Опровергнуть все, что написали наши журналисты об отключении воды инвалиду в Цимлянске, потребовала от редакции начальник местного водоканала.


Воду Николаю Козлову отключили еще 17 декабря из-за долгов - не оплатил полив участка. Но не оплатил потому, что не пользовался городским водопроводом - поливал огород из скважины. Кроме того, обращался в местный водоканал - на участок «Цимлянский» филиала «Шахтинский» ГУП РО «УРСВ» - чтобы составили акт о том, что полив осуществляется именно из скважины. Но реакции не последовало. А потом ему стали выставлять большие счета. В итоге долг составил 30 тысяч рублей, и по решению суда воду Козлову отключили.

Сегодня судебные разбирательства между Козловым и УРСВ продолжаются, виновный не определен. Между тем согласно Распоряжению губернатора №60 «О дополнительных мерах по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV0)», с 28 марта коммунальные ресурсы должны были включить всем, даже если приостановление их подачи было вызвано задолженностью. И с водой, газом и светом люди, которым подключили ресурсы согласно распоряжению губернатора, должны были бы оставаться до особого распоряжения главы региона. Так что вода у Козлова появиться все-таки должна была. Но не появилась.

На нашем сайте мы об этом написали. За дело взялись представители рабочей группы общественного жилищного контроля Общественной палаты Ростовской области. Они добивались разрешения ситуации и обращались в цимлянский водоканал и в министерство ЖКХ области, и замгубернатора Игорю СОРОКИНУ. Начальник правового управления при губернаторе Ростовской области Евгений ОСЫЧЕНКО заверил общественников: в случае с Козловым есть все основания требовать подключения воды.

Однако цимлянские ресурсники воду включать не торопились. Потом, после очередной публикации вода из крана у инвалида все-таки пошла, а в редакцию поступило требование опровержения наших материалов. Его прислала начальник участка УРСВ Анна ДЕМИНА. В своем письме начальник Цимлянского участка Управления развития систем водоснабжения РО обвинила журналистов в том, что наша информация не соответствует действительности. Якобы, сослались не на тот пункт в распоряжении губернатора, который касался услуг водоснабжения, и процитировали его неправильно…

Дальше нам прозрачно намекнули, что придется нам отвечать по всей строгости закона. Привели цитату из Кодекса административных нарушений про заведомо недостоверную общественно значимую информацию, которая создает угрозу «причинения вреда жизни и (или) здоровью граждан, имуществу, угрозу массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности либо угрозу создания помех функционирования или прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения…» Перечислили штрафы, которые за якобы совершенные нами деяния на нас обрушатся.

А дальше плавненько перешли к рассказу о… клевете. Которая, как известно, «есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь, достоинство другого лица или подрывающих его репутацию». Деяние уголовно наказуемое.

После упоминания штрафов и применения уголовной статьи последовало требование немедленно опубликовать опровержение…

Надо сказать, что журналисты в «Нашем времени» работают ответственные и законопослушные. Информацию всегда стараемся проверять и перепроверять. Так было и в этом случае. Решили мы внимательно прочитать текст опровержения, присланного в редакцию из Цимлянска. И с удивлением увидели, что не мы, а сама госпожа Демина перепутала и пункты, и распоряжения губернатора: «В соответствии с п.9 Распоряжения губернатора региона № 60«О дополнительных мерах по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV)» от 27.03.2020 г., в редакции Распоряжения № 61 от 30.03.2020 г., с 28 марта 2020 г. до особого распоряжения организациям. предоставляющим коммунальные услуги, ресурсоснабжающим организациям… исключить приостановление или ограничение предоставления коммунальных и иных услуг по причине наличия у потребителя задолженности по договору предоставления таких услуг».

Речь идет о двух разных документах! У них – разные даты выхода и разные номера. Так что редакция была совершенно права, указав номер пункта, касающегося приостановления или ограничения предоставления коммунальных и иных услуг. Это - пункт № 8. В другом постановлении аналогичный пункт значится под № 9.

Не исказили мы и слова главы региона. По той простой причине, что не цитировали его высказывание. Мы просто написали, что должно следовать из его распоряжения. Дальнейший ход событий подтвердил, что поняли мы все правильно: воду Николаю Козлову включили. А ошибалась как раз А.В.Демина: «При буквальном толковании текста данного пункта Распоряжения, в случае ограничения предоставления коммунальных услуг, произведенном до 28.03.20, обязанность восстановить предоставление коммунальных услуг у ресурсоснабжающей организации отсутствует». То есть, не надо было включать воду?! Но потом Цимлянский участок все-таки смилостивился: «Несмотря на то, что нормативные акты не имеют обратной силы, ГУП РО «УРСВ», учитывая социальную значимость водоснабжения в борьбе с распространением коронавирусной инфекции, приняло решение подключить всех ранее отключенных за неуплату абонентов».

Вот и выходит: журналисты написали правду. Опровергать нам нечего.