Точка зрения / №116 от 13 Апреля 2018 г.

А «Мурку» слабо?!


поделиться
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru


Корреспондент Александр Сидоров

Как православный батюшка пострадал за «блатную-хороводную»

Цирков уехал, цирк продолжается

Скандал подкрался неожиданно. Известный борец против православной церкви журналист Александр Невзоров 3 апреля разместил в Интернете видео, где православный священник исполняет «блатное» танго «Мурка». Видео разошлось под заголовком «Поп пошёл на дело, выпить захотелось…» и получило огромное количество откликов. Один из самых нежных: «Аж скрепы затрещали от духовности».

Пресс-секретарь главы РПЦ патриарха Кирилла Александр Волков заявил: «…Священник в подряснике, с крестом, в церковном, судя по всему, доме поет блатную песню про одесских урок – за гранью возможного и допустимого. Неважно, чем занимаются наши собратья у себя дома... Но за церковной трапезой, в присутствии других священников и мирян петь „Мурку“ – ниже достоинства человека, носящего иерейский сан. Хотя ведь ему там ещё и подпевают».

То есть Волков возмущён не самой «Муркой» («неважно, чем занимаются наши собратья у себя дома»), а тем, что блатное танго звучит в «церковном, судя по всему, доме». Дома батюшка попутал. Да к тому же не сменил «дресс-код», остался в рясе и при кресте. Правда, поначалу Волков выражал сомнения в самом факте: не монтаж ли? Да и насчёт «церковного дома» был не уверен. 

Обстоятельства прояснил опальный протодиакон Андрей Кураев, который сообщил, что «солистом» выступил личный секретарь архиепископа Тираспольского Саввы – священник Венедикт Цирков, а действо проходило в трапезной московского храма иконы Божьей Матери «Троеручица» (район Орехово Борисово).

О ЧП было доложено патриарху Кириллу. Последовало предписание Циркову немедленно покинуть пределы Московской епархии и отбыть в Приднестровье – «под архипастырское наблюдение правящего архиерея». Короче: Цирков, вы шапито попутали. 

Однако цирк продолжился. Возмутился уже известный журналист Максим Шевченко: «„Мурка“ – это настоящая народная песня, выдержавшая испытания десятилетий тюрем, лишений, гонений, которая стала воплощением души народа. А если поп не умеет петь народную песню, на фиг такой поп нужен? Поэтому, батюшка, держись! Мы с тобой!» . «Воплощение души народа» – крепко сказано…

В защиту Циркова выступил депутат Госдумы Виталий Милонов: «Мурка» давным-давно стала именно фольклорной песней. Она не ассоциируется с криминалом…

Это уже не первый скандал вокруг исполнения песни о Мурке в кожаной тужурке. В феврале 2011 года «Мурку» по просьбе редакции газеты «Соль» исполнила пермская хоровая капелла мальчиков.

Реакция была жуткой: «убивать», «расстрелять», «этого бы дирижера на Колыму лет на 10». Но и тогда «Мурка» нашла немало защитников, в числе которых – один из руководителей телеканала «Россия-1» Александр Любимов, министр культуры Пермского края Николай Новичков и многие другие. Они подчёркивали, что «Мурка» – не «блатная классика», а часть русской песенной культуры, танго с ироническим текстом (молва даже приписывает авторство слов Якову Ядову, а музыку – Оскару Строку). Критиков песни её защитники назвали ханжами, лицемерами, людьми без чувства юмора. Что же, пробежимся по истории «народной песни»…


Любимая песня маршала Будённого 

Как филолог я давно изучаю русский уголовный фольклор. Мой четырёхтомник о блатных песнях вышел в московском издательстве «Прозаик», первый том так и назван – «Песнь о моей Мурке». Так что могу спорить, как говорится, с козырями на руках.

Для начала: «Мурка» – не блатная песня. «Благородный преступный мир» не мог ставить уркаганов на одну ступень со «злыми хулиганами». Хулиганство считалось позором для блатного. Кинорежиссёр Валерий Фрид, отсидевший в ГУЛАГе 10 лет, вспоминал, что там ни разу не исполнялась «Мурка». Воры считали её песней «московских хулиганов». Неприятие воровским миром хулиганов объясняется просто: с конца 1920-х появилось указание приравнивать хулиганство к «политической» 58-й статье, которая предусматривала «высшую меру социальной защиты» – расстрел.

Далее. Героиня песни первоначально звалась вовсе не Муркой. Фольклорист Михаил Лурье отыскал раннюю запись текста, сделанную в 1925 году в Курском исправдоме. Исполнитель услышал её в 1919 году в одесском исправдоме, где Мурку звали Шуркой.

Впрочем, в Одессе была популярна и Любка-голубка (см. воспоминания Константина Паустовского). Позже Любку вытеснила Мурка («мурками» называли агентов МУРа, которыми пополнили в начале 1920-х одесское угро, поскольку местные правоохранители были тесно связаны с уголовщиной). «Мурка» и «Любка» долго сосуществовали, на них писались пародии. Одна из самых популярных дошла до наших дней:


В стране советской полудённой

среди степей и ковылей

Семён Михайлович Будённый

скакал на рыжем кобыле.


Он был во кожаной тужурке,

он был во плисовых штанах,

он пел народну песню «Мурка»,

пел со слезою на усах...


А в 1934 году Ярослав Смеляков написал на мотив «Любки-Мурки» знаменитую «Любку Фейгельман» – горькую пародию, где бывшая комсомолка стала нэпманшей и щеголяла в лаковых туфлях, брошке и перманенте. Там тоже прямой отсыл к «зашухерённой» песне: 


«Здравствуй, моя Любка»,

«До свиданья, Люба!» -

подпевал ночами

пасмурный сосед.


В 1930-е песня находилась под запретом. Так, в 1934 году начальник цеха типографии УНКВД Т. А. Розина была снята с работы и исключена из партии за «печатание антисоветских стихов «Мурка» и распространение их среди рабочих». Тогда по просьбе Леонида Утёсова Василий Лебедев-Кумач написал на мотив «Мурки» безобидный текст «У окошка»:


Солнце догорает, наступает вечер,

А кругом – зеленая весна – и т.д. 


В 1933 году Утёсов записал эту песню на пластинку. Песенка не пользовалась особым успехом. Но «Мурка» продолжала жить…


«Денежки в кармане, рожи на экране»

Вскоре на всю страну прогремела циничная пародия на провальный рейд ледокола «Челюскин», раздавленного льдами 13 февраля 1934 года в Чукотском море. Вот лишь несколько цитат:


Капитан Воронин судно проворонил,

А теперь червонцы получай…


В Крым все укатили, деньги получили

За свои великие дела.

Денежки в кармане, рожи на экране –

Вот что экспедиция дала.

За исполнение этого варианта «Мурки» давали реальные сроки. Да что там сроки…Талантливый поэт Павел Васильев был приглашён земляком – главой комиссии по спасению челюскинцев Валерианом Куйбышевым – в Кремль на торжества. Васильев хватил немного лишнего и в присутствии Сталина, Ворошилова, Молотова взобрался на сцену и загремел: 


Здравствуй, Леваневский, здравствуй, Ляпидевский,

Здравствуй, лагерь Шмидта, и прощай!..

(Леваневский и Ляпидевский – лётчики, снимавшие челюскинцев с льдины).


По совету Максима Горького Васильев был «изолирован» в ГУЛАГ, а затем в 1937 году расстрелян…

Но остановить популярность «Мурки» было невозможно! Мы, журналисты, считаем своим гимном «Песенку военных корреспондентов» Константина Симонова. А вот что вспоминает военный корреспондент А. Коновалов: «Я впервые услышал песню фронтовых корреспондентов. Пели ее Константин Михайлович и его товарищ на мотив «Мурки»: 


От Москвы до Бреста 

Нет такого места, 

Где бы ни скитались мы в пыли…


Да, дорогие мои читатели, и песенка военных корреспондентов – это переделка той же «Мурки»! Это уж потом Матвей Блантер сочинил для неё другую музыку… 

Существует и «Мурка» для малышей. Его написал и напечатал уже в послевоенные годы известный писатель и поэт Валентин Берестов. Эта «Кошачья Мурка» стала детской песней и исполняется с успехом до сих пор:


Где ж ты, Мypка, бpодишь,

Что ж ты не пpиходишь?

Иль наш дом тепеpь тебе не мил?

Я ль с тобой не ладил,

Я ль тебя не гладил,

Я ль тебя сметаной не коpмил?


Это – лишь сотая доля того, что я могу рассказать о «Мурке», её истории, переделках, пародиях… Как ни крути, а песенка эта – действительно не блатная, а народная. Я мог бы только о ней одной прочитать курс лекций, из которых вы многое узнали бы о нашем фольклоре, истории, быте, культуре. Так что я – целиком на стороне её защитников. 


Не надо путать церковь с Мосэстрадой

Однако, несмотря на всё выше сказанное, в случае с разгулявшимся священником Цирковым я целиком на стороне православной церкви. Помните эпизод из «Покровских ворот», где куплетист Аркадий Варламов говорит по телефону: «Я входил в Мосэстраду, как в дом родной, а теперь я иду туда, как на Голгофу!». Боюсь, что при таких Цирковых для прихожан церковь станет не домом родным, а именно Голгофой. Максим Шевченко, прежде чем защищать православного певуна, должен был бы внимательнее посмотреть видеоролик. Такого кощунства я давненько не видывал… Священник танцует перед иконой Девы Марии – Божьей Матери и нетрезво горланит: «Здравствуй, моя Мурка, здравствуй, дорогая!» А ему подыгрывает целый ансамбль и подпевают хором прихожане… 

Так и хочется рыкнуть словами персонажа из другой известной кинокомедии: «Какая Она вам Мурка, псы смердящие?!»

Комментарии читателей
(Вход для анонимных комментаторов обозначен зеленой иконкой) Не публикуются комментарии, содержащие ненормативную лексику, ссылки на сторонние ресурсы, сообщения рекламного характера или противоречащие законодательству РФ. Лучшие комментарии могут быть опубликованы в газете.
Новые публикации

Также в рубрике
Даешь «кулинарные поединки»!
В Госдуме обсудят закон о «дуэльном кодексе»
Будьте бдительны!
Аферисты появились там, где их быть не может. Они действуют в сфере поиска погибших и пропавших без вести солдат Победы.
Фильм, которого не ждали
На экраны вышел фильм, которого уже не ждали. От многих своих собеседников, в том числе – деятелей культуры, я не раз слышала о том, что увлекательно...
«Безнравственная» классика?
На днях одна студентка Ростовского государственного медуниверситета зашла в книжный магазин, чтобы купить сборник стихов Сергея Есенина. Она уже собир...
Кто моргнёт первым?
В Сирии Россия и США могут сойтись «в лобовую»