоплательщиков – кот наплакал. А проблем – выше прохудившихся крыш многоквартирных домов. И если бы только это. Многие годы в инфраструктуру поселка Первомайский не вкладывали ни копейки бюджетных средств. О газе здесь даже и не мечтали. С водой – проблемы: в целом жилом массиве ее более 20 лет вообще не было. Горы мусора, который не вывозился годами. Жители многоквартирных домов пользовались такими общественными туалетами, которые трудно даже представить. Тротуаров как таковых практически не было...

– Поселок умирал, – вспоминает Елена Николаевна. – Чтобы его реанимировать, глава района Николай Альшенко отдавал нам больше средств, где-то, может, в ущерб другим поселениям. Серьезную помощь оказывала и область. Но не решить все проблемы в одночасье!

В первые пять лет удалось отремонтировать часть дорог и тротуаров, детский сад, семь многоквартирных домов, у трех перекрыть кровлю, провести уличное освещение, которое до этого отсутствовало. Постепенно ликвидировали несанкционированные свалки, приучали жителей к тому, что мусор надо выносить не под забор соседу, а на специальную площадку. Поставили семь общественных туалетов. В 2013 году в поселок пришел газ и был построен первый двухэтажный 12-квартирный жилой дом, в который переселились семьи из аварийных бараков. Сегодня в самом центре поселка в очень удобном месте – рядом школа и детский сад – строятся еще три трехэтажных дома для 36 семей: все удобства, газ, отопление. Туда планируют поселить около 70 человек. Стоимость строительства – 14 миллионов рублей, под ключ здания сдадут уже в сентябре нынешнего года...


Применительно к местным условиям

Дом № 38 по улице Карла Маркса издалека может произвести впечатление еще крепкого здания. Но вблизи все по-другому. Часть стены второго этажа, что у самой кровли, рушится. Будь это город, пришлось бы ограждение ставить, – до беды недалеко. А поскольку глубинка – обходятся без этого: чужие здесь не ходят. Да и кому о безопасности людей заботиться? Управляющей компании нет, да и жильцов фактически не осталось.

Николай Белоусов и его представитель Валерий Кащенко встретили меня во дворе.

– Рядом практически такие же два дома. Из одного людей уже переселили, во втором в нескольких квартирах еще живут. Точнее, доживают, надеются на переселение, – констатирует Николай Павлович.

Но тем, у кого квартиры муниципальные – проще. Их постепенно передают со всеми документами из жилого фонда администрации Зверево в Красносулинский район. А вот приватизированная квартира Белоусова зависла между небом и землей.

– С кого мне по суду требовать компенсацию за жилье – с администрации города Зверево или с Долотинского сельского поселения? Документы на мою квартиру из Зверево в сельское поселение не переданы. Я обращался в суд с иском к администрации города Зверево, но в иске мне было отказано на том основании, что ответчик – ненадлежащий.

Заходим в подъезд. В почтовых ящиках «письма счастья» – квитанции на оплату капитального ремонта. У «неизвестных» плательщиков уже долги перед НКО «Фонд капитального ремонта» накопились – у кого под две, у кого – под три тысячи. Белоусов по этим квитанциям не платит.

– О каком капремонте может идти речь? Это и будет разбазариванием бюджетных денег, – уверен он.

Глава поселения так объясняет ситуацию:

– Раз на дом отсутствуют документы о признании его аварийным, в силу вступает постановление, по которому мы должны поставить дом на капитальный ремонт. Собственники жилья обязаны вносить свою лепту в «Фонд капитального ремонта».

Квартира у Белоусова «живая и жилая». Видно, что хозяин старается придать ей приличный вид. Но обои отходят от стен из-за сырости, оттого, что сверху льет: то ли трубы водопровода прогнили, то ли крыша протекла в очередной раз. Проводка «коротит». В местах соединения проводов обои оторваны от стены – во избежание воспламенения. Бросается в глаза, что нет радиаторов отопления, а в кухне баллон с газом – вещь опасная. Николай Павлович показывает прогоревшие обои в спальне: сосед за стенкой соорудил для обогрева печь, да так ее раскочегарил, что чуть большой пожар не случился. Хорошо, Белоусов не спал, сумел потушить. А мог и угореть.

…В этой квартире №3 Николай Павлович живет с двух лет – с того времени, как родители в поселок Первомайский переехали. Отец работал на шахте горнорабочим очистного забоя, мама – медсестрой в интернате.

– Вот вы говорите, что у всех праздник, 9 мая, а тут я с голодовкой. И я бы хотел с «Бессмертным полком» вместе с людьми пройти. Есть и в нашей семье свои герои. Мой дед Яков Белоусов погиб в 1942 году. Отец восьмилетним пацаном был в Сталинграде, а там, считайте, все воевали. После войны он нашел могилу своего отца – моего деда. Я храню фотографию, где батя снят у обелиска. Из этого дома я в армию ушел, служил три года на флоте в Крыму. Там женился, но не сложилось, развелся, приехал к матери. В 1999 году мама эту квартиру приватизировала. Ко мне в собственность она перешла по наследству. И что мне в этой ситуации делать?

– Честное слово – было бы здоровье, ушел бы от всех этих перипетий куда-нибудь добровольцем. Но мне почти 60 лет. Потому – голодовка, – обозначил свою позицию Белоусов.

Мы встретились с главой Красносулинского района Николаем Альшенко, выяснили его отношение к проблеме.

– Я готов решать все насущные вопросы жителей в рамках правового поля. Нет у меня полномочий самостоятельно принимать решения – аварийное здание или нет, выплачивать ли компенсацию на приобретение жилья или отложить, – говорит Николай Александрович. – Я за то, чтобы люди в районе жили лучше и не шли на крайние меры. Нет безвыходных ситуаций. Главное, уметь услышать друг друга и попытаться найти приемлемый законный вариант.


12 мая в Долотинском сельском поселении состоялось заседание межведомственной комиссии. Обсуждались несколько вариантов: оперативно найти или восстановить документы на дом №38 по улице Карла Маркса либо принять по дому новое решение. Но какое? Мы держим руку на пульсе событий в поселке Первомайском и обязательно расскажем о том, как они развиваются.

К сожалению, Николай Белоусов голодовку не прекращает.