Стены держит газовая труба, с потолка капает, крыша проваливается. Мы побывали в гостях у героев предыдущих публикаций – жителей домов, не признанных аварийными.

Фото Дмитрия СБОЕВА

С ними мы познакомились в начале этого лета с подачи активистов Общероссийского народного фронта («В «конюшнях» жить нельзя», № 193 от 8 июня 2017 г.). С той поры у жильцов «неопределенного» фонда кое-что поменялось: дома отнесли к разряду аварийных. И что?

Из ответа Юрию Костырко (Баумана, 65) министерства строительства, архитектуры и территориального развития области: «В связи с тем, что указанный многоквартирный дом признан аварийным, подлежащим сносу после 01.04.2016, его расселение, с привлечением средств областного бюджета, возможно после 2030 года». Пока же семье из пяти человек предложили пожить в маневренном фонде. Они согласились. Иногда в доме на Баумана, 65 ночует мать Юрия Ольга Николаевна – чтоб имущество не растащили, дождем его не залило: в крыше-то – сквозная дыра. 

Примерно тогда же, когда был построен дом на Баумана – сто лет назад, появилось и строение, в котором сегодня живет семья Сбоевых: муж с женой, двое детей (5 и 12 лет) и бабушка с дедушкой. Дом по ул. Тургеневской, 81, литер Б. 25 квадратных метров муниципальной недвижимости, тоже признанные аварийными. Правда, переживает Дмитрий Сбоев, в документах – путаница: постановление о признании дома аварийным выдано якобы раньше, чем комиссия его таковым признала…

У дома все сильнее проседает одна из стен. Дмитрий вынужден раз в полгода подпиливать дверь. Раз в год – проводить внутреннюю отделку стен: по ним идут трещины. Обращались хозяева по поводу замены крыши – сказали: нельзя, дом завалится. Не могут в этом доме одновременно включать стиральную машину и, например, лампочки – проводка плавится. Так что все условия для пожара созданы.

Сбоевым предлагали переехать в маневренный фонд, но они не захотели: все-таки здесь они сами себе хозяева, а там? К тому же Сбоевы прекрасно понимают: если до пожара на Театральном спуске, когда без жилья остались сотни людей, обещали, что переезд раньше 2030 года невозможен, то теперь положение с наличием в городе жилой квадратуры только ухудшилось. Чего ждать?

– Мне кажется, что нечего, – рассказывает Дмитрий Сбоев. – Не вижу реального выхода. И тем не менее поверить не могу, что государство не предпримет никаких шагов, чтобы улучшить каким-то образом наши жилищные условия. Во-первых, жилье – муниципальное; во-вторых, так жить – опасно, а ведь здесь – дети.

– Может быть, вам стать в очередь на получение субсидий по действующим в области жилищным программам? – спрашиваю Дмитрия (уж очень хочется найти какие-то варианты для того, чтобы нормальная семья с детьми жила в хороших условиях ).

– У нас все равно не хватит денег, даже при условии оформления ипотеки.

Мы обратились в Общероссийский народный фронт за комментариями. Нам ответили, что все три дома, прошедшие мониторинг летом (еще и дом на Братском, 39а), действительно признаны аварийными, однако о дальнейшей их судьбе сказать что-либо определенное нам не смогли...