«Охотник сам стал объектом охоты чиновников от охоты», — с возмущением написал в редакцию охотник с 40-летним стажем, ростовчанин В.И. Демин. Так кратко сформулировал он проблему, в которой мы и попытались разобраться. А заодно — разглядеть перспективу охоты в современной мире.

Согнали в стадо — и доят…

В чем же суть претензий В.И. Демина? «Оплатив немалые деньги за членские взносы, за путевки (за еще недобытую дичь), придумали еще оплату за трудоучастие — от 700 до 1000 рублей. Кроме того, едва переступишь порог того или иного общества в районах области, куда мы, городские, — или, как нас называют, иногородние — обращаемся за путевками, начинаются вымогательства: помогите обществу чем можете, — пишет в редакцию В.И. Демин. — Если же имеешь билет департамента или других охотничьих объединений, то плати по двойной цене. Например, один день охоты на зайца стоит 300 рублей для своих, для членов других обществ — 600 рублей плюс еще 700 за трудоучастие — будет 1300 рублей. Но этого зайца еще добыть надо. Ладно бы, эти деньги шли на развитие охотхозяйств, которые все скуднее… Вроде бы общества созданы для создания условий охотникам, защиты их прав и интересов, а на деле всех охотников согнали в стадо и доят. Кстати, с нового года — еще сюрприз. Охотсезон на пушного зверя вроде один и путевки оплачиваем за сезон (так было всегда), теперь же с нового года за лисицу будем доплачивать еще 500 рублей. Как хотят, так и обдирают… Нужны нам такие общества?».

«Пиво — только для членов профсоюза»

Искать ответы на вопросы В.И. Демина мы и отправились в Ростовское областное общество охотников и рыболовов. «Да, вступительный взнос у нас 2500 рублей, — подтвердила главный бухгалтер областного ООиР Людмила Ковалева, работающая в обществе 40 лет. — Дорого? Но это как посмотреть — ведь человек, как правило, вступает в общество единожды и на всю жизнь. Членские взносы — 700 рублей (с 2011 года) — платятся раз в год. Все это обсуждается коллегиально на правлении общества, где устанавливаются и цены на путевки».

Что же в «прейскуранте»? Например, путевка на фазана (разовая) на 2 головы — 400 рублей. Путевка на пушных с 1 января по 28 февраля 2011 года (лиса, енотовидная собака) — 500 рублей (сезонная), 150 рублей (разовая).

Это — цены для «своих» из организации ООиР, а также для охотников Кубани, Ставрополья, Волгоградской области и других регионов юга, входящих в систему «Росохотрыболовсоюза». Для военных охотников, охотников с билетами деп­охотрыбхоза, членов казачьего общества «Елень», Неклиновского «Миуса», «Ростсельмаша», Таганрогского ООиР и других организаций, не входящих в систему «Росохотрыболовсоюз», путевки, действительно, вдвое дороже. И практика эта не нова. Помните, у Ильфа и Петрова: «Пиво отпускается только членам профсоюза»? Дефицит порождает ограничения, и тут двойная цена действует как своеобразный шлагбаум для «чужих». А то, что звери нынче в дефиците, сомнений не вызывает.

Где на всех зверья найти?

С 1 апреля прошлого года в действие вступил новый федеральный закон об охоте, в числе прочего лимитирующий дичь. Никто не будет, наверное, спорить, что в густонаселенной, распаханной вдоль и поперек степной Ростовской области с весьма скромными байрачными лесами и искусственными лесопосадками зверям и птицам раздолья мало. Плюс уборочная страда, во время которой под жатками гибнет множество зверья. А еще — сельхозпалы и лесные пожары, в огне которых сгорают и звери, и птицы. А потравы? Иногда даже поражаешься, что дикие животные до сих пор существуют в наших краях…

Только в Ростове проживают 7 тысяч охотников. Лимит зайцев для них — 3, 5 тысячи голов. За сезон одному охотнику разрешается отстрелять на более 10 зайцев. Обращаемся к простой арифметике: 3500: 10 = 350. Это — число охотников, которые могут выйти на охоту по сезонным путевкам. Остальные 6650 отдыхают? Стоит ли удивляться тому, что членам ООиР его правление предоставляет ценовую фору?

Трудиться или откупиться

«А еще придумали оплату за трудоучастие», — пожаловался в письме В.И. Демин. В ООиР подтвердили — согласно Положению общества каждый охотник обязан отработать 4 человеко-дня. Что же это такое, напоминающее колхозные «трудодни», и для чего это нужно?

Впрочем, любой охотник знает, для чего: без ремонта базы, заготовки сена и «веников», строительства кормушек для зимней подкормки животных и многого другого не обойтись. Егерей в обществе не хватает — кто, кроме энтузиастов, пойдет на зарплату от 4,5 до 7 тысяч рублей в месяц? А работу делать надо — для этого и привлекаются охотники. Но отработать готов не каждый. Впрочем, возможна альтернатива — возместить труд  деньгами. Сумма рассчитывается просто — минимальная зарплата егеря делится на число рабочих дней — 4500: 22 = 204 рубля в день. Умножаем их на 4, получается 816 рублей компенсации. Впрочем, цифра эта не фиксированная, каждое правление устанавливает свою оплату, правление ООиР разрешает определять ее на местах самостоятельно, исходя из конкретной ситуации. Однако она редко превышает 500 рублей, утверждают в областном ООиР.

Потому каждый охотник решает сам — то ли он реально отрабатывает свои «человеко-дни», то ли выплачивает деньги. Отработка отмечается в членском билете и действительна в любом обществе «Росохотрыболовсоюз»: если человек оплатил ее в Ростове, то, приехав охотиться в Азовский район, может просто купить путевку — уже без отработки.

Куда идут деньги?

Если исходить из того, что написал в редакцию В. И. Демин, то можно предположить: охотничьи общества процветают за счет денег, собранных с охотников. На самом деле, утверждает главбух Людмила Александровна, многие общественные организации охотников и рыболовов убыточны, особенно те, где охотников не- много — не более 150-200 человек.

Почти каждое общество охотников  предоставляет льготы — и не только для пенсионеров. А деньги, получаемые за взносы, путевки, трудоотработку и реализацию разрешений на отстрел  копытных, идут на зарплату для егерей, развитие охотхозяйств, покупку автотранспорта,  проведение спортивных и технических мероприятий, без чего просто не обойтись.

Трое суток шагать…

Поддерживать численность охотничьих ресурсов непросто, тем более при недостатке егерей. Если все пустить на самотек, то охотиться вскоре будет просто не на кого, убеждена охотовед Елена Зенкович: «Сейчас зима — тяжелое время для птиц и зверей. А значит, уже с лета надо организовать строительство кормушек, заготовить корма — закупить зерно и сено для подкормки птиц и зверей. Круглогодично мы проводим охрану охотничьих угодий — организуем патрули, закупаем бензин — без транспорта нам не обойтись. Обязателен и отстрел одичавших собак и кошек. Они могут стать не только переносчиками бешенства, но, сбившись в стаи, превратиться в активных хищников, истребляющих зайцев, куропаток, фазанов… Или учет животных — он необходим. Набираем людей и обходим участки — в день иногда приходится проходить до 30 километров по бездорожью, по пахоте. И так три-четыре-пять дней… Считаем копытных — лося, оленя, кабана, лань, косулю; пушных зверей — зайца, лисицу, шакала, енотовидную собаку; а еще — куропаток, барсуков, сурка-байбака, ондатру, фазана, водоплавающую дичь, серую ворону и волка. Методика для каждого вида разная, учет разнесен по сезонам. Но для его проведения нужны люди. Как тут обойтись без трудоучастия? Когда охотники компенсируют свое участие деньгами, эти средства идут на то, чтобы за плату привлечь к работе других охотников… А еще — расселение животных. Если лет 20 назад мы отправляли более тысячи зайцев в Италию, то сейчас стараемся разнообразить видовой состав в области — расселили байбака, закупили 30 голов благородного оленя, в Зимовниковском районе выпустили более 3000 фазанов… Существуют и облавные мероприятия, на лису, например. Участие в них для охотников, кстати, бесплатно. Но облава — дело коллективное. А если человек хочет охотиться самостоятельно, то, конечно, ему нужно купить путевку…»

Уже не промысел, пока — не элитное хобби

Серьезные поправки в жизнь охотничьих обществ внес и новый закон об охоте. Уже с нового года ООиР придется заплатить за каждый гектар охотугодий по 10 рублей. Если учесть, что в это понятие входят огромные территории, большинство из которых заняты полями сельхозназначения, то за год охотники Дона должны будут выложить государству 65 млн. рублей при годовом доходе ООиР в 60 млн…

Давно прошли времена, когда охота в наших краях была сначала промыслом, потом — практически бесплатным удовольствием на свежем воздухе. С каждым годом антропогенные факторы давят на природу все сильнее, все сложнее выжить животным в современном мире. Поддержка охотничьих ресурсов становится все дороже. Складывается впечатление, что охота постепенно переходит в разряд элитных увлечений, и с каждым годом все уже круг лиц, которым она доступна… Судите сами: при охоте на диких копытных цены на путевки хоть и остались в нынешнем сезоне в пределах цен позапрошлого года, но составляют приличные — для многих охотников — суммы. Разрешение на отстрел взрослого кабана составляет 18,5 тысячи, на взрослую косулю — 12,5 тысячи рублей.

Конечно, это не может не возмущать охотников со стажем, как у В.И. Демина, помнящих совсем иные времена…

Возможен ли возврат к прежнему? И поможет ли рядовым охотникам, скажем, переизбрание «чиновников от охоты»? Ответить на этот вопрос могут только они сами – ведь организация у них общественная, кто не согласен — пусть предлагают свои пути развития, отличные от нынешних. Так, чтобы на каждого охотника в сезон было не меньше 10 зайцев. И все — за чисто символическую плату…