70 лет Варвара Андреевна Петрова искала отца, сгинувшего в лагере для военнопленных

Варвара Андреевна часто перебирает старые фотографии. На них – и отец незадолго до войны, и вся семья. Варя на фото – крайняя справа. Для неё очень важно знать, что её папа не сгинул без вести, что есть на земле место, где можно поклониться его памяти.
Наша постоянная читательница живет в поселке Донской, что под Новочеркасском. После того, как прочитала наш материал «Сайт памяти жертв фашизма создают студенты Бремена, Ростова и Москвы», позвонила в редакцию, чтобы рассказать свою историю о памяти. 

В окружении под Харьковом

Звали отца Бойко Андрей Петрович. Вместе с женой Агриппиной Васильевной он воспитывал четверых детей – трех дочек и сына. Когда началась война, кочегару из Новочеркасска было 42 года. А его средней дочке Варе как раз исполнилось 12.

Она хорошо помнит, как в декабре 1941 отца вызвали в военкомат. Несмотря на то, что он был практически инвалидом – от тяжелой физической работы нажил себе пупочную грыжу, а еще страдал язвой желудка – его призвали в армию. Варвара Андреевна помнит, как сокрушалась мать – ведь отцу она всегда готовила отдельно, он мог есть только протертую пищу. Отец утешал маму – его направили в санитарный полк, где условия «почти как в санатории». 

Последнее письмо от отца пришло в апреле 1942 года. Потом связь оборвалась. Лишь спустя год, когда Новочеркасск освободили от фашистов, семья получила известие о том, что рядовой Бойко Андрей Петрович числится без вести пропавшим в боях под Харьковом.

– Я запомнила отца очень мягким и добрым человеком. Не было случая, чтобы он грубо разговаривал с нами, детьми. А маму иначе как «Грунечка» не называл, – вспоминает Варвара Андреевна. – Именно отец, имевший всего четыре класса образования, приучил нас к чтению. Помню, он все время покупал книги и читал нам и сказки Пушкина, и рассказы Толстого! А как умел пересказывать! ...У него были золотые руки, он все делал по хозяйству сам, когда надо было что-то починить, прибить. Был у него и дар сапожника – он покупал на барахолке обувь с изношенной подошвой и шил нам туфли из сохранившейся кожи верха. Мы были обуты лучше всех других детей – такой красивой обуви у наших сверстников не было! За папой мы были как за каменной стеной… Без него семья осиротела. И это чувство сиротства, полной незащищенности мы, дети, испытывали очень долго…

Однако вопреки всем тяжким обстоятельствам семья выстояла. Четверо выживших детей стали успешными людьми. Старшая сестра – бухгалтер-экономист. Средняя, Варвара, окончив институт, стала инженером-химиком и много лет была заместителем начальника химического цеха на Новочеркасской ГРЭС. Брат, с которым еще в детстве случилось несчастье – попал под сенокосилку, всю жизнь мучился от незаживающих ран, был мастером на все руки, как отец, – и токарем, и сварщиком. А младшая сестра всю жизнь проработала поваром.

«Весточка от папы»

В семье долго хранили последнее письмо от отца, написанное им в апреле 1942 года. Все письма с фронта тогда подвергались перлюстрации – цензура вымарывала запрещенную информацию. В таком виде пришло и его последнее письмо – некоторые слова были замазаны чернилами. Однако по краям листа отец много раз написал одно и то же слово – «Святогорск». Получилось что-то вроде виньетки. И его цензоры не тронули. Что хотел отец сказать этим? Быть может, указывал родным место, в котором тогда стоял его санитарный полк?..

Разгадать его послание так и не смогли. Однако название Варваре запомнилось.

… А в 2013 году знакомые Варвары Андреевны привезли ей с Украины сувенир – фаянсовый колокольчик с изображением Святогорской лавры, что под Харьковом. Когда она прочитала название «Святогорск», то сразу сказала дочери Марине: «Это весточка от твоего дедушки! Скоро получим известие о нем!»

Заподозрить здравомыслящую и энергичную Варвару Андреевну в склонности к мистике невозможно. Но она твердо уверовала в то, что это – не случайность.

Как бы там ни было, но внучка Варвары Андреевны Катя, прослышав про «весточку», очередной раз поискав в интернете имя прадеда, увидела ссылку на Книгу памяти советских военнопленных   Мемориала Эренхайн Цайтхайн.

Катя отправила запрос  о рядовом  Бойко  руководителю Мемориальной Организации Эренхайн Цайтхайн  Йенсу Нагелю поздним вечером, и уже на следующий день получила ответ с полной информацией о прадеде, которого она никогда не видела. 

Лагерь Цайтхайн

В письме сообщалось, что документы о солдате 50-го батальона Красной армии Андрее Бойко хранились в разделе военнопленных архива фашистской армии. На лицевой стороне его Personalkarte (персональной карты) есть фотография. В исхудавшем измученном человеке трудно опознать того отца, которого помнит Варвара Андреевна. В качестве контактного лица указана его жена Агриппина. Есть и домашний адрес – Ростовская область, город Новочеркасск, улица Зеленая, 3. 

Значит, ошибка исключается…

Из документов следует, что рядовой Бойко был взят в плен под Харьковом 18 мая 1942 года. Несколько месяцев его переводили из одного лагеря военнопленных в другой, пока он не оказался в лагере Цайтхайн в Тюрингии, что неподалеку от Дрездена. Туда он прибыл 1 октября 1942 года. А через несколько дней скончался. Причина смерти не указывается. 

…Подготовительные работы по созданию 14 лагерей для советских военнопленных на территории Германии начались еще в апреле 1941 года – за два месяца до начала войны. Однако до самой осени в лагере Цайтхайн, впрочем, как и в других, не было оборудовано ни одного барака – была лишь колючая проволока вокруг территории. 

Люди укрывались от непогоды в самодельных землянках, вырытых солдатскими касками и ложками. Была острая нехватка воды – пленные пили дождевую воду из луж. Отсутствовали туалеты и умывальники. Держали военнопленных впроголодь. В таких условиях мгновенно распространялись голодные отеки, цинга, хронические поносы. Это окончательно лишало сил людей, и без того крайне ослабленных тяжелыми боями, длительной дорогой в товарных вагонах, хроническим недоеданием. Эпидемии дизентерии, тифа, сыпного тифа уносили жизни тысяч военнопленных. В конце 1941 года без всякой медицинской помощи смертельно больные люди были брошены на произвол судьбы – ворота лагеря были закрыты на карантин, врачей туда не пускали. Из почти 11 000 заключенных за несколько месяцев к весне 1942 года в живых осталось лишь 3 729 человек.

В таких условиях погибали и молодые крепкие мужчины. Истощенный Андрей Бойко, страдавший от язвы желудка и грыжи, был обречен.

«У нас нет военнопленных, есть предатели Родины»

Обо всем этом его родные узнали лишь 71 год спустя после его гибели. Почему не раньше?

Как стало известно, американские части, освободившие лагерь Цайтхайн в апреле 1945 года, тогда же захватили и военные документы. В том же году они были переданы советской стороне. 

Известная фраза Сталина «У нас нет военнопленных, у нас есть предатели Родины» определила дальнейшее отношение к тем советским солдатам и офицерам, кто побывал в фашистском плену. Большинство из них, выживших в тех нечеловеческих условиях, на родине были признаны изменниками и вновь попадали в лагеря, на этот раз – советские. Службы НКВД вели активную борьбы с «предателями Родины», потому информацию о судьбе военнопленных родным не сообщали. Многие десятилетия сведения об этом были закрытыми.

В 2015 году, когда отмечалось 70-летие Великой Победы и юбилейная дата со дня освобождения лагеря Цайтхайн, правнуки Андрея Бойко – Катя и Лев – приехали в Германию и поклонились, наконец, праху своего прадеда. Они стали участниками торжественной церемонии, которая прошла на кладбище, где захоронены военнопленные СССР, Великобритании, Польши, Италии, Сербии. По разным данным, в лагере Цайтхайн за годы войны умерли от 70 до 140 тысяч человек, из них 35 тысяч – советских военнопленных.

...Варвара Андреевна в Германию не поехала – не те годы. Но она наизусть помнит, где покоится отец: кладбище лагеря Цайтхайн, участок 409, блок 1, братская могила в десятом ряду. 

У входа на кладбище стоит специальная доска, где размещены фотографии похороненных там военнопленных, предоставленные их родными из разных стран. Теперь там есть и фотография рядового Красной Армии Андрея Петровича Бойко из города Новочеркасска.