В Ростовском областном музее изобразительных искусств –  выставка старинных  японских гравюр

Эти работы японских мастеров XVIII–XIX  веков  привезли в донскую столицу из Краснодарского краевого художественного музея им. Ф. Коваленко. Краснодарское собрание  японской ксилографии – одно из лучших в России.  Значительная его часть – это дореволюционная коллекция известного в свое время ученого и путешественника Николая Воробьева.

Николай Воробьев изучал культуру  Азии и Дальнего Востока, собирал, путешествуя по странам этого региона,  экспонаты для Музея антропологии и этнографии Петра Великого, больше известного как Кунсткамера.

Октябрьскую революцию Воробьев не принял и даже включился в борьбу с большевизмом. Он был участником Первого Кубанского ледового похода. Победа красных заставила Воробьева эмигрировать. Его бумажные восточные сокровища – цветные  гравюры японских мастеров  – остались на Кубани.

Когда в конце 1990-х годов  Краснодарский художественный музей  показывал  эту свою коллекцию  в Японии,  выяснилось,  что он – единственный обладатель одной из гравюр знаменитого мастера Тоёкуни Утагавы. Во всяком случае,  в самой Японии другие экземпляры этой ксилографии не сохранились. Вероятно, только одна она и дошла до наших дней.

60 японских гравюр, представленных сегодня  на краснодарской выставке в  Ростове, сделаны в стиле укиё-э.  Есть несколько вариантов того, что же «укиё-э» обозначает по-русски: мирской, бренный, обиходный, плывущий и т.д. Ростовским музейщикам  больше понравилось слово «изменчивый». Выставку они назвали «Образы изменчивого мира».

Это образы людей и природы: самураи, гейши, актеры, конечно же – цветущая слива. Безусловно, гора Фудзи, которая издревле была для японских  художников и поэтов символом духовного идеала. Каждая работа – это изящество линий и цвета

Стиль укиё-э отличают простота и доступность. Но простота и доступность совсем не обязательно –  синонимы одномерности. Знатоки японской культуры нередко угадывают  в ряде гравюр укиё-э намеки на древние японские сказания и мифы или, наоборот, прослеживают связь с современными этим художникам литературой и поэзией.

Возможно,  что, к примеру, лещ (чебак, если по-нашему, по-донскому) на гравюре Утагавы Хиросигэ – это изображение без какого-то  философско-мифологического подтекста. Просто рыба, форма которой показалась художнику интересной. Но вряд ли Кацусика Хокусай на гравюре «Змея и тыквы» просто  запечатлел одно из мгновений на огороде. Ведь и змея, и тыква способны вызвать у японца целый рой художественных и мифологических ассоциаций…

С точки зрения исследователей его творчества, Кацусика Хокусай плодотворно трудился на протяжении всей  жизни. Однако сам мастер, приближаясь к 80 годам, заявил, что созданное им до 70 лет не стоит внимания… Он часто изображал священную гору Фудзи. «Образы изменчивого мира» включают и его пейзажи с Фудзи.

 Выставка старинной японской гравюры из краснодарского собрания входила в культурную программу Олимпиады-80: тем летом ее показывали в Москве. Теперь новый  спортивный поворот: увидеть эти гравюры  смогут  участники и гости чемпионата мира по футболу, которых дороги мундиаля скоро приведут в Ростов.  

В донской столице эта жемчужина краснодарской художественной коллекции будет демонстрироваться по 15 июля.