Ученые ЮНЦ РАН и их коллеги из ЮФУ пришли к выводу – опасные природные явления на побережье Таганрогского залива Азовского моря являются не только последствиями разгула стихии, но и делом рук человеческих


Каждый год море съедает по полметра берега, все ближе подбираясь к прибрежным поселкам.

Всем памятен осенний ураган 2014 года, наделавший на побережье много бед. Тогда ветер, скорость которого достигала 25 метров в секунду, поднял сильную низовку. Разрушений, потерь и утрат было много. Во всем винили стихию и отсутствие современных средств оповещения о резком изменении погодных условий. 


Главный враг – абразия берега

Ученые ЮНЦ РАН провели экспедицию по изучению опасных природных явлений на побережье Таганрогского залива. И установили, что здесь наиболее часто встречаются нагонные наводнения, шквалистые и ураганные ветры, просадка грунта, самовозгорание сухой растительности, абразия (разрушение волнами) берега.

Это оборачивается бедой для местных жителей, чьи домовладения находятся вблизи обрывов. Люди пытаются продать свои дома. Если не удается, просто бросают их. Но родные края не покидают – переселяются в границах своего же района. Старшее поколение уже смирилось с ежегодными затоплениями и ураганными ветрами. А вот молодые намерены добиваться решения проблемы, связанной с обрушением берега.


Замок Лакиера уходит в море

Ученые выяснили: ежегодно в море уходит по полметра берега. Подвергаются серьезной опасности не только жилые дома, но и многие прибрежные памятники истории и культуры. Постоянное обрушение берега в селе Боцманово может привести к потере обелиска в честь бойцов Красного десанта – здесь до обрыва осталось всего 3 метра. 

Серьезно пострадал от разрушения берегов и замок Лакиера на Золотой косе. Так называют сегодня усадьбу «Золотая экономия», принадлежавшую некогда семье Александра Борисовича Лакиера, автора уникального исследования «Русская геральдика». Стараниями семьи в 1861 году было создано богатейшее хозяйство «Золотая экономия». Здесь обжигали кирпич и производили черепицу, держали скот и ловили рыбу, мололи муку и цедили молоко, растили фрукты. В имении были разбиты виноградники. Из винограда делали прекрасное вино «Мускат», которое возили на выставку за границу. В годы советской власти на базе хозяйства обустроили плодоовощной совхоз, в усадебном доме разместился дом культуры «Золотая коса». 

Но за последние годы часть усадьбы – дом ключника, мельница, печи для обжига кирпичей – ушла в море. Частично смыло и лестницу, ведущую от берега к замку Лакиера.


Стихию ругаем, стихии... помогаем

Как считают местные жители, в создавшейся ситуации нельзя винить только стихию, забывая при этом про человеческий фактор. В Лакедемоновке, например, люди уверены, что ежегодное затопление берегов – это результат закрытия весной и осенью плотины на реке Миус. 

Есть проблемы и у жителей Маргаритовского сельского поселения. В 2010 году реконструкция участка берега длиной 153 метра на Чумбур-косе обошлась в 11 млн руб. Тогда были установлены буны – наполненные кирпичами сетки. Но почти все кирпичи были украдены из сеток местными жителями на нужды собственных хозяйств. Море за эти годы не стояло на месте. И теперь требуется реконструировать еще 2 км берега. 

Правовой парадокс

Многие местные жители понимают, насколько серьезна ситуация на побережье залива, потому пытаются укрепить берег собственными силами – высаживают деревья, устраивают преграды из бетонных блоков и автомобильных шин, ставят волнорезы. 

Однако проводить все эти работы можно лишь в том случае, если земельный участок взят в аренду. Иначе все берегоукрепительные работы незаконны, поскольку производятся в водоохранной зоне. Вот такой правовой парадокс. Однако низкие доходы населения не позволяют арендовать участок на берегу. 

Не удается местным жителям и застраховать имущество на случай его утраты в результате стихийных бедствий. Страховые компании не работают с объектами, подверженными столь высоким рискам. 

Напомним, исследования проходят при поддержке гранта Российского фонда фундаментальных исследований «Опасные природные явления и социальные процессы в Причерноморье, Приазовье и Прикаспии: проблемы взаимозависимости и взаимной обусловленности».