Жители дома по пер. Братскому, 55 в Ростове позвонили в редакцию газеты «Наше время» на прямую линию с руководителем Фонда капремонта. Они умоляли Владислава Крюкова заменить ремонт подвала, запланированного в их доме в следующем году, на восстановление крыши. Увы, по закону такую замену совершить невозможно. Похоже, это единственный закон, нормы которого будут соблюдены по отношению к этим людям. 

Это все, что осталось от трех муниципальных квартир.

Капитальный ремонт кровли в этом доме… окончился в феврале этого года. А 16 мая случился пожар: вспыхнул третий мансардный этаж, тут же огонь по вроде бы огнеупорным балкам перекинулся и на саму крышу. С огнем боролись более девяти часов, чудом обошлось без жертв. Но крыши на доме не стало…


Под открытым небом

На самой мансарде, ставшей после пожара и крышей дома, сами жители спешат надстроить «времянку». Там же – обгоревший остов единственной оставшейся квартиры: хозяин не разрешил сносить стены, но и покрывать их хоть досками не пожелал: «Мне здесь жить невозможно, так зачем чужие потолки защищать за свой счет?».

Этажом ниже находится квартира № 27. В ней уже обваливаются кусками отсыревшие потолки, стены до пола почернели от плесени. «Пару лет назад пыталась застраховать квартиру, но даже после ремонта банки отказывались заключать договор на старый фонд», – вздыхает хозяйка Людмила.

Старшая по дому Валентина Ивановна живет в соседней квартире – картина та же. Отопление в доме было газовое – газ перекрыли во время пожара и снова включать отказались, электричество жители кинули сами с ближайшего столба. Из удобств – вода из крана, а во время даже небольшого дождя – и с потолка. В таком состоянии – треть квартир в доме.

Кто поможет?

Здесь пожара не было, но жить невозможно.На следующий же день после пожара, 17 мая, во дворе дома собралось все руководство Ростова: обещали «срочную и всеобъемлющую» помощь. Но дальше дело не двинулось. Из всех инстанций в ответ на обращения – либо молчание, либо загадочное: «работа над домом ведется согласно разработанному плану».

Об этом плане жители и хотели бы знать. Ведь своими силами даже временную крышу им не потянуть: собрали лишь часть нужных средств. Помощи от города как собственника 5 из 27 квартир хотя бы в предоставлении рабочих (это бы сэкономило четверть всей сметы) так и не дождались. Лишь в конце августа муниципалитет убрал остатки крыши и сгоревших квартир – и закончил на этом. «Еще нас «защитили от дождей», – с горькой усмешкой показывают жители на обрывки тонкого полиэтилена. – Придавили кирпичами, а через день поднялся ветер, и всю клеенку сорвал, хорошо хоть кирпичи на голову прохожих не рухнули». После такой «защиты», по словам жильцов дома, представители департамента ЖКХ Ростова-на-Дону заявили: «Мы свое дело сделали, теперь признаем свои площади непригодными для проживания, спишем их и уйдем из этого дома». А чьи эти площади теперь?

Не желают платить за ремонт крыши и многие жильцы, хотя на общем собрании большинство собственников поддержало решение о самостоятельной установке временной кровли. Но теперь некоторые считают, что их эта проблема не касается, хотя грибок уже появился и в квартирах нижних этажей. Часть людей принципиально против – убеждены, что эти работы обязаны делать городские власти. А пара собственников и вовсе заявили: «ничего делать и платить не буду, вам надо – выкупайте у меня квартиру».

Не дождались жители помощи и от управляющей компании ООО «ЖКХ Ленинского района». За это фирме уже было вынесено предписание от прокуратуры, однако ситуация осталась без изменений.


Спасет ли инвестор?

Весь август жителям обещали: крышу вам починит инвестор. Вот только у инвестора – фирмы «Эквкубе» – отношения с жильцами не заладились. И известно это было еще два месяца назад.

Жителям инвестор обещал отремонтировать крышу и внутренние коммуникации, а за это получал право надстроить еще пару этажей и реализовать новые квартиры. Изначально согласие на это дали почти все жильцы – это «почти» и стало роковым: по Жилищному кодексу РФ согласие на полную реконструкцию здания должны дать 100 % жителей. Но один из собственников был категорически против: он и сам планировал со временем расселить соседей и построить на этом месте новый дом. Когда стали известны подробности инвестиционного проекта, несогласных стало больше. Многих смутил план перепланировки их квартир после окончания реконструкции дома, по которому строители собирались оставить только капитальные стены, а дом, по сути, перестроить заново. Оказалось, что в доме из-за стихийной перепланировки после приватизации коммунальных квартир появилась совершенно безумная система коммуникаций -– разрешения на повторное подключение дома к газу и электричеству не дадут. Но многих жителей это не устроило: или оставляйте как было, или согласие не дадим.

В некоторых ответах чиновники указывают на еще одного инвестора, который бы хотел выкупить квартиры у жителей. «Жильцам такого предложения никто не делал, – уверяет Валентина Ивановна. – Это, видимо, и есть владелец квартир на первом этаже. Но сейчас у него денег нет, а у нас – нет времени его ждать».


«Нуждающимся предоставили жилье…»

«Нуждающихся жителей пострадавших квартир пересилили в маневренный фонд», – еще один типичный ответ чиновников. Вот только от пожара и его последствий уже фатально пострадало полтора десятка квартир, а расселили только две семьи. Оксана К. из квартиры № 30 – мать-одиночка вместе с детьми двух, семи и девяти лет – получила комнату 12 кв. метров.

Когда мы навестили Оксану в доме маневренного фонда на ул. М. Горького, 270, ее старшие дочери гуляли на улице. Но даже при неполном составе спокойно поговорить в выделенной ее семье комнатушке было сложно – негде: диван, детская кроватка, стол, шкаф и пара метров, чтобы пройти между ними. «Вроде обещали дать вторую комнату, но потом отказали. Сказали, что или сюда переезжаем, или на улицу, – вздыхает Оксана. – Жить мне больше негде».

В этой «квартире», где живет семья с тремя несовершеннолетними, сделан ремонт. Больше ничего хорошего об этом месте сказать нельзя: горячей воды нет неделями, стены общих на весь этаж кухни и душевой покрыты грибком. По ночам в коридоре слышны пьяные крики, вспыхивают  драки. Детям Оксаны это особенно страшно – вместо сломавшейся недавно двери в их «квартире» висит занавеска. И никакой надежды на улучшение ситуации – от муниципальной квартиры Оксаны, в которой жили еще ее родители, остался лишь кусок линолеума. Обращаться за помощью к уполномоченному по правам ребенка или в общественные организации женщина боится: почему-то считает, что в ответ у нее могут забрать детей из-за «несоответствующих условий проживания».

В подобной комнатушке живет еще одна семья с Братского, 55. Больше никому из дома, в том числе еще одной матери с маленькими детьми, временное жилье не предложили. А ведь из 26 собственников дома десятку семьей некуда выехать, чтобы перезимовать под теплой крышей: у них ни другого жилья, ни средств на аренду квартиры.

…На последнем общем собрании представители городских властей и вовсе решили придать решительности собственникам обещанием: «Если так и не договоритесь, скоро вас засыплет снегом. К весне признаем дом аварийным и снесем его вовсе». Впрочем, жители о весне еще и не думают – им бы зимой как-то выжить…


Видеорепортаж Владимира Апарина