Избиение московского полицейского возле Матвеевского рынка в столице повлекло за собой проверку всех многочисленных пока еще базаров по всей нашей стране.

Проверки прошли в Ростове на Центральном рынке, потом — на территории Темерника. В первом случае выявлено 2 человека, находящихся в федеральном розыске, и двое — в совершении краж. На Темернике, как говорится в сообщении ростовского агентства новостей «Дон ньюс», за три часа задержали более 70 мигрантов.

В ассоциации рынков Ростовской области подтвердили тот факт, что проверки проводятся в соответствии с законом, и ни от кого из членов ассоциации жалоб на действия правоохранительных органов не поступало. Но обратите внимание, как о происходящем пишется в «Российской газете» за 8 августа. Журналист Николай Грищенко передает слова сотрудника уголовного розыска Ростова:

«— На рынок без омоновцев в форме лучше не заходить, так как укротить непредсказуемую толпу довольно непросто … Ведь гастарбайтеры живут на рынке. В своих картонных домиках (так на местном сленге называют доморощенные общежития для мигрантов) ютятся по 15 – 20 человек. На всех одна кастрюля и сковорода для приготовления пищи. Бидоны с самодельным насваем — прессованным и пропитанным различными смесями жевательным табаком. Кто знает, что у них на уме. Спокойно отдаст для проверки документы или кинется на тебя с заточкой»…

Или еще вот: «Идем меж рядов. Вместе с полицией хочется, чтобы рынок зачистили дворники. Хотя их оранжевые жилеты мелькают среди торговых развалов, но их усилий явно недостаточно. Тем более что рядом на территории другого торгового комплекса, закрытого на реконструкцию, раскинулась несанкционированная свалка мусора. Поэтому неудивительно, что именно в этом районе Ростова еще недавно произошла вспышка энтеровирусной инфекции, от которой пострадали 207 детей, а один ребенок погиб. В связи с этим сотрудники миграционной службы работают с мигрантами только в масках и перчатках».

Торговля без разрешительных документов и несанкционированные свалки — это плохо. Проблема с поведением отдельных категорий граждан – это уже даже не проблема, это настоящая беда общества. Только вот не помню я, чтобы на знаменитый в народе Темерник покупатели приезжали… в сопровождении омоновцев. А покупателей на этом рынке всегда много, только, пожалуй, главным их беспокойством всегда оставались деньги, которые в толпе легко могли украсть. И не припомню я, чтобы возле этого рынка было грязнее, чем возле других (к сожалению, у нас везде нечисто), да и что там рынки. Например, ростовчане, проживающие по адресу Содружества, 41, который год пытаются решить вопрос с уборкой мусора неподалеку от их дома — все безрезультатно…

Не знаю уж почему, но для чего-то какая-то часть информации переворачивается с ног на голову. Интересно и то, что часто «по-особому» поданные сведения касаются именно  Темерника. Вспомните не так давно вспыхнувшую энтеровирусную инфекцию. Вспомните слова врачей: эпидемии нет. Если брать в масштабах страны, то в прошлом году заболевших менингитом на июль месяц было даже больше. Почему же об этом так упорно, извините, трезвонили? Кто нас обманывал, тот, кто говорил, что в прошлом году было больше больных, или кто пугал заболеваниями этого года? 

В связи с шумихой по поводу энтеровирусной инфекции в Ростове прекратили работу несколько частных садиков (родители просто боялись водить детей куда бы то ни было, а налоги и аренду предпринимателям нужно было платить, несмотря ни на что). Не смогли продолжать выезды по селам области и многие торговцы, которых всегда ждали в определенный день недели в разных небольших населенных пунктах, так как больше нигде скупиться их жители просто не могли. Роспотребнадзор запретил торговать продуктами под открытым небом тоже в связи с менингитом. Некоторые не смогли продолжить торговлю в связи со вспышками африканской чумы — не пускали торговцев в карантинные зоны. Они вынуждены были заняться чем-то другим, уйти из рыночной торговли. Выгодно ли это кому-то? Не знаю, но неудобства точно создало многим.

Выявление стольких мигрантов на Темернике, безусловно, говорит о том, что нужно провести необходимые в этом случае действия с представителями управляющей рынком компании, с самими мигрантами, мусор вывезти, в конце концов. Но ничего большего. Однако могут ведь и рынок под шумок закрыть. Его или какой другой. В Подмосковье, например, выяснилось, что из 200 рынков смогут продолжить работу только 14 («Новости», ОРТ, 6 августа). При условии, что рынки упорно пытаются «выдавить» торговые сети, такой вариант развития событий может оказаться очень даже возможным. По крайней мере, препятствия для того, чтобы рынки оставались в деревнях и городах, создают почти по любому поводу. Только вот очевидно, что проблему с мигрантами это решить не поможет.