Социальные проблемы / №334 от 17 Ноября 2016 г.

Почем сиротская «доля»?


поделиться
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Гляжу на «теремок» для детей-сирот, возведенный в городе Цимлянске на улице Лазо, 4, строение № 1, и невольно возникает вопрос: неужели государство наше так сирот не любит? Или дело в отдельных представителях власти? 

В холодное воскресенье октября из дома по улице Лазо, 4 дед «эвакуировал» молодую семью: очень боится, что «теремок» скоро развалится...

И так сойдет…

В последнее воскресенье октября – холодное и дождливое – из дома по улице Лазо, 4 съезжала молодая семья. Глава семейства получил квартиру в этом доме в прошлом году, как сирота. Ждал ее восемь лет после того, как в 18-ть  распрощался с детским домом. Надеялся, вот появится жилье – через пять лет перейдет в собственность. За это время можно что-то заработать, добавить и приобрести жилье по-настоящему семейное... Не сбылось. Жить в доме невозможно.

Дед жены трамбовал багажник своего авто и недобрым словом поминал тех, кто сотворил для молодых этакое «чудо». Заодно и городские власти, которые акт приемки дома подписали. А потом и бабушка жены присоединилась: «Зять долго стоял на очереди, власти ничего не строили, так я в Москву писала, жаловалась. Если бы знала, что из этого выйдет, лучше бы никого не беспокоила». 

В Цимлянске стоимость квадратного метра «сиротского жилья» – около 30 тысяч рублей. Очень хочется узнать: во сколько «ячейки» по документам оценены и сколько в них реально средств вложено. А главное, куда делась разница? Потому что строения, возведенные застройщиком за бюджетные деньги (рядышком стоит дом-близнец – строение №2, предназначавшийся тоже для сирот-очередников), даже для временного жилья подойдут с большой натяжкой. А детям-сиротам его выделили по закону и как бы на всю жизнь. Только долго ли в таком строении прожить можно? 


Декорации к фильму ужасов

Мы отправились в станицу Камышевскую Цимлянского же района к Екатерине Новиковой – опекуну одного из жильцов «теремка» – Игоря Новикова. Парень – племянник ее мужа, ему 24 года. Самое время самостоятельную жизнь начинать. 

– Я его опекаю с четырех с половиной лет, после того как мать погибла. Была у нас надежда на то, что получит государственное жилье, – вздыхает Екатерина Петровна. – Но все надежды рухнули…

Раньше им обещали, что квартиру подбирать будут вместе с очередником,  но потом вдруг сообщили, что дом готов. И отправились сирота и опекун на смотрины, заодно диван повезли, вещи, чтобы новосел обустраиваться начал. 

– Когда увидела симпатичный с виду домик, обрадовалась, – говорит Новикова. – Я ведь сама строитель, работала в Волгодонске на ДСК (домостроительный комбинат) и эту технологию хорошо изучила: дома, сделанные по ней, получаются теплые, как термосы. Как раз на тот момент возводили рабочие соседнее строение № 2, я туда и заглянула… Батюшки мои! Шел дождь, бригада закладывала в стены утеплитель, а простенки ничем не накрывались, утеплитель весь скукожился и осел в них!!! Какая же температура в доме в холода будет?!

Посмотрела, из чего стены сделаны – тоже «ноу-хау». По технологии там должна быть древесно-цементная плита или плита потолще. А там – тонюсенькие поставлены, да еще и промокли они основательно. У меня сердце сразу упало, подумала: наверняка и наш дом строили точно так же, как тот. И верно: через три дня наш новосел приехал, рассказал, что все три ночи одетый спал. 

Вообще на Руси всегда считалось, что сирот обижать – большой грех. А разве это не обида – домик на самой окраине для них поставить, который постепенно начинает страшно трещать по всем швам… словно декорации к фильму ужасов.


Теремок с секретом

По адресу Лазо, 4, строение №1 мы не раз по воскресеньям приезжали. Большинство жильцов в выходные – дома.

– С виду дом – красивый, нарядный, – говорили мне молодые женщины – самая активная часть населения «теремка». – И жизнь в нем – очень «веселая». Как говорится, на первом этаже анекдот рассказывают, на третьем – смеются. Да и на телефонные разговоры с соседями тратиться не надо: не выходя из квартиры, обращаешься к подруге: «У тебя соль есть?». Или: «Ставь чайник. Через пять минут приду с пирожками чаевничать».

– Стены такие холодные – детскую кровать рядом не поставишь, да и сами от стен держимся подальше. Дом снаружи сайдингом отделан, а вот утеплитель проложили не везде.

Потому и ледник в квартирах. Да еще и отопление, видно, сделано неправильно: на батареях можно что-то высушить, но квартиры они не греют.

Жильцы всех квартир электрические печи включают. Газа в доме нет при том, что район газифицирован практически на 70 процентов, – с горечью рассказывали девчата.

Понятное дело, что электропроводка, и без того кое-как проведенная, нагрузок не выдерживает, и в доме начинают происходить странные и страшные вещи: электроплиты замыкает, а металлическая обшивка дома первый год после сдачи вообще била током. 

Маленькая Лилия – дочка Аделины Гуденко – бегала по двору босиком и дотронулась до нее ручонкой.

– У нее даже губы посинели, так тряхнуло, – вспоминает молодая мама. – Оказывается, весь периметр дома на уровне цоколя был под напряжением. Сквозь щели мы видели – там искрило, а подрядчик нас уверял, что там даже проводов никаких нет.

Целый год пришлось жильцам добиваться, чтобы неполадки в проводке исправили.  Но хуже всего то, что дом действительно, так же, как и второй, построен из материала очень тонкого, типа фанеры толщиной не больше 10-12 миллиметров. Изнутри отделали стены гипсокартоном. И вот на это «основание» кое-как на скорую руку прилепили водогрейки на 50 литров. В одной из квартир «бомба», полная горячей воды, чуть ребенка не убила, сорвавшись со стены.

– Не убила же, значит, проблемы и нет, – успокоил подрядчик жильцов.

Ручки на дверях рассыпаются, плитка в ванной третьего этажа от стен отходит, двери – от проемов. Пол сделан не по уровню, половая плитка лежит прямо на дереве. Сантехника протекает, деревянные стены от воды размокают. Дом стоит на брусьях, но дерево, как и кирпичная кладка, дает усадку, по стенам уже пошли трещины. 

Вот девчонки и гадают, что раньше произойдет: рухнет дом сам по себе или загорится от короткого замыкания? А ведь это уже совсем не смешно. 

– Чтобы в этом доме можно было жить, его надо разобрать и построить заново: с утеплением и по всем правилам, – говорят жильцы. – А пока даже убрать подъезд в холода – проблема. Вода следом замерзает, скользко, все падают. А расстояния между ступенями какие?! Определенно – для великанов. Ребенка по такой лестнице только на руках надо нести, иначе ноги в проемы между ступенями проваливаются.

Мы попытались их приободрить, мол, скоро соседний дом заселят – веселей будет. Станете вместе с соседями с бракоделами бороться.

А соседей-то и не будет!

– Так соседний дом не заселяют и заселят не скоро, если вообще туда кто-то решится въехать. Его, наверное, вообще разбирать надо: там перекрытия третьего этажа упали на второй, –  пояснили новоселы. – А как не упасть, если строение из прессованных опилок и фанеры несколько месяцев без крыши простояло!? Да и наш дом, возможно, ждет такая же судьба. Кто-то из специалистов сказал, что он простоит максимум полтора года. А подписали документ о вводе дома в эксплуатацию чиновники городской мэрии, кстати, без всякого благоустройства – и лавочки, и клумбы мы сами делали.

Как говорится, бог с ним, благоустройством, тут ведь не до жиру сиротам. Они со строением № 2 аналогию проводят и очень опасаются последствий того, что их «теремок» начал поскрипывать и похрюкивать, на стенах появились трещины и поползли от пола до потолка. Или наоборот – от потолка до пола? 

– Дело в том, что усадка кирпичного дома – это одно, а дома, где перекрытия состоят из бруса, стены – из листов ДСП, другое, – внесла свою лепту мужская половина населения. – Если какой ветер посильнее дунет или снег на крышу большой ляжет, сложится наш теремок, как карточный домик.

Ведь со вторым строением, где обвал третьего этажа случился, администрация города спохватилась (до этого к подрядчику, он же – собственник строящегося объекта – ИП Никулин В.А. – вопросов не возникало?) и заказала экспертизу. 

Очень интересные выводы относительно выполненной работы экспертиза сделала. 

Во-первых, как мы и предполагали, очень уж стены тоненькие и ненадежные у строения. По заключению экспертизы, на втором этаже строения №2  «...наружные стены с наружной стороны облицованы ОСП толщиной 10 мм вместо 18, что не соответствует проектному решению». Кстати, то же самое и на третьем этаже.

Во-вторых, при «...обследовании деревянных конструкций наружных и внутренних несущих стен и перекрытий, обвязочных досок под конструкции перекрытия, следов пропитки и обработки древесины антисептиками не обнаружено». Зато на «...деревянных конструкциях наружных и внутренних несущих стен, на конструкциях межэтажных перекрытий наблюдаются следы длительного и обильного (!!! – авт.) замачивания».

А дальше, что вполне логично, все деревянные конструкции наружных и частично внутренних стен поражены плесенью «...на всю ширину и толщину (!!!) деревянного бруса, который является основным несущим элементом в конструкциях стен».

И общий вывод: деформаций нет, крена – нет, фундамент – надежный, только одна деталь: «...состояние строительных конструкций несущих стен и перекрытий – недопустимое».

А ведь заселенный дом – строение №1 – возводил тот же самый подрядчик. Может, стоит, как говорится, от греха подальше и в первом теремке экспертизу провести, да не визуальную, а основательную? Взять бы и «раздеть» одну из квартир, чтобы увидеть, что скрывается за навесным потолком, как стены утеплены, к примеру. Ведь в подобной конструкции – это очень важный элемент. 

Пять лет назад мы не раз писали о проблемах детского сада «Золушка» в Дубовском районе. Там после капитального ремонта температура в холода выше 12 градусов не поднималась, хотя система отопления работала на полную мощность... Но зря старались – топили улицу. Между облицовкой дома и гипсокартоном во многих местах не было утеплителя. 

Тут не доверять, а проверять администрации города объект необходимо перед тем, как акт приемки подписывать. Не зря же, например, в Белокалитвинском районе, где в больших объемах строят жилье для сирот, все проекты строящихся домов, даже если они ниже пяти этажей, проходят госэкспертизу, а затем за ходом работы на объекте наблюдают самые надежные контролеры – будущие жильцы. Да и власть районная в стороне не стоит. И деньги бюджетные с толком используют. А в Цимлянском районе, несмотря на то, что хватает очередников на бюджетное жилье, в их числе есть и дети-сироты, в нынешнем году отказались от бюджетного финансирования по этой статье: мол, не можем освоить средства. 

Так и написал в сентябре нынешнего года глава Цимлянского района Андрей Садымов министру строительства, архитектуры и территориального развития Ростовской области: мол, субвенции на осуществление государственных полномочий по обеспечению жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, нам в 2016 году не требуются – нет возможности освоить. Прошу перенести данные денежные средства на 2017 год. 

Логично. Власти бы с теми сиротами разобраться, с которыми они судятся не первый год из-за некачественного жилья, в которое очередники отказываются переезжать. Но об этом – в следующем материале. 

Комментарии читателей
(Вход для анонимных комментаторов обозначен зеленой иконкой) Не публикуются комментарии, содержащие ненормативную лексику, ссылки на сторонние ресурсы, сообщения рекламного характера или противоречащие законодательству РФ. Лучшие комментарии могут быть опубликованы в газете.
Новые публикации

Также в рубрике
Юрий КОБЗЕВ: «Закон о психиатрии надо ужесточать»
В своих комментариях к трагедии в Керчи депутат Государственной думы, член комитета ГД по охране здоровья Юрий Кобзев подчеркнул, что произошедшее выя...
Долгий путь домой
В станице Николаевской Константиновского района захоронили именную капсулу мичмана Леонида Мартынова. В капсуле – вода с места гибели атомной подводно...
Пророка нет в отечестве своем...
Более десяти лет ученые ЮНЦ РАН исследуют социально-политические проблемы, угрозы и риски Юга России. Еще в 2006 году они разработали сценарии возможн...
Почему пришла беда?
Страшная трагедия в Керчи наполнила ленты сетей словами соболезнований и скорби. При этом люди пытаются понять: как такое могло случиться, и что сдела...
А за «Лирику» ответите!
По ночным аптекам Ростова и Новочеркасска оперативники и общественники провели рейд 
В этом номере