Футбольных болельщиков в миллионном Ростове много. А если прибавить к ним еще и тех, кто ощутил себя болельщиком в дни мундиаля, – число получится шестизначное. Но вот суперболельщик в донской столице только один: Сергей КОПИН.

Сергей КОПИН – суперболельщик ЧМ-2018, «Болельщик года – 2016» по версии ФК «Ростов», многократный призер России в соревнованиях по пляжному волейболу, лауреат литературной премии «Поэт года России – 2013», кадровый офицер ракетных войск стратегического н

– Сергей Константинович, в 2016-м футбольный клуб «Ростов» присвоил вам титул «Болельщик года», в 2017-м вас официально утвердили в статусе суперболельщика мундиаля. Это – результат того, что Вы, возможно, установили рекорд по посещаемости матчей? Или лучше других разбираетесь в тонкостях этой игры? Словом, чем заслужили?

– Стихами. Однажды возникло желание выразить свои эмоции болельщика, мысли по поводу матча в стихах. Я это сделал, выложил в соцсети, только не под своим настоящим именем, а под псевдонимом Лев Красоткин. Людям понравилось, стали тиражировать, писать, что ждут новых.

– Вы воспевали достижения команды?

– Писал и пишу, что думаю, без прикрас, в том числе и критику. В мае 2016-го, когда ФК «Ростов» стал серебряным призером российской премьер-лиги, ко мне обратились представители клуба с предложением написать для торжественной церемонии на стадионе «Олимп-2» стихотворение в тему. Это было довольно неожиданно. И совсем уж не ожидал, что на этой самой церемонии меня объявят болельщиком года. А потом ФК «Ростов» выдвинул мою кандидатуру в команду суперболельщиков ЧМ. И тоже, как я думаю, благодаря стихам.

Таких команд и статуса суперболельщика на чемпионатах мира раньше не было. Это наши, россияне, «накреативили». В команду суперболельщиков вошли представители городов, отмеченных матчами ЧМ. Люди, известные в фанатских кругах, а кроме того, с какой-то своей фишкой. К примеру, от Калининграда – водитель троллейбуса, который во время матчей выступает на стадионе диктором, от Саранска – фанат, подбадривающий свою команду игрой на тромбоне, от Ростова – поэт.

– Титул суперболельщика обеспечил на время ЧМ привилегиями?

– Мы получили красные майки, такие же, как у игроков нашей сборной. На каждой – фамилия ее обладателя и номер региона, откуда прибыл. На моей – 61. Во время жеребьевки в Кремле (это было в прошлом декабре) мне вручили два билета на матч Бразилия – Швейцария на «Ростов Арене». Вот и все привилегии.

Суперболельщик Сергей КОПИН и посол ЧМ-2018 ростовчанка Виктория ЛОПЫРЕВА.– А как насчет почетных обязанностей?

– Это прежде всего возможность представлять ростовских и российских болельщиков в СМИ. Как только начался чемпионат, я провел для зарубежных журналистов, приехавших на мундиаль, экскурсию по нашему левому берегу, показал будущий центр пляжных видов спорта, рассказал об истории донской столицы, о боях, которые проходили в Великую Отечественную в этих местах. После экскурсии – шквал просьб об интервью.

– Каверзные вопросы были?

– От европейцев – непременно: «А не кажется ли Вам, что «Ростов Арену» построили, чтобы в выгодном свете показать себя перед Западом?», «А не лучше ли было раздать деньги, затраченные на «Ростов Арену», пенсионерам?» Отвечал, что «Ростов Арена» – проект на перспективу, не для Запада, а для нашей молодежи, от благополучия и социального оптимизма которой напрямую зависит и благополучие пенсионеров.

– Вы – потомственный болельщик?

– Да. Первое воспоминание о большом футболе относится к тому времени, когда мне было лет семь. Вместе с папой смотрел матч по телевизору. Ничего в происходящем не понимал, но ликовал, когда видел, что ликует отец. Играла Бразилия. Кто-то из игроков, возможно, Пеле, пробил через себя. «Удар ножницами!» – прокомментировал папа. И на следующий день я с видом знатока рассказывал кому-то из соседей: «Там один бразилец как ударил пуговицей!». Так забавно взял и заменил одну портняжную принадлежность другой.

Болеть за футбол осознанно стал с 1978 года, когда на своем домашнем мундиале аргентинская команда порвала всех. Ее нападающий Марио Кемпес забил шесть голов и стал моим кумиром. С тех пор сорок лет болею за аргентинцев. Есть у меня в футболе и другие симпатии, но болею за них.

– А за Россию?

– Само собой. Когда Аргентине случается играть с Россией, я, конечно, болею за Россию.

– Вы только болеете за футбол или сами тоже играете?

– Я вообще человек спортивный. Детство прошло в Таганроге, в таком его районе, где в фаворе был баскетбол. Прямо как в Гарлеме. Даже местные алкаши, пока держались на ногах, играли в баскетбол… А зимой у нас, мальчишек, был хоккей.

Я добился неплохих успехов в баскетболе, участвовал в чемпионатах областного уровня, потом играл в гандбол, играю в футбол. Есть даже призы за футбольные успехи, но моей самой большой страстью, как спортивного игрока, стал волейбол, который вошел в мою жизнь, когда мне уже было за 30 лет.

– Вы – болельщик и спортивный игрок с опытом. Скажите, стоит ли, на Ваш взгляд, высказывать любимой команде неудовольствие игрой или лучше ее чаще хвалить, подбадривать? Вот Денис Мацуев говорит, что надо поддерживать любимую команду и в дни ее побед, и в дни поражений…

– Денис вообще красавчик. Он всегда ребят подбадривает. Я считаю, что неудовольствие, если заслужили, высказывать надо, но не опускаясь до оскорблений. Конструктивная критика – путь к прогрессу. А у нас как бывает? Выиграла наша команда матчи с саудитами и египтянами, все довольны. Проиграла Уругваю, те же люди стали вопить в сетях: сборная – дно, тренер – днище… Но проигрыш проигрышу рознь. Мне второй тайм в матче с Уругваем понравился: наши, находясь в меньшинстве, шли в атаку, вперед. Еще тогда показали характер и волю к победе.

– Меня поразил репортаж из Японии на одном из федеральных каналов после матча Бельгия – Япония на «Ростов Арене». Все японцы следили за трансляцией из Ростова, уже готовились праздновать победу, и вдруг бельгийцы лишают их последней надежды. Российский корреспондент спрашивает у опечаленных болельщиков, будут ли и дальше следить за чемпионатом, за кого теперь станут болеть, а в ответ: «За бельгийцев, потому что они красиво играли». И – еще удивительнее: «За бельгийцев, потому что они нас обыграли». Вам понятна такая логика?

– Вполне. Когда нас «выносят» с турнира, но я вижу, что игра была красивой, судейство справедливым, во мне борются два чувства. Конечно, сожалею о проигрыше, но в то же время восхищаюсь мастерством победителя. И чем дальше продвигается по турнирной таблице победитель, тем меньше сожалений: вон ведь какой сильный был у нас соперник…

– Как Вы относитесь к тому, что трибуны чемпионата мира все больше напоминают карнавал? Ладно мексиканцы в сомбреро. Даже не так уж склонные к переодеваниям российские болельщики включились в эту игру: мужчины и женщины в кокошниках, женщины, откликнувшиеся на призыв Ивана Урганта прийти на стадион с усами…

– Это интересно и, к сожалению, не так ярко, как бывало на других ЧМ. В Бразилии «креативили» круче. Я за театр на трибунах, за красивый яркий карнавал болельщиков, который давно стал неотъемлемой частью мундиалей. Но какой бы карнавал ни устраивали болельщики, мужчин в кокошниках, а женщин с усами я никогда не пойму, даже если это в шутку.

– Что больше всего понравилось Вам на нынешнем чемпионате?

– Атмосфера. 14 июня суперболельщиков пригласили участвовать в открытии фан-зоны на Воробьевых горах. Это было что-то грандиозное. Казалось, что за два часа мы повстречали там весь мир, со всем миром побратались. В Ростове, понятно, другой масштаб, но все равно каждый матч дарил городу праздник.

В день матча Исландия – Хорватия сборная ростовских болельщиков провела товарищеский матч с болельщиками из Исландии на стадионе «Арсенал». Исландцы добирались до «Арсенала» обычным рейсовым городским автобусом. На мой вопрос, как поездка, исландские болельщики стали с восторгом рассказывать, что русские мальчики и девочки, мужчины и женщины, дедушки и бабушки помогали им чем могли. Всем автобусом они спели «Калинку» и даже… станцевали!