Наводнения, ураганы, шквальные ветры, ливни, смерчи – все это было, есть и будет всегда, против природы человек бессилен. Но вот снижать степень разрушительной мощи таких катаклизмов люди должны

Утром 25 июня 2015 года на Сочи обрушился мощный тропический ливень. В бешеные потоки грязной воды превратились реки Дагомыс, Кудепста, Мзымта, Псоу, Херота. В реке Сочи уровень воды поднялся на полтора метра, еще чуть-чуть – и мутные потоки вырвались бы на мостовую. Крова лишились более шести тысяч человек. Особенно сильно пострадали поселки Веселое, Мирный, Молдовка, Орел-Изумруд, отдельные здания в Дагомысе и Кудепсте. Обильными потоками воды были заполнены площади перед новым аэропортом Сочи и вокзалом железнодорожной станции Адлер…

Тревожные репортажи шли в телевизионном эфире целый день…

Между тем борьба с натиском стихии на этот раз пошла в Сочи очень энергично. Ливень еще не закончился, а уже был создан краевой штаб по ликвидации последствий стихии. Один за другим в Сочи прибывали отряды спасателей МЧС, аварийные бригады компании «Кубаньэнерго», представители транспортных служб, специалисты в области водоснабжения и водоотведения. Едва ливень завершился, начались разборы образовавшихся завалов, пошла откачка воды из затопленных домов. Поздним вечером этого же дня аэропорт Сочи уже стал принимать самолеты, вскоре поезда пошли на станцию Адлер. Ночью в обесточенные районы начал поступать свет, к утру следующего дня было восстановлено водоснабжение. Все это время четко и спокойно действовали медицинские службы, в полевых палатках врачи оказывали помощь нуждающимся людям. В местах массового скопления людей повсюду дежурила полиция. Через два дня город Сочи сумел вернуться к нормальной жизни. За пособиями в связи с утратой имущества обратились 4491 человек, общий урон от наводнения, включая и выплаты пострадавшим людям, составил 1,3 миллиарда рублей.

За две недели до этого аналогичное по интенсивности наводнение произошло в Тбилиси. Осадков выпало наполовину меньше, ущерб был не столь значительным – 0,6 миллиарда рублей. Но там была паника! И если в Сочи человеческих жертв удалось избежать, то в Тбилиси 19 человек погибли и трое пропали без вести… С ужасом весь мир наблюдал на сайтах Интернета за страшными кадрами гибели животных в тбилисском зоопарке, они захлебывались в залитых водой клетках, а один тигр, вырвавшись из вольера, загрыз попавшегося ему на пути человека. В Сочи ни растерянности, ни массовой паники не было, о возможном натиске стихии все средства массовой информации заранее сообщали уже несколько суток. И потому главный вывод из всего случившегося оказывается утешительным – бороться со стихийными бедствиями аварийные службы в России научились. Созданные в середине 90-х годов прошлого века из числа туристов-разрядников спасательные отряды МЧС сейчас окрепли, действуют решительно и эффективно.

Однако, отдавая дань мужеству и профессионализму тысяч профессионалов, нельзя умолчать о тех жестких уроках, которые на этот раз преподнесла стихия.


Речка, ты чья?

Первая проблема – реки! Ни для кого не является большим секретом, что это наша общенациональная беда. После развала хозяйственного механизма Советского Союза водоемы оказались брошенными на произвол судьбы. Много лет идет разграничение ответственности, все никак не определятся, какие же властные органы должны заниматься речными делами. В итоге на речных берегах в России творится настоящая строительная вакханалия – коттеджи растут в самых неожиданных местах. Зато ветшают построенные в прошлые годы дамбы, плотины, укрепляющие берега стенки. Наводнение в Сочи показало, что наблюдать за реками надо постоянно и внимательно, а не от случая к случаю. В последние годы в Сочи такое наблюдение за состоянием рек проводилось крайне хаотично, на работах по расчистке русел удавалось сэкономить примерно по 100-120 миллионов рублей в год. Вот мы и «наэкономили», получили только за один день 25 июня 2015 года огромный урон – 1,3 миллиарда рублей! Так надо ли было экономить?


Призрак ливневки

Проблема вторая – состояние инженерных сооружений, в первую очередь системы ливневой канализации. Это тоже общая российская беда. Населенные пункты растут, число строящихся зданий множится, но при этом уже по недоброй традиции никогда не хватает средств на прокладку новых дорог, энергетических мощностей, водопроводных линий, на создание мусороуборочных систем. Хотя, судя по теории градостроительства, должно быть наоборот – темпы развития инженерных сетей должны опережать темпы строительства жилых комплексов. Это обязательно должно находить свое отражение в бюджетных планах различного уровня. Этого тоже не существует, хотя в недавнем еще советском прошлом было именно так. В 1944 году еще шла война, страна все силы и средства отдавала фронту, а в Сочи уже было создано мощное управление берегоукрепительных и противооползневых работ (УБПР). По его заказам строительные организации возводили на территории города подпорные стенки, дренажные системы, прокладывали трубы ливневой канализации, обустраивали придорожные канавы и так далее. Когда в начале 90-х годов прошлого века под громкие крики о перестройке и демократии началась хаотичная застройка городской территории, все перестали обращать внимание на когда-то созданные дренажные системы, на проложенные трубы водостоков, на вырытые канавы, все это давилось бульдозерами и засыпалось грунтом. Вскоре также и оставшееся без денег УБПР прекратило свое существование, оно под шумок превратилось в частную контору. Никто за состоянием ливневой канализации больше не следил. И потому при каждом ливне мутные потоки сбегающей с гор воды начали выплескиваться на тротуары и мостовые. Точно так было и во время последнего наводнения. Огромная сточная канава в селе Молдовка, в которую хлынула вода с ближайшего горного хребта, оказалась забитой мусором, какими-то старыми автомобильными покрышками, стволами срубленных деревьев, кучами прелых листьев. В нескольких местах ее просто засыпали, чтобы было удобнее проезжать к домам на автомобилях. И вот водный поток из забитой канавы вырвался, помчался по улице Костромской и ворвался на площадь нового аэропорта Сочи. Ожидавшие отлета пассажиры дружно поплыли, на это с содроганием сердца смотрела по телевидению вся Россия.

Тут, правда, надо сделать одну оговорку. После возникновения ряда оползней в 2012 году в Сочи было воссоздано предприятие, отвечающее за состояние ливневой канализации, его назвали «Водосток». Сейчас оно должно обслуживать 450 километров труб, каналов и канав на городской территории. Но на предприятии не более сотни работников и всего шесть специализированных машин, для большого города этого явно недостаточно. Про выделяемые «Водостоку» средства из городского бюджета вообще не хочется говорить – это крохи. Найти на канализацию деньги не могут. А вот направить пару миллионов на организацию какого-нибудь шумного фестиваля – легко…

Сейчас о состоянии олимпийских объектов Сочи. Информация о том, что во время наводнения 25 июня оказавшийся в самом центре разгула стихии Олимпийский парк Сочи практически не пострадал, тоже попала на информационные ленты. Особого внимания на нее никто не обратил, а ведь напрасно. Олимпийский парк Сочи был построен, что называется, по уму, с четким соблюдением всех требований к инженерной инфраструктуре – каналы, дренажные системы, обводные трубы. Можно сейчас с гордостью вспомнить, как много усилий приложили к этому в 2009 – 2014 годах руководившие олимпийской стройкой вице-премьер Правительства России Дмитрий Козак и главный архитектор Олимпиады, петербуржец Олег Харченко. Ни на чем не позволили экономить, ни одной мелочи не упустили из виду. И вот, оказалось, что все необходимое для встречи со стихией здесь было предусмотрено, произошло обильное наводнение, и – ничего страшного! При этом в двух шагах от Олимпийского парка Сочи, буквально через дорогу, находится поселок Мирный. Он возник стихийно в 1992 – 1994 годах, во времена полного безвластия, когда за небольшие взятки можно было легко получить участок и построить частную гостиницу, не задумываясь об инженерном обеспечении всей территории. И потому после наводнения картина здесь оказалась прямо-таки ужасающей. Можно уверенно спорить – и в следующий раз все произойдет именно так!


А подумать?

Проблема третья – предусмотрительность. Вспомним, наконец, и о самих пострадавших гражданах. В основном это были владельцы самовольных построек, узаконенных, как это у нас водится, задним числом, судебными решениями. Не будем говорить обо всех этих людях без исключения, но рискнем предположить, что большинство из них не прочь при каждом удобном случае вдоволь поругать существующую власть. Едва случилась беда, они бросились к этой власти за помощью. Постойте, да это же вы сами строили без разрешений огромные коттеджи, давили при этом трубы, проложенные для отвода воды. Это возле ваших домов сточные канавы были забиты мусором до самого верха! Когда вы последний раз устраивали субботник по очистке русла ближайшего ручья? Не помните? Так чего же вы ждали во время наводнения?

Впрочем, кому нужны сейчас такие упреки, несчастные люди и так жестоко наказаны. И потому давайте обратим эти вопросы тем, кто сейчас читает эту статью, сидя в своем частном доме на берегу реки. Знайте, что в будущем наводнение может произойти в любом другом населенном пункте России, и тогда уже вам, забывающим об элементарной предусмотрительности, придется обращаться за возмещением ущерба.

Кстати, о возмещении ущерба пострадавшим от наводнения. В Сочи на эти цели потребовалось около 600 миллионов рублей. Откуда появились деньги? Их взяли из казны города Сочи, из бюджета Краснодарского края и всей Российской Федерации.Проще говоря, из нашего общего кармана. Значит, меньше у нас останется средств на социальные программы, на поддержку стариков и инвалидов, на строительство детских садиков и школ. Между тем в большинстве стран мира возмещением ущерба пострадавшим от стихии людям всегда занимаются исключительно страховые компании.

Так каковы же они, жесткие уроки наводнения в Сочи? Перечислим еще раз и постараемся запомнить. К натискам стихии надо быть готовыми всегда. Следить за состоянием русел всех российских рек, особенно в южной части страны. Во всех населенных пунктах необходимо срочно прекратить строительную вакханалию. Никому нельзя позволять возводить здания, если при этом разрушаются уже существующие городские инженерные линии. Когда-то созданные объекты ливневой канализации надо сохранять и даже в самые засушливые времена поддерживать в рабочем состоянии. И обязательно, как в старые добрые времена, надо возродить систему обязательного страхования частных домов и имущества, чтобы выплаты компенсаций не падали тяжелым бременем на бюджеты разных уровней. Снизить уровень стихийной угрозы повсюду можно целой серией организационных и инженерных мер. И начинать заниматься этим требуется как можно скорее! Не откладывая в долгий ящик, до нового наводнения…