Если на клетке со слоном написано буйвол — не верь глазам своим, говорил Козьма Прутков. Если глазам своим все­-таки веришь — появляется много проблем. Впрочем, если и не веришь — трудностей меньше не становится. Роза Х. не поверила «Банку Москвы» …

У супругов Х. был приятель Сергей. Вместе праздники отмечали, выручали друг друга. Как­то Сергей попросил друзей за него поручиться. Кредит оформлялся на компанию Сергея — ООО «Евромаркет». Роза выступила и поручителем, и залогодателем. В качестве залога супруги предоставили свой магазин. Друзья уже заключали с «Банком Москвы» такой же договор в 2006 году. Кредит был успешно погашен. Так что на просьбу друга согласились с легкостью.

Новое соглашение было заключено 25 июля 2008 года. «Евромаркет» получил кредит на 9 миллионов рублей под 15,8% годовых. По условиям договора, ставка могла повышаться банком в одностороннем порядке только на 3%. Впоследствии выяснилось, что у компании была открыта не одна кредитная линия в «Банке Москвы», а взятый кредит на 9 млн. рублей компания с 2008 года не гасила. Скорей всего, новый кредит  компания открыла, чтобы погасить «старые» долги, но друзей Сергей не посчитал нужным извещать об этом. Банк же тоже решил об этом не распространяться, ведь кредит всегда можно вернуть, забрав магазин и все имущество супругов.

О задолженности «Евромаркета» по уплате кредита Х. узнали из уведомления банка, поэтому с апреля 2009 года стали платить по нему сами. Однако через несколько месяцев к ним пришло уведомление о просроченной задолженности по кредиту… Откуда? Ведь деньги вносились вовремя и в полном объеме. Чтобы разобраться, Х. запросили детализацию счета. Банк ее предоставить отказался. Супруги обратились к аудиторам. Аудиторская проверка выявила: процентная ставка повышалась банком до 26%, вместо допустимых 18,8%!

Х. обратились в банк за разъяснениями. Не дождавшись ответа, выдвинули банку требования о прекращении поручительства и расторжении договора залога. Однако банк с такими требованиями не согласился, утверждая, что ставка не изменялась за все время действия договора. Супруги решили отстаивать свои права в суде.

Они до сих пор судятся с банком. Предоставляют доказательства, а сторона банка дает им комментарии не хуже Козьмы Пруткова: «не верь глазам своим» — все это не так. Чтобы доказать, что банк нарушил свои обязательства, суду были представлены аудиторское заключение, извещения и уведомления банка. Представитель банка против аудиторского заключения возражать не стала, а вот извещения и уведомления признала ошибкой, недоразумением. Сказала, что они не имеют юридической силы, потому что подписаны неуполномоченными сотрудниками банка. И это при том, что один из этих сотрудников — начальник отдела по обслуживанию клиентов, а другой — заместитель директора Ростовского филиала банка. Суд такое объяснение не принял и вынес решение о прекращении поручительства Розы Х.

Продолжая в суде отстаивать свои права, Роза подала иск о расторжении договора залога. И тут выяснились новые факты. Оказывается, помимо «неуполномоченных» сотрудников, виноват еще и банковский компьютер, и процентная ставка была повышена банком из­за… произошедшей «технической ошибки»! И это при том, что выше нормы ставка неоднократно ступенчато повышалась банком в течение семи месяцев! Как же доверять подобному банку, если наши деньги так легко могут быть «перенедосчитаны» компьютером, и заметят это только после предъявления претензий и соответствующих проверок. А может, и правда, это роковое стечение обстоятельств, и «Банк Москвы» надежный и честный партнер? Тогда почему банк не принес своих извинений Розе и, дорожа своей репутацией, во внесудебном порядке не разрешил спор?

Дальше больше… В ходе судебного разбирательства выяснилось, что магазин супругов в качестве залога фигурировал не по двум кредитам ООО «Евромаркет», а обеспечивал целых четыре. На суде «Банком Москвы» были представлены еще два договора, подписанные якобы Розой Х. в 2007 году. Ошеломленные супруги запросили экспертизу подписей обеих договоров. «Банк Москвы» предоставить оригиналы отказался. Но один из оригиналов оказался на руках у Сергея. Эксперты установили: подпись на нем поддельная, о чем сразу же было сообщено супругами в милицию. Милиция заключила, что, хотя подпись Розы Х. выполнена не ей самой, и «в действиях неустановленного лица усматриваются признаки состава преступления … однако, уголовное дело в отношении неустановленного лица не может быть возбуждено … в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности (два года после совершения преступления небольшой тяжести)».

Так и живет себе «неустановленное лицо» безнаказанно. Кто же мог поставить подпись на документе за Розу Х., если он подписывался «в присутствии обеих сторон», директора Ростовского филиала «Банка Москвы» и самой Розы Х.? Более того, данный договор «неустановленное лицо» зарегистрировало в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ростовской области! «Банк Москвы» по этому вопросу, как и по другим, комментарии давать отказывается, объясняя, что это касается «банковской тайны в отношении юридических и физических лиц». В Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по РО, куда обратились Х., от проведения служебной проверки, несмотря на заключения эксперта о подделке подписей, отказываются.

На сегодня супругам удалось с себя снять обязательство поручительства, по которому они были бы должны выплатить весь долг «Евромаркета». Но как залогодатели они по­прежнему несут обязательства по кредиту, а в качестве залога выступает их магазин. Пока он принадлежит Х., но, возможно, суд установит, что магазин теперь должен стать собственностью «Банка Москвы». Правда, супруги отказываются в это верить: разве они, пострадавшие от «деятельности» данного банка, все еще чем­то ему обязаны?

P.S. Расследование по поводу поддельных подписей все­таки начали, но только после того, как в вышестоящих инстанциях, в том числе в Генпрокуратуре, признали, что решение милиции Ленинского района Ростова о невозбуждении уголовного дела неправомерно, и мошенничество налицо. 

Комментарии специалистов

Дмитрий Жураненко, председатель Ростовского регионального отделения Общероссийской общественной организации «Союз заемщиков и вкладчиков России»:

— Обычно банки стремятся решить ситуацию мирным путем. Поскольку такие дела, естественно, придаются огласке, ни один банк не хочет рисковать репутацией. Помимо принесения формальных извинений, возмещается ущерб, причиненный клиентам. Это стандартная норма цивилизованных деловых отношений. Так что понять действия «Банка Москвы» в этой ситуации весьма сложно, если, конечно, это не типичная практика данного банка по отношению к клиентам.

Евгений Миронов, сотрудник Региональной общественной организации «Донской союз защиты прав потребителей»:

— Такое поведение банка довольно типично. В банках рассчитывают, что потребители не решатся дойти до суда, а потому не всегда ведут себя корректно.

Наталья Леонтьева, заместитель начальника Главного управления Центрального банка Российской Федерации (Банка России) по Ростовской области:

— Конкретные обстоятельства каждого спорного случая имеют свои особенности, так что сделать вывод о типичности ситуации невозможно.