Сразу о главном — дефицита гречки в России нет: урожай 2014 года составляет более 750 тысяч тонн (на 28% больше прошлогоднего), а в год россияне потребляют около 550 тысяч тонн гречки — закрома полны. Но цены на нее, как и на все остальные продукты питания, в магазинах растут. Со сложившейся ситуацией на продовольственном рынке Ростовской области разбирались за круглом столом представители власти, розничных торговых сетей, производители и эксперты.


Цены на мясо и рыбу после нескольких месяцев «санкционного» взлета, наконец, остановились. Сейчас постепенно растут в стоимости яйца, сливочное масло и сыры, но все рекорды бьет именно «народная каша» — гречка, которая дорожала до 17% за неделю и в итоге выросла в цене с сентября почти в три раза. По мнению старшего аналитика компании «Альпари» Анны Бодровой, такой рост — необоснованный, его не объяснишь ни дефицитом продуктом, ни последствиями санкций. Цены взвинчивают искусственно?

«Мы ни при чем!»

Саму возможность сговора продавцов в Ростовской области отрицают представители торговых сетей: в регионе слишком много игроков на этом рынке — от крупных федеральных до региональных, плюс масса несетевых магазинов и рынки. «При такой конкуренции нам нельзя терять покупателей, — уверяет заместитель директора филиала «Южный» X5 Retail Group (супермаркеты «Пятерочка» и «Перекресток») Алексей Полянский. — Тем более за ценами в крупных сетевых магазинах следят сразу несколько инстанций, проверяя обоснованность уже с 5-процентного роста». Причиной же происходящего он назвал резкое повышение закупочной цены от поставщиков.

По словам гендиректора ООО «Солнечный круг» Александра Кириенкова, отпускная цена гречки выросла почти в 2,5 раза. Не лучше ситуация и с другими продуктами: на 20% подскочила стоимость белорусских сыров и на 27%  — семикаракорского завода, причем местные производители объясняют новые цены значительными снижением объема молока в регионе. «По этой же причине поставщики сыров требуют повышения цен регулярно, почти каждый месяц, — признается Александр Кириенков. — Мы все-таки держались до последнего, но 26 ноября Роспотребнадзор запретил ввоз сыров от сразу нескольких белорусских производителей — у нас уже нет возможности для маневра». Цена на мясо птицы даже чуть снизилась, а вот с яйцами — беда: таганрогская птицефабрика за последние три месяца повысила отпускную стоимость на 33%, а аксайская — на 22%: из-за повышения цен на корма и ГСМ с мая работали в убыток и больше не могут себе этого позволить. Резко задрал стоимость своей продукции «Золотой колос», настаивает на повышении цены «Юг Руси»…

Производитель берет свое

О бескомпромиссном поведении производителей продуктов питания рассказал и Юрий Бондарев, директор ООО «ПТО Основа», одного из крупнейших посредников между аграриями и торговыми сетями в регионе. По его словам, первое подорожание гречки от производителей было еще в начале октября — и сразу на 100%, в ноябре — еще на 60%. Впрочем, это уже пик: в декабре они «смилостивились» и снизили оптовую цену на 20% — это отразится на ценниках в магазинах уже через несколько недель. «Производители просто воспользовались случаем, чтобы занять более выгодную для них ценовую нишу, — считает Юрий Бондарев. — Так, при одинаковой популярности риса и гречки, последняя долго была значительно дешевле — эти крупы по цене сравнялись».

общий.jpg

Оценивать законность подобного поведения на рынке должна федеральная антимонопольная служба, однако в данный момент нарушений ФАС не выявила: среди поставщиков гречки нет игроков, занимающих доминирующее положение (более 30% рынка), картельных сговоров по согласованному повышению цен тоже не нашли. Версию о банальной спекуляции и сговоре крупнейших сельхозпроизводителей России отверг и гендиректор ГК «Агротехник» Вадим Бандурин. «Производители завышают цены на уже собранный урожай вовсе не ради сверхприбылей, они стараются покрыть свои убытки и получить средства для следующей посевной. Только средства для защиты растений за последнее время выросли на 50%, — акцентировал он. — К сожалению, наши аграрии полностью завязаны на импортные компоненты от кормов до техники. Поэтому скачки евро и доллара на самом деле влияют на производство продуктов питания, даже произведенных на территории России».

Паника — главный покупатель

Еще одним немаловажным поводом резкого скачка цены на гречку, которая и позволила производителям «взять свое», специалисты считают человеческий фактор — панику потребителей, подогретых различными слухами и «маркетинговыми ходами». «Покупатели сначала смели с полок самые дешевые товары из этого сегмента, а когда остались более дорогие предложения, решили, что цена подскочила на всю гречку — паника усилилась, — поясняет схему «гречневой истерики» директор департамента потребрынка РО Андрей Иванов. – К такому повороту магазины оказались не готовы: за последний месяц население области выкупило в три раза больше обычного гречки — возник временный дефицит».

психолог.jpg

Начальник финансового управления Ростовского регионального агентства поддержки предпринимательства Виталий Золотухин напомнил и о других подобных «скачках цен». Еще на слуху массовая скупка той же гречки в 2010 году, а на следующий — соли, в феврале этого года из-за снегопада «пропал хлеб», а сейчас снова гречка. По его мнению, во всех этих случаях даже если изначально причиной временного подорожания цен на продукты и были природные катаклизмы, то ситуацию каждый раз усугубляла банальная паника населения. А этим каждый раз пользуются производители, не упускающие свой шанс на повышение цен даже после окончания истерики.

оптимизм1.jpg

Почему же мы паникуем-то? Среди причин, вызвавших ажиотаж вокруг гречки, называли и «генетическую память» (в советские времена эта каша считалась дефицитной), и неверие успокоительным прогнозам: слова «гречки достаточно» вызывают у покупателей обратную реакцию. По мнению кандидата психологических наук ЮФУ Валерии Альперович, это плод коллективного поведения: «Другие же гречку берут», причем обвинять в происходящем исключительно бабушек, с трудом переживших настоящий дефицит продуктов в прошлом, в происходящем не стоит: «Молодежь более подвержена панике: у них нет подобного опыта — слушают мнение старшего поколения». А главредактор «Российского академического журнала» Алексей Федоров добавил: согласно исследованиям, индекс потребительской активности в России напрямую зависит от политической ситуации в стране. «Если проследить всплески такой активности за последние пару лет, то их пики приходятся на серьезные события от волнений на Болотной до присоединения Крыма и введения санкций. У граждан нет четких ориентиров, и они начинают питаться слухами — это приводит к подобным явлениям».

Доколе?!

По словам директора департамента потребрынка РО Андрея Иванова, сейчас мы наблюдаем «объективный рыночный процесс». «Это классический пример того, как рынок реагирует на подобные ситуации, — поясняет он. — В прошлый раз цены росли до тех пор, пока охваченные паникой люди гречку покупали. Как только она стала большинству не по карману, цена начала падать, пусть и не так стремительно: прыгнув с 25 до 108 рублей за килограмм в конце 2010 года, лишь к сентябрю 2011 цена на гречку спустилась до 38 рублей». Между тем, нагнетающие истерию потребителей «маркетинговые ходы» вроде объявлений «Только по 3 пачки в руки» – не наказуемы: «По этому же принципу мы должны тогда еще и СМИ наказывать, которые публикуют панические прогнозы», — пожимает плечами Андрей Иванов.

…Впрочем, гречкой жители Ростовской области уже и так закупились до следующей «истерики». А каким образом планируется снижать рост цен на другие товары? На крайний случай в федеральном законодательстве существуют нормы, позволяющие «заморозить» цены на социально значимые продукты питания первой необходимости при подобных скачках цен, но ни в 2010 году, ни сейчас российское правительство этим правом так и не воспользовалось. И, похоже, пока производители «берут свое», а продавцы ищут более лояльных поставщиков, нам с вами придется просто ждать, когда «рынок сбалансируется». Желательно, без паники.