В хуторе Нижнеподпольном, что в Аксайском районе, – всего три улицы. И две из них в распутицу превращаются в подобие каналов. Впрочем, назвать каналами переполненные водой напополам с грязью глубокие колеи можно более чем условно

Вот она, хуторская «Венеция».

К письму, что пришло из Нижнеподпольного в редакцию «Нашего времени», были приложены фотографии. Весьма выразительные, надо сказать. Вот такая она, «подпольная Венеция»... Без гондол и нежных песен. Вместо песен жители улицы Первомайской пишут жалобы во все инстанции:

«По улице Первомайской за все время существования один раз проводилась отсыпка глиной вперемежку с твердыми материалами, и здесь бывший глава поселения сэкономил на качестве, что привело через некоторое время к появлению ям и разрушению профиля дороги»…

Во всей первозданной красе мы хуторскую «Венецию» уже не застали. Весна и солнечная погода сделали свое дело – и вместо разлива нас встретили лишь глубокие колеи, обрамленные комками окаменевшей грязи.

Надежда Омельченко: «Я пенсионерка и боюсь зимой лишний раз за порог дома выйти. Ни в аптеку, ни в магазин не доберешься».– Хотелось бы, чтобы дорогу хотя бы прогрейдировали, как положено, выдержав все требуемые уклоны. Чтобы вода уходила, а не скапливалась. Ну, и чтобы тяжелая машина для вывоза мусора не увязала в грязи…

Наталья Зинченко знает, что говорит: работает почтальоном, много ездит и может сравнивать ситуацию в Нижнеподпольном с другими хуторами. 

К тому же дом ее стоит на  самом углу подтапливаемой улицы, и в распутицу ему достается больше других. Осматривая эту часть улицы вместе с другим ее жителем Валентином Федоряченко, мы пришли к выводу, что после грейдирования не обойтись без подсыпки. Где-то машин шесть отсева помогли бы на какое-то время забыть о проблеме. Об асфальтировании речи, конечно, не идет — 20-миллионный бюджет Ольгинского сельского поселения, куда входит и Нижнеподпольный, на такие траты не рассчитан. Да люди и не просят чего-то из ряда вон. Понимают ситуацию.

— Где можем, сами стараемся, – заметил мой собеседник.– Тротуары вот в свое время отсыпали.  Но из-за громадной лужи машины теперь нередко заезжают и на них. И сами видите, в каком они сейчас состоянии…

Глава Ольгинского сельского поселения А. Харсеев: «Отремонтируем не только Первомайскую…»— Мы готовы заняться дорогой на этой улице уже в самое ближайшее время,  – сообщил глава Ольгинского сельского поселения  Александр Харсеев, выслушав наш рассказ о мытарствах хуторян Нижнеподпольного. – Сейчас появилась возможность выполнить необходимые работы за счет экономии средств Это где-то 262 тысячи рублей. Их мы и направим на ремонт тех дорог, где ситуация, что называется, не терпит…

Кроме этих денег, у поселения имеется еще полмиллиона собственных средств, аккумулированных в Дорожном фонде. А с такой суммой уже можно на что-то рассчитывать.

Воспоминания о недавних потопах.— Отремонтируем не только  Первомайскую,– пообещал глава. – Приводить в порядок в Нижнеподпольном надо и 2-й переулок. Оттуда тоже приходили жители к нам в администрацию с претензиями. Поэтому сейчас разрабатывается проектно-сметная документация…

По словам А. Харсеева, приступить к работам планируют в ближайшее время. С тем, чтобы еще до осени выполнить все необходимое:

— Это грейдирование дорог, выравнивание профиля и подсыпка щебнем…

Иными словами, вопрос, так донимающий жителей улицы Первомайской, переведен в практическую плоскость. С чем и хотелось бы  их поздравить. Будем ждать выполнения обещанного. В самом деле: Ольгинское сельское поселение, а значит, и хутор Нижнеподпольный с его 720 жителями — это не какая-то дальняя глубинка, куда три года скачи — не доскачешь. Многие из здешних жителей работают в Ростове, дома в Нижнеподпольном и других хуторах Ольгинского поселения отличаются чисто городским комфортом. И в то же время в каждом дворе — приусадебный участок, другие приметы сельского быта. А значит, все должно как минимум учитывать эти особенности. С целью создать условия для достойной жизни и должна действовать местная власть. К осени посмотрим, насколько хорошо ей это удается.


Видеорепортаж Владимира Апарина