Если бы житель поселка Первомайский Николай Белоусов, объявивший голодовку в день Весны и Труда, не приостановил ее 19 мая, то, наверное, не дожил бы не только до решения вопроса, но и даже до простого объяснения: как теперь быть ему – жителю дома-призрака?

Почему он начал голодовку, а потом через 19 дней ее приостановил, мы подробно рассказали в материалах «Первомайская голодовка» – № 124 за 14 мая и «Голодовка приостановлена» – №130 за 24 мая. Николай Белоусов – собственник квартиры, которая находится в доме, признанном аварийным гордумой города Зверево еще в 2001 году. Он настаивает либо на переселении, либо на выдаче денежной компенсации для покупки другого жилья. Дело он, правда, имеет не с теми, кто 15 лет назад принимал решение по дому, а с главой Долотинского сельского поселения Еленой Кудиновой. На этой должности она с 2006 года, как раз с того момента, как поселок Первомайский был передан из муниципального образования города Зверево в Долотинское сельское поселение. Еще в ноябре прошлого года Белоусов обратился в администрацию поселения с тем, чтобы дом, в котором он проживает, признали аварийным, а ему выплатили компенсацию на приобретение другого жилья. Но с ответом администрация задержалась на несколько месяцев. Тем более что Кудинова считает требования Белоусова завышенными и уверена, что дом можно капитально отремонтировать и жить в нем. Именно к этому мнению и склонилась межведомственная комиссия, которая после объявления голодовки заседала 12 и 14 мая. 12 мая решение принято не было – диалог сторон не состоялся: Белоусов и его представитель Валерий Кащенко ушли с заседания, посчитав его неподготовленным. 14 мая комиссия вынесла решение: дом аварийный, но пригоден для проживания при условии ремонта. Прокуратура Красносулинского района посчитала, что в решении комиссии не все соответствует действующему законодательству, и внесла представление председателю комиссии – главе Долотинского сельского поселения, а также обратилась в суд за защитой прав и свобод Николая Белоусова, с просьбой признать бездействие администрации Долотинского сельского поселения, а также межведомственной комиссии незаконным. После этого голодовку Николай Белоусов приостановил. И очень правильно сделал – такой волокиты ни один организм не выдержит. На очередном заседании – 22 мая – комиссия отменила свое предыдущее решение, видимо, устраняя недочеты, выявленные прокуратурой, и тут же приняла новое решение, по сути не отличающееся от принятого 14 мая: дом аварийный, но жить можно при условии капремонта.

Вопрос о сроках его проведения, правда, остается открытым: какой это будет год – 2028 или, к примеру, 2037? В какую программу может войти здание, в котором еще 15 лет назад отменили прописку, сняли с обслуживания ЖКХ. Откуда выехала большая часть жильцов – их квартиры пустуют, отчисления в фонд капремонта никто не делает, а износ крыши составляет почти 80 процентов?

27 мая в Красносулинском районном суде состоялось предварительное слушание по представлению районной прокуратуры. На нем и выяснилось, что дом по улице Карла Маркса, 38, в котором проживает Николай Белоусов, вообще не принадлежит ни Долотинскому сельскому поселению, ни Красносулинскому району. Документы из города Зверево на это здание туда не передавались. Фактически межведомственная комиссия Долотинского сельского поселения неправомочна решать вопрос. На 10 июня назначено новое заседание, к этому времени прокуратура должна уточнить свои требования. В общем, пока клубок проблем не распутан. О дальнейшем развитии событий мы обязательно расскажем.