Вчера вечером мне позвонила директор школы и попросила вернуться на работу. Ситуация, говорит, ужасная – дети уже месяц без учителя. 

Такое уже было. Мне – 22. И я уже несколько раз по полгода работала в школе учителем русского языка и литературы. Вернее, не просто в школе, а в лицее, где дисциплина и успеваемость детей на особом контроле.

Но даже в таком, я бы сказала, образцовом учебном заведении третий год не хватает учителей. Декрет, пенсия, переезд – замена не находится по несколько месяцев. В итоге классы остаются без своего учителя, коллеги кое-как пытаются разделить нагрузку между собой. 

Так я и попала год назад в лицей.

К молодому учителю дети особенно тянутся. Начальные и средние классы мало думают о преимуществах регалий, опыта и заслуг, им важнее «одна волна». Знаешь, кто такая Инстасамка? – Тот, кто доверительные отношения заслужил. 

Новичка в этой профессии удивляет и возмущает все – зарплаты маленькие, нагрузка и ответственность большие, неприятности могут быть серьезные. 

Никогда не забуду, как мне позвонила мамочка ученика в полдесятого ночи и пыталась выяснить отношения из-за двойки за несделанное сыном домашнее задание. А потом еще и жалобу в министерство образования написала – якобы я оцениваю ее ребенка необъективно.

Проверяющий на разъяснительной беседе тогда меня пытался успокоить, сказав, что таких обращений к ним поступает много. Я, наоборот, еще больше расстроилась – желание работать в школе пропало… 

Поначалу очень сложно разрешать конфликты с родителями, еще сложнее круглосуточно соответствовать традиционному образу учителя, фильтровать, что можно, а что нельзя выкладывать в социальные сети. 

Как такового норматива по ведению учителями соцсетей нет, а вот скандалы по этому поводу есть. Жалобы в основном исходят от родителей. Директор вынужденно их поддерживает, уже заранее понимая, что скоро ему придется искать замену уволившемуся педагогу. 

– Почему за 20 тысяч в месяц мы кому-то что-то еще должны после работы? – моя подруга, назовем ее Кристина (учителя жутко не любят светиться в проблемных материалах СМИ, боясь подставить директора), третий месяц работает в школе и все никак не ответит себе на этот вопрос.

Соцсети она ведет под измененным именем. На ее страницах опубликованы авторские стихотворения – темы и лексика их довольно жестки. Имеет ли право учитель русского языка и литературы на такое самовыражение, непонятно. Да и проверять не хочется. 

Проблем у нее и так много – ученик доставляет уйму неприятностей. Работает Кристина в общеобразовательной школе в центре Ростова. Ее, каюсь, уговорила туда пойти я. Проработав в лицее с золотыми детьми, даже и не подумала, что где-то может быть иначе. 

В итоге Кристина все силы и энергию тратит не на обучение класса, а на воспитание всего одного ребенка. Он, пятиклассник, уже выжил двоих учителей – может нецензурно обратиться, плюнуть, отказаться что-либо делать. Предшественнице Кристины на стол он поставил банку с мочой. 

Коллеги постарше предпочитают не связываться с негодяем и рисуют тройки. Кристина на своем энтузиазме влепила неуды и несколько месяцев пару раз в неделю приходила в школу на час раньше.

Первое время работы она жутко на меня ругалась, иногда приходила домой со слезами. Сейчас, вижу, нравится.

– Отдача от детей сумасшедшая. Весь класс встал на мою сторону, в обиду не дают – помогают успокоить одноклассника. Да и он как-то сам в последнее время притих, – рассказывает подруга.

Удивительно, как работа учителя все-таки затягивает, несмотря на все ее трудности. Учителя с весомым стажем и объяснить толком не могут, как решили себя посвятить педагогике, а главное, что их в профессии удержало.

Детская любовь? Звучит слишком громко. Но, поверьте, ради нее будешь рано просыпаться, ездить на другой конец города и проверять тетради по ночам. 

Добавьте к этому достойную зарплату и хорошее отношение, и профессия станет лучшей.