Однажды я прочла о том, что Надежда Карапетьян, заслуженная артистка России, солистка Ростовской областной филармонии, в прошлой жизни была испанкой. Или, возможно, итальянкой. Это выяснилось в результате каких-то нумерологических расчетов.

Голос — от мамы, характер отца

Она и сама может пошутить на эту тему, и все же если вам случится услышать ее рассказ о жизненном пути, то я почти уверена, что эпизоды, связанные с благополучным преодолением различных препятствий, певица завершит присловьем: « Вот такой он, наш русский характер!»

- Голос у меня от мамы, - говорит Надежда Карапетьян, - характер отцовский: русский, неунывающий. Папа не сомневался: чем нас сильнее бьют, тем быстрее мы крепчаем. Я иногда к этому добавляю: нет такой стены, которую не пробила бы русская сила. Не в смысле железного кулака. Стены непонимания, недоверия, которые стояли на моем пути, я пробивала терпеливой работой, нацеленной на конкретный результат.

Нынешний филармонический сезон для Надежды Карапетьян — 35-й, юбилейный. Одновременно она отмечает и 40-летие творческой деятельности. В честь этого двойного для нее и ее многочисленных зрителей праздника Карапетьян сделала уже две программы, состоящие из номеров самых разных жанров: от оперы и вокальных циклов до народной песни и оперетты, и ставить на этом точку не собирается.

Ее зрителям трудно представить, что их любимую певицу, которую они называют королевой сцены, на работу в Ростовскую филармонию приняли не вмиг. Этому предшествовало не одно прослушивание. Надежда Алексеевна смотрит на такое начало объективно: на тот момент у худсовета были основания колебаться. Она благодарна людям, которые дали ей шанс. «Ростов научил меня трудиться», - скажет годы спустя Карапетьян в одном из интервью.

«Меццо-сопрано красивого тембра, полного диапазона» - так вскоре стали характеризовать ее вокальные данные музыковеды, а во время ее выступления в Германии немецкие газеты писали, что ее голос - в одном ряду с выдающимися оперными голосами современной Европы. Кроме того, один из знатоков музыки, услышав ее программу о писателе Иване Сергеевиче Тургеневе и знаменитой певице Полине Виардо, высказал предположение, что у Карапетьян как раз такой сильный бархатистый голос, который и прославил тургеневскую музу. Кстати, по происхождению - испанку.

Говорят, что Карапетьян очень подходит ее имя — Надежда: в самом отчаянном положении она не опускает рук, потому что не теряет надежды. Но если бы в словаре имен была еще Энергия, это имя, пожалуй, подошло бы ей еще больше. На сцене и вне нее она заряжает все вокруг своей кипучей энергией так, что, кажется, способна не то что стену пробить — гору свернуть на своем пути.

Увидела. Пришла. Открыла

Есть солисты областных филармоний, для которых выступление в глубинке — тягостная обязанность. А Карапетьян легка на подъем, исполнение концертных номеров на полевом стане, в «красном уголке» шахты, в сельском ДК, школе или детском садике ничуть ее не смущает:

- Конечно, хорошо выступать на родной сцене перед нарядно одетыми зрителями, но, к сожалению, приехать в областной центр на концерт не каждый может.

Для детей у нее программы особые. Это можно понять уже из названия одной из них: «От Моцарта до Шаинского».

А несколько лет назад Надежда Алексеевна, проходя мимо одного здания в поселке Чкаловском в Ростове, увидела, что там теперь филиал детской музыкальной школы им. Н. Римского-Корсакова. Она зашла туда, узнала, что отделение академического вокала в нем отсутствует, и предложила свои услуги по обучению этому предмету. Для филиала музыкальной школы это стало воистину нечаянной радостью.

Надежда Алексеевна мечтала когда-то о большой семье со множеством детишек, но не сложилось. Зато благодаря этим ученикам у нее такое ощущение, как будто эта давняя мечта сбылась.

А когда-то, еще третьекурсницей Ростовского музпеда (нынешней консерватории), Карапетьян шла по улице, катила перед собой коляску с малюткой-дочкой и заметила объявление о том, что кружку художественной самодеятельности при клубе работников милиции требуется руководитель. Ее сразу туда потянуло, и она никогда не пожалела о том, что несколько лет посвятила работе с участниками художественной самодеятельности:

- Если бы в свое время заслуженная артистка России, певица и педагог Ирина Георгиевна Малинина не взяла бы меня за руку и не привела из студенческой самодеятельности в Нижегородское музыкальное училище (а до того я училась в Нижегородском инязе), я бы стала не певицей, а преподавателем иностранного языка. И, возможно, как моя мама, пела в самодеятельности, если бы работа и домашние дела позволяли. Не у каждого художественно одаренного молодого человека случается в жизни такой фантастический случай, который произошел со мной, а ведь есть люди с прекрасными сильными голосами, и петь им хочется!

Многие из тех, первых учеников Карапетьян стали ее верными друзьями. А она, в свою очередь, не забывает свою добрую фею Ирину Георгиевну.

Лучше нету 
Дона и Урала

Одни из самых звездных мгновений Надежды Карапетьян связаны с романсами. И это при том, что поначалу петь романсы, тем более старинные, она стеснялась:

- Я ведь из того поколения, которому сызмальства внушали, что романс — это музыка мещан. К тому же большой оперный голос романсу не нужен, и тут возникают свои технические сложности.

Карапетьян с ними справилась, и муза романса, если есть такая, щедро ее одарила. Однажды Надежда Алексеевна отправилась с музыкальной программой, посвященной дружбе композитора Сергея Рахманинова и певицы Надежды Плевицкой, в Кисловодск. А в тамошних архивах неожиданно нашла ноты неизвестных публике романсов Бориса Прозоровского и Бориса Фомина. Так что вскоре она сделала еще одну программу - уже из этих находок, рассказала своим зрителям о трагической судьбе этих авторов, которых советская власть отнесла к чуждым ей элементам.

У победы Надежды Карапетьян на Всероссийском конкурсе русского классического романса было долгое эхо. Ведь полгода спустя ее еще пригласили выступить на «Декабрьских вечерах» в Большой зал Московской филармонии. И здесь тоже у нее был несомненный успех. Артур Эйзен, знаменитый бас Большого театра, попенял ей за то, что так крепко связала свою судьбу с Ростовом, посоветовал безотлагательно перебираться в Москву. Перспективы, нарисованные им, были головокружительны. Надежда Карапетьян поблагодарила за такой лестный отзыв о ее таланте и отказалась. Не смогла представить свою дальнейшую жизнь без ростовских друзей, которые были рядом с ней и в радости, и в горести.

- Вы так прикипели душой к донской земле, что по Уралу, своей родине, уже и не скучаете? - спросила я.

- Ростовчанкой ощущаю и называю себя давно, а забыть Урал невозможно. Очень люблю его природу, переписываюсь с земляками. Они присылают мне фотографии, по которым узнаю, как меняется жизнь в родных местах.

Земляки-уральцы ту победу Карапетьян на конкурсе тоже отметили и весьма необычно. Певица как раз приезжала тогда на родину, был грибной сезон, и друзья детства дарили ей целые ведра грибов. На Дону, мол, таких не насобираешь.

Что дозволено приме

Когда в Ростове открылся Музыкальный театр, некоторые поклонники творчества Надежды Карапетьян насторожились. Она ведь не раз рассказывала на различных встречах о том, что с детства мечтала об оперной сцене. Поклонники встревожились: а вдруг позовут Карапетьян в театр, и не будет больше в филармонии ее программ и концертов?

Однажды маэстро Анисимов, тогдашний главный дирижер Ростовского музыкального, пришел в филармонию, услышал Карапетьян, исполнявшую партию в современной опере по чеховскому рассказу «Ведьма», и, действительно, решил, что эта певица нужна театру.

Не порывая с филармонией, Карапетьян пела в «Евгении Онегине», «Пиковой даме», «Цыгане», но когда возникла дилемма «или- или»,предпочла горячо любимому театру родную, по ее собственному определению, филармонию:

- Филармония дает артисту большую свободу самовыражения. В театре еще надо дождаться своей роли, и хорошо, если режиссер не напридумает чего-нибудь такого, ради чего артисту придется ломать себя, чтобы согласиться с его трактовкой. В филармонии можно делать самые разные программы, петь музыку популярную и редко звучащую, экспериментировать, не вступая в разлад с голосом твоего сердца.

...Когда внуку Надежды Алексеевны было три с половиной года, он напевал музыку, в которой узнавался отрывок из Девятой симфонии Бетховена. Эту симфонию она репетировала, а затем исполняла с Ростовским симфоническим оркестром, когда малыш еще сидел у мамы в животике (ее дочь присутствовала на этих репетициях и концертах). Так что любовь к музыкальной классике Александр впитал не то что с молоком матери - наполнился этой музыкой еще до своего появления на свет. Неудивительно, что он тоже решил стать певцом. К своему юбилейному концерту Надежда Алексеевна подобрала для него арию из Моцарта и представила Александра, ныне студента, своим зрителям.

Зал долго ее не отпускал. После двухчасовой программы, в которую она включила даже дуэт из кальмановской оперетты (это был один из тех сюрпризов, которые Карапетьян всегда припасает для зрителей), раздавались пожелания повторить все на бис. И вот тут произошла такая штука, которую может позволить себе только любимая певица. Карапетьян, устав от столь долгого стояния на высоких каблуках, скинула туфли и под аккомпанемент оркестра народных инструментов «Дон» запела искрометную, как фейерверк, песню «Эх вы, кони, кони-звери». Зал дружно ей подпевал.