«Позвонила мама и спросила: не хочу ли я, чтобы она дала мой телефон кому-то, кто придет сегодня к ней чистить диван? Сейчас ломаю голову: и почему меня это не насторожило?!», — вспоминает ростовчанка Светлана Анучина.
Наши постоянные читатели уже поняли, что речь идет об очередной истории про пылесос «Кирби». На этот раз — с хорошим концом.


Рассказывает сама героиня:

… Вошла я в мамину квартиру. Посреди комнаты стояло ЭТО... тогда я даже не поняла, что. Мама пояснила: купила пылесос, что «до конца жизни хватит». А отец дал мне пакет документов:

1) договор купли-продажи между моей мамой и неким ООО «ЮгЭкоСервис» на покупку пылесоса «Кирби» стоимостью 126 000 руб.;

2) кредитный договор между моей мамой и ООО «ХКФ-Банк» (известный как «Банк Хоум Кредит») на получение потребительского кредита на сумму 91 300 руб. сроком на 3 года под 21,31% годовых (в итоге получалось чуть больше, чем 124 000 руб.)

Объяснить, как они совершили эту покупку, да еще и в кредит, родители внятно не смогли…

Шаг первый: возвращаем товар

Я связалась со знакомым юристом, с помощью которого мы нашли веские основания для возврата пылесоса. Никоим образом наша позиция не строилась на признании факта, что родители купили товар под гипнозом или НЛП: даже если это имело место, то в суде было бы недоказуемо. Но по закону в течение 15 дней у покупателя есть полное право на расторжение договора купли-продажи при обнаружении недостатков, причем любых (и лишь по окончании 15 дней, но в пределах гарантийного срока, — существенных). Если бы товар был безупречен, мы бы признали свое поражение и были бы вынуждены выплачивать кредит. Однако поводы для возврата пылесоса нашлись:

— неверная дата окончания срока действия сертификата, указанная в гарантийном талоне;

— название производителя и место производства написаны только на английском языке;

— при беглом осмотре мы нашли зазубрины на нижней поверхности щетки и заусенцы металла на самом пылесосе.

Зафиксировав в том числе и на фотоснимках эти недостатки, мы отправились в фирму. Шли на переговоры с единственной целью: решить вопрос в досудебном порядке. После долгих и утомительных переговоров на основании обнаруженных недостатков договор удалось расторгнуть.

Теперь у нас на руках были:

1) заявление на аннулирование кредитного договора по причине возврата товара, оформленное в офисе продавца;

2) дополнительное соглашение на расторжение договора купли-продажи;

3) акт приемки-передачи пылесоса продавцу.

Шаг второй: возвращаем кредит

Для завершения истории нам был нужен возврат продавцом денег на открытый мамой кредитный счет в «ХКФ-Банке». В течение пяти дней мы несколько раз осведомлялись о наличии денег на мамином счету, но, увы... На шестой день, прозвонив утром в один из офисов «ХКФ-Банка» и в очередной раз узнав, что денег нет, мы собрали документы и поехали в региональное управление банка (ул. Греческого Города Волос, 6 на 11-м этаже). Там мы предъявили все документы и выразили опасения: как бы не пришлось нам платить по кредиту (ведь срок первого платежа уже близок).

Юрист банка просмотрел все документы, подтвердил: расторжение договора оформлено правильно, акт возврата товара присутствует — формально придраться не к чему, и мы вправе требовать возврата денег на кредитный счет. Он сделал копии с имеющихся у нас документов и обещал решить этот вопрос в ближайшее время.

На следующий день в обед позвонили из банка и сказали, что на счет матери возвращены деньги, и она может обратиться в любое отделение «ХКФ-Банка» для расторжения договора. Перед таким ответственным шагом, как разрешить маме подписать еще одну бумагу — заявление на досрочное погашение кредита, я затребовала выписку по ее счету, не удовлетворившись устными заверениями: «у вас на счете есть сумма, достаточная для досрочного погашения кредита».

По этой выписке, кстати, я увидела: на счёт возращена не только сумма кредита, но и проценты за один месяц (реально кредитом мы «попользовались» всего 10 дней). Сотрудница банка подтвердила мои догадки: действительно, в таких случаях продавец обязан вернуть на счет денежные средства в размере, достаточном для досрочного погашения кредита — мы ничего платить не должны.

Единственное, что нас в данный момент еще продолжает связывать с банком: само досрочное погашение кредита нельзя сделать ранее, чем это установлено кредитным договором (в нашем случае — через месяц после заключения). Тогда вся сумма с маминого счета будет автоматически списана на счет банка. И по совету знакомых для подстраховки мы еще затребуем от банка бумагу об отсутствии задолженности по настоящему и всем прочим договорам.   

«Повезло» — скажете вы? Ничуть. Светлана не запаниковала, а настойчиво и методично подошла к проблеме, грамотно использовав для ее решения существующее потребительское законодательство. Мы предлагаем нашим читателям, имеющим свой собственный опыт в решении потребительских споров, также рассказать об этом на полосе «Клуба потребителей» — именно такие примеры и доказывают: «Потребитель всегда прав».