Культура / №225 от 14 Июля 2017 г.

Формула счастья


поделиться
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Известнейшего на Дону скульптора Анатолия Скнарина и его родителей неклиновские краеведы включили в число особо уважаемых на своей малой родине людей.

Анатолий Скнарин со своим эскизом памятника Антону Чехову.

И это при том, что Анатолий Скнарин прожил здесь вместе с отцом всего два года в пору школьной юности, а его мама в это время ждала их дома, в Ростове. Тем не менее краеведы, собиравшие документальную основу для книги «Край, что сердцу дорог», и ее автор Алексей Куликов не сомневаются, что без Скнариных этот список был бы неполный.


Драма из довоенной жизни

Возможно, заслуженный художник России Анатолий Скнарин, многие скульптуры которого стали «визитными карточками» донской столицы, жил бы в другом краю и его называл своей малой родиной, если бы не чрезвычайные обстоятельства, заставившие его родителей искать спасения в Ростове.

Первоначально их – выпускницу Куйбышевского мединститута и выпускника Персиановского сельхозинститута - направили по распределению налаживать жизнь калмыцкой степи. Там они и познакомились, сыграли свадьбу. Там у них родился первенец – Владимир.

Надежда Петровна работала врачом в роддоме, Андрей Харитонович был главным инженером ремонтно-транспортной станции. Оба, несмотря на молодость, были уважаемы как хорошие, знающие специалисты. Но черная туча сталинских репрессий не миновала и их тихий уголок. Началось «выявление» врагов народа. В их число попал и Андрей Харитонович. Обвинение ему предъявили абсурдное: при ремонте машины отечественной марки заменил какую-то ее деталь на заграничную, хотя можно было найти и советского производства. Ясное дело, что антисоветчик и вредитель…

Впрочем, возможно, следователь и не был так уж глуп, а просто, почувствовав всевластие органов госбезопасности, преследовал личную цель. К примеру, устранить соперника. Надежда Петровна была женщина видная, многие на нее заглядывались.

Андрею Харитоновичу повезло: его арест пришелся на тот момент, когда под жернова репрессий попал сам их организатор Ежов, начались чистки в его бывшем ведомстве, а некоторых задержанных при «ежовщине» освободили.

Но радоваться торжеству справедливости Скнариным пришлось недолго. Однажды медсестра, работавшая вместе с Надеждой Петровной, сообщила ей по секрету, что не сегодня завтра Андрея Харитоновича снова арестуют и больше уже не выпустят. Это она узнала от мужа, который служил в «органах».


Скнарины спешно собрались и уехали в Ростов. Это спасло. В Ростове у них вскоре родился второй сын – Анатолий.


Лучшее лекарство для раненых

Надежда Петровна была из тех врачей, для кого помощь больным – понятие круглосуточное.Когда началась война, Андрея Харитоновича направили в Свердловск. Он был инвалид по зрению, непризывной. Но специалисты его уровня требовались на оборонных предприятиях. Он работал на эвакуированном в Свердловск заводе, где собирали танки.

А Надежда Петровна уехала с детьми на свою малую родину в Бугуруслан и стала хирургом в военном госпитале. Дети были под присмотром бабушки, но нередко Надежда Петровна брала их с собой на работу. Малыши были очень общительные. Охотно раненым пели, читали стихи. Лучшей восстановительной терапии и не придумать. Бойцы в них души не чаяли.

Приобретенный в военном госпитале опыт позволил бы Надежде Петровне изменить медицинскую специализацию, но после войны она вернулась к своей прежней профессии и сорок лет проработала в родильном отделении Центральной городской больницы Ростова. Была из тех врачей, для которых время не делится на урочное и неурочное.

– Когда она шла по улице, казалось, что ее знает весь город, – вспоминает Анатолий Скнарин. – Все с ней здоровались, она хорошо помнила своих бывших пациенток. Многие с радостью рассказывали маме, как растут детишки, которые появились на свет с ее помощью, а то и знакомили их с тетей-доктором. Ей это доставляло удовольствие. Мама всегда заинтересованно слушала эти рассказы, давала советы и рекомендации. Это была ее стихия, беспокойная, но интересная ей жизнь.

Дружба решает все

Андрей Харитонович Скнарин, вернувшись из Свердловска в Ростов, и здесь вновь стал востребованным специалистом. Его назначили главным инженером кислородного завода. Донская столица была сильно разрушена, многое надо было поднимать из руин, производить большое количество сварочных работ. Для этого привезли из Америки кислородный завод. Запустить его требовалось в кратчайшие сроки. Скнариным одним из первых в послевоенном Ростове установили на квартире телефон: чтобы главный инженер кислородного завода в любое время суток был на связи.

Андрей Харитонович был известным инженером. Его направляли на самые сложные объекты.Завод запустили, Андрей Харитонович вернулся туда, где работал еще до войны: на Главвторчермет. Думал, что теперь уже из Ростова никуда не уедет, но жизнь распорядилась иначе. Партию возглавил Хрущев, объявил курс на подъем сельского хозяйства. Работающих в городе выпускников сельскохозяйственных вузов решено было отправить на село, чтобы приносили пользу там.

Андрея Харитоновича направили в Неклиновский район руководить Веселовской МТС – машинно-тракторной станцией. Прибыв на место, он увидел поля, которые, только выведи нужную технику, одарят щедрым урожаем. Климат ведь – благодатный. Загвоздка в том, что поступившая в его распоряжение техника являла собой груду металла, едва ли подлежащего восстановлению.

К счастью, у Андрея Харитоновича были друзья в руководстве «Ростсельмаша». Благодаря им машинно-тракторный парк удалось значительно обновить. Так и начался подъем этого хозяйства, которое вскоре вышло в образцовые. Успехи в сборе зерновых и растениеводстве создали базу для развития животноводства: кормами обеспечены были теперь сполна. 

Андрею Харитоновичу выделили служебный автомобиль и персонального водителя. Водитель работал днем. Но автомобиль Скнарина, особенно в страду, можно было увидеть на полях и ночью. За рулем был сам руководитель МТС: приезжал посмотреть, как эксплуатируется сельскохозяйственная техника. А водителю давал отдохнуть.

Когда инженер Скнарин получил направление в Неклиновский район, они с Надеждой Петровной решили, что старший сын, более спокойного нрава, останется с ней в Ростове, а младшего, неуемного, он возьмет с собой. Тем более что Анатолию исполнилось четырнадцать лет. Опасный возраст, и хорошо, чтобы рядом в это время был отец.

Поселившись в Поляковке, Анатолий лишился многих городских радостей, и все-таки там ему неожиданно понравилось. Сверстники оказались доброжелательнее большинства его ростовских знакомых, в школе как-то по-семейному тепло и уютно. А еще – рыбалка, езда на велосипеде, катание на коньках, и все это на фоне изумительно красивой природы.

Наконец, это там, в Поляковке, будущий скульптор Скнарин впервые испытал радость от художественного преображения глины. В ряде очерков о Скнарине рассказывается, что на его выбор жизненного пути повлияла дружба с ростовчанином Павлом Черных – будущим талантливым художником и знакомство с его отцом – большим мастером живописи Александром Михайловичем Черных. Это Черных-старший рекомендовал Скнарину поступить в художественное училище им. Грекова, а потом, не дожидаясь его окончания, в Московский суриковский художественный институт. В Москве он учился у таких корифеев, стоявших к тому же у руля Академии художеств, как Манизер и Томский, и сам Томский дал Скнарину сразу после окончания института рекомендацию для вступления в Союз художников СССР – случай, кстати, редчайший. Но был еще один человек, в очерках о Скнарине не упоминаемый, но который тоже повлиял на его судьбу. Это Мария Евтеевна Новожилова. Она в той сельской школе Неклиновского района вела географию. По какому-то наитию Мария Евсеевна предложила своему ученику Анатолию Скнарину полепить на досуге из глины.

Как только Скнарин всерьез увлекся художественным творчеством, стало ясно, что он унаследовал от родителей, может быть, самое важное – трудоголизм. 

Недавно мастеру исполнилось 77 лет. Жизнь, не наполненная работой в мастерской, по-прежнему не для него. В мае в осетинском селе Хазнидон торжественно открыли его скульптуру «Мать солдата». В сентябре Азов будет отмечать свой 950-й день рождения. Торжества начнутся с открытия изваянного Скнариным в честь этой даты монумента: памятника легендарному адмиралу Лазареву и стелы с парусником «Азов»...

Комментарии читателей
(Вход для анонимных комментаторов обозначен зеленой иконкой) Не публикуются комментарии, содержащие ненормативную лексику, ссылки на сторонние ресурсы, сообщения рекламного характера или противоречащие законодательству РФ. Лучшие комментарии могут быть опубликованы в газете.
Новые публикации
Также в рубрике
Букет из камыша
В музее школы села Средний Егорлык мы узнали удивительную историю про то, как немецкий актер попал в маленькое донское село и встретил здесь свою любо...
Ростовская область: от А до Я (Ю)
Интересные, а порой и неожиданные факты донской истории, неувядающие имена наших земляков и тех легендарных личностей, которые способствовали процвета...
В ожидании «Шерлока Холмса»
Ростовский музыкальный театр вновь готовится к мировой премьере. На этот раз – недавно созданного мюзикла «Шерлок Холмс и пляшущие человечки»
История большая и маленькие
Десятые Константиновские краеведческие чтения имени Александра Кошманова прошли в Константиновске на базе педагогического колледжа
Полет продолжается…
Галерея портретов 23 Героев Советского Союза 46-го Гвардейского женского летного полка «ночных ведьм» открыта в музее имени Дины Никулиной в Ростовско...
В этом номере