Жительницу Константиновска Татьяну Гончарову грозятся выселить из квартиры, в которой она прожила более тридцати лет

– Ордера мы получили, а вот дом так и остался собственностью колхоза, – говорит Татьяна ГОНЧАРОВА. – Теперь свои квартиры мы не можем приватизировать.
Когда-то, в конце восьмидесятых годов прошлого века, а точнее, в 1987 году, рыбколхоз с громким названием «Путь к коммунизму» на совместном заседании профсоюзного комитета и правления колхоза принял решение о предоставлении квартир своим работникам в новом восемнадцатиквартирном доме, назвав этот дом малосемейным общежитием. Предприятие это в то время в Константиновском районе работало успешно и могло позволить себе даже строительство ведомственного жилья для своих колхозников.  В числе счастливчиков, получивших ключи, была и семья Татьяны Гончаровой, которая трудилась в колхозе культработником. 

Квартира Гончаровым досталась под номером тринадцать.  Не было в ней многого из тех удобств, что сегодня демонстрирует хозяйка. Например, существовало печное отопление. Но Гончаровы вместе с соседями от души радовались новому жилью, ведь в маленьком городке не так-то просто было стать обладателем государственного или служебного жилья. Вот и шли константиновцы работать в те организации, где обещали квартиры.

Но наступило время перемен. Рушилось все. Идеалы, основы социалистического хозяйствования… Большинство колхозов в районе приказали долго жить. Рыбколхоз «Путь к коммунизму» сначала переименовывают в «Луч», а потом постепенно происходит сокращение штатов работников. Попадает под него и Татьяна Гончарова.

Правда, вынужденный уход с работы в колхозе в те годы на право проживания в полученной квартире практически не повлиял. Гончаровы вместе с другими жильцами продолжали спокойно жить на своих квадратных метрах, благоустраивая жилье, делая ремонты.

К сожалению, спокойствию через некоторое время пришел конец. Руководство предприятия предложило всем жильцам дома № 26 по улице Шахтинской выкупить свои квартиры по рыночной стоимости. В противном случае им грозило выселение.

Жильцы попытались приватизировать свои квартиры, но, как оказалось, для большинства из них это сделать было невозможно, ведь злополучный дом рыбколхозом не был передан в муниципальную собственность.

– Еще в 1987 году исполком Константиновского районного Совета народных депутатов при утверждении акта государственной комиссии по приемке в эксплуатацию нашего дома обязал рыбколхоз по истечении 5 лет произвести передачу его жилкомхозу и выдать ордера, – рассказывает Татьяна Гончарова. Это она, отчаявшись, написала письмо к нам в газету с просьбой о помощи.

– Ордера мы получили, а вот дом так и остался собственностью колхоза, – продолжает Татьяна. – Теперь свои квартиры мы не можем приватизировать.

В конце 2009 года Гончаровым пришла судебная повестка по делу о выселении их из квартиры. В начале 2010-го между семьей Гончаровых и рыбколхозом «Луч» было подписано мировое соглашение по заключению договора найма жилого помещения сроком на пять лет. 

– Когда закончился срок действия этого договора, – говорит Гончарова, – мне пришло письмо о том, что на новый срок он продлеваться не будет. Снова было предложено выкупить квартиру. В противном случае, говорилось в письме, занимаемая мною квартира будет выставлена на свободную продажу.

И Татьяна вместе с еще несколькими жильцами дома, оказавшимися в той же ситуации, стала обращаться в суды и в другие инстанции с целью признать действия администрации хозяйства неправомочными.

– К сожалению, все суды мы проиграли, – разводит руками Гончарова.

Она показывает мне кипу судебных решений, ответов из прокуратуры, местной администрации, отдела внутренних дел. Все ссылаются на то, что дом, в котором живет Татьяна Николаевна и прописана ее дочь, не является муниципальной собственностью. А значит, невозможна его бесплатная приватизация.

– Что же мне делать? – спрашивает пенсионерка. – Я же прожила в квартире более тридцати лет, делала в ней ремонт. Исправно плачу коммунальные платежи. Даже оплачиваю квитанции по капремонту. Денег на покупку у меня нет – пенсия около восьми с половиной тысяч. Разве можно с такой суммы что-то насобирать на выкуп квартиры? Неужели придется идти на улицу?

Я попыталась встретиться с председателем рыболовецкого колхоза «Луч». Виктор Летников согласился пообщаться со мной лишь по телефону, объяснив, что ничего нового мне не скажет. Все документы, дескать, есть у Татьяны Николаевны. И подтвердил свои намерения по продаже колхозной квартиры – другого пути он не видит. Так, по его словам, когда-то решило собрание колхозников. Он готов предоставить и протоколы тех заседаний. 

– А сколько потребуется денег Гончаровой? – поинтересовалась я.

– В пределах четырехсот тысяч, – ответил Летников и объяснил, что раньше эта сумма был гораздо меньше, но Татьяна Николаевна и на нее была не согласна.

– Да, речь сначала шла о 48 тысячах, – сказала пенсионерка. – К сожалению, мне и их трудно было найти. Но, когда я их собрала, цена уже выросла. А 400 тысяч сегодня для меня просто заоблачная сумма. Да и то я не уверена, что когда разговор пойдет о внесении денег на счет предприятия, цена снова не поднимется.

Женщина, возраст которой приближается к семидесяти, просто в отчаянии. Надеется, что после нашей публикации найдется в области грамотный юрист, который поможет ей выиграть «битву» с бывшим работодателем. В своем городе уже никто не берется встать на ее защиту.

– Я, можно сказать, всю свою сознательную жизнь прожила в этой квартире, – горестно заключает пенсионерка. – А теперь вот приходится за нее воевать. Знаете, у меня рыбколхоз даже квартплату отказывается принимать, так как нет со мной договорных отношений.

Пока суд да дело, Татьяна Николаевна делает в квартире очередной ремонт. Она у нее и так ухоженная: чистенькая, уютная. Все стены увешаны замечательными вышивками. Это творения рук трудолюбивой хозяйки. И я понимаю, как непросто ей будет расстаться с нажитым имуществом, тем более что идти ей отсюда некуда – это у Татьяны Николаевны единственное жилье.