Президент Торгово-промышленной палаты Ростовской области Николай ПРИСЯЖНЮК – о промышленной политике и инвестиционном прорыве 

Н. ПРИСЯЖНЮК: «Потенциал у донской промышленности немалый. Надо только целенаправленно работать». Фото из открытых источников

– Ростовская область исторически считалась одним из самых промышленно развитых регионов Юга нашей страны…

– И не только Юга, но и страны в целом. На нашей территории сформировались промышленные гиганты, которые определяли устойчивое развитие региона и зачастую становились градообразующими предприятиями для своих территорий.

– Термин «градообразующее предприятие» еще не так давно был в ходу. Какие предприятия можно отнести к градообразующим сегодня?

– Традиционно под градообразующим понимается предприятие, обеспечивающее трудовую занятость свыше четверти экономически активного населения территории. Либо предприятие, на котором занято более 5 тысяч человек. К примеру, в условиях социалистической экономики таким был Белокалитвинский металлургический комбинат. Или завод «Миллеровосельмаш». Для Волгодонска – НПО «Атоммаш»…

С переходом на рыночную экономику больше рабочих мест стало создаваться на малых и средних предприятиях. И прежде всего – в сфере услуг и торговли. Процесс это объективный и обусловлен требованиями конкурентоспособности и производственной эффективности. Крупные предприятия утрачивают позиции. Строительство новых производств требует значительных финансовых вложений. Износ основных фондов нарастает, темпы их обновления замедляются. Это отдельный вопрос, требующий внимания. 

Сейчас возрастает роль предприятий, способных стать, как говорят, драйвером роста. Именно такие могут претендовать на статус формирующих экономический облик современного города. Совсем необязательно это будут промышленные гиганты. Градообразующими вполне могут стать и становятся средние по масштабам производства. Но образующие ядро высокотехнологичной кооперации. Пример такого предприятия – АО «Атоммашэкспорт», ставшее сердцевиной волгодонского кластера атомного машиностроения. 

– Тождественны ли понятия «кластер» и «производственное объединение»?

– Так может показаться только на первый взгляд. На деле же кластерная форма объединения малых и средних компаний намного гибче и эффективнее современных аналогов советских производственных объединений, жестко управляемых из единого центра.

Другое дело, что создание кластеров пока сдерживается рядом проблем, связанных с экономической политикой крупных вертикально интегрированных корпораций. Вольно или невольно головные московские офисы, стремясь к централизации финансовой и закупочной деятельности, строят работу по отжившим лекалам ПО. Это ограничивает возможности кооперации с местным бизнесом.

– Так что в таком случае ждет у нас кластерный путь развития промышленности?

– В реальной жизни нет универсального для всех территорий пути развития экономики. Скажу только, что не всегда новые формы организации технологического развития носят устойчивый характер и обеспечивают качественные и долговременные изменения, несмотря на то, что они требуют значительного финансирования.

В определенный период такие структуры, заимствованные в развитых странах, были созданы и у нас: инновационные технологические центры, центры трансфера технологий, центры коммерциализации при вузах.
 
Но на практике востребованные по форме, модели господдержки могут показывать недостаточную эффективность, так как слабо связаны с реальным масштабным производством. Бюджетные средства осваиваются, а на выходе нет значимых тиражируемых результатов. Ни широкого круга прорывных технологий, ни серийного выпуска новых конкурентоспособных товаров.

– То есть кластер – это далеко не панацея?

– К сожалению, перспектива отдельных региональных кластеров (станкостроительный, образовательный, молочный и др.) остается неопределенной. С другой стороны, в последние годы мы видим последовательное усиление интеграционных тенденций ряда производственных компаний в Волгодонске. Там, как уже говорилось, естественным образом возник промышленный кластер атомного машиностроения. Высокотехнологичные динамичные предприятия, использующие уникальные научно-исследовательские разработки, становятся базой для создания нового отечественного сегмента промышленности – производства сложной запорной арматуры для атомной и нефтегазовой отраслей. Этот опыт заслуживает изучения. Потом его можно будет использовать для совершенствования нормативной базы государственной поддержки и тиражирования в других регионах. Естественно, с учетом их специализации.

– Возможно ли возникновение таких лидеров в наших территориях опережающего социально-экономического развития? Ведь ТОСЭР не в последнюю очередь с этой целью создавались…

– Пока об инвестиционном прорыве в наших ТОСЭР говорить рано. Донецк и Зверево присоединились к этой программе лишь в прошлом году. В Гуково уже зарегистрировано восемь компаний. По данным правительства Ростовской области, с начала осуществления их деятельности объем капитальных вложений составил порядка 400 миллионов рублей, создано 816 новых рабочих мест.

– А как соотносятся количественно крупные и более мелкие предприятия? Становится ли больше мелких предприятий там, где уходят с арены крупные? Или все-таки мелкие предприятия должны существовать как спутники промышленных гигантов?

– Соотношение крупного и малого бизнеса в регионах России колеблется от 1:5 до 1:25. В то же время в странах Западной Европы и в США этот показатель подходит к уровню 1:500.

Крупному бизнесу присущ ряд неоспоримых экономических преимуществ. Это возможность осуществлять крупномасштабное финансирование НИОКР и реальные конкурентные преимущества на отраслевых, национальных и мировых рынках.

А вот для малого бизнеса многие процессы, которые являются побочными и часто убыточными для больших предприятий, могут стать источником доходов. К тому же конкурентные преимущества малого бизнеса связаны со способностью быстро реагировать на изменения рыночной конъюнктуры. 

Торгово-промышленная палата Ростовской области занимается вопросами промышленной кооперации малого и крупного бизнеса уже не первый год. В том числе и при поддержке и участии администрации Ростова в рамках муниципальной программы развития малого и среднего предпринимательства.

Для этого мы создали Центр субконтрактации (т.е. промышленной кооперации) и обеспечили обмен информацией между крупными и малыми производственными предприятиями. Участников такого обмена уже около 250. Привлекли и направили субконтракторам свыше 500 заказов на изготовление и поставку различных комплектующих. Следующим этапом стало проведение сначала региональных, а затем и межрегиональных бирж субконтрактации. 

За три года работы мы провели пять бирж. В их работе приняли участие представители 15 регионов страны. Главный вывод, который мы сделали на этом этапе: необходимо формировать и развивать новые точки роста, поддерживать проектные инициативы со стороны малого бизнеса.

Пока взаимодействие малых инновационных и крупных предприятий в сфере научно-технической кооперации носит единичный и локальный характер. Поэтому на следующем этапе предстоит выявить потребности в новых разработках и подобрать проекты и технологических партнеров. К этой работе мы активно привлекаем компании, специализирующиеся на предоставлении инженерно-технических услуг. Это позволит малым предприятиям встраиваться в технологические цепочки крупных компаний, становясь не только поставщиками продукции, но и разработчиками перспективных технологий.

– Не могли бы вы привести примеры предприятий с таким потенциалом?

– Не в последнюю очередь благодаря усилиям Палаты создано несколько уникальных направлений в рамках действующих и новых предприятий. Это ГК «Пластфактор» и ООО «Ростагросервис», ООО «Альтаир» и Ростовский завод индукционных парогенераторов, ООО «Сапфир» и ООО «Донэлектроинтел», КБ «Ерусланов» и «Апшеронский машиностроительный завод» и ряд других.

Это к вопросу о том, должны ли малые предприятия существовать как спутники промышленных гигантов. Если предприятия создают новые продукты, отвечающие современным технологическим тенденциям, то они могут достичь успеха в качестве самостоятельной единицы. 

– Какова, по вашему мнению, оптимальная структура донской промышленности?

– Во многом сегодня она повторяет исторически сложившийся баланс отраслей промышленности советских времен. Так, 76 % в объеме отгруженной продукции собственного производства занимает продукция обрабатывающих производств. Наибольший удельный вес – у металлургических и машиностроительных предприятий. В частности, у нас работают предприятия – флагманы отечественного вертолетостроения и комбайностроения, производства электровозов, производства эксплуатационного оборудования для ядерных установок.

Часть секторов обрабатывающего производства была утрачена в ходе рыночных преобразований. Так, в регионе не осталось значимых предприятий инструментального производства: заводы СИиТО и «Электроинструмент» прекратили выпуск продукции. Нет больше сектора продовольственного и строительного машиностроения: остановился завод «Легмаш». Не выпускается бытовая техника, на которой специализировались заводы «Прибор» и «Агат». И этот список, к сожалению, можно продолжить.

При этом появились новые ниши промышленного производства. Назову предприятие по производству пищевой оболочки «Атлантис-Пак», Новошахтинский нефтеперерабатывающий завод (НЗНП). Уже в рыночный период была создана отрасль автомобилестроения – «ТагАЗ», Ростовский автобусный завод…

– Создана и, увы, утрачена…

– К сожалению, из вновь созданных секторов промышленного производства лишь «Атлантис-Пак» стал национальным и даже мировым лидером в своей нише. Этого мало для такого промышленно развитого региона, как наш. Для обеспечения устойчивой динамики роста ВРП необходимо иметь более десятка аналогичных предприятий, задающих тон в узких технологических нишах как минимум на национальном уровне.

– Вот только как этого добиться?

– Для того и объявлен курс на новую индустриализацию. Важно, чтобы дело не остановилось на уровне лозунгов. Чтобы при поддержке власти и крупного бизнеса в регионах возникали и развивались центры технологического превосходства в приоритетных направлениях науки и техники. Важно содействовать плодотворной интеграции отечественных и иностранных предприятий, объединять наш и зарубежный опыт. И мы знаем, как это сделать.

К примеру, на базе новочеркасского предприятия «Орион ВДМ» целесообразно сформировать межрегиональный центр точного машиностроения для химической промышленности. НКТБ «Пьезоприбор» может стать интегратором сектора производства новых сегнетоматериалов для приборостроения. У завода «Гранит» есть все возможности, чтобы стать центром национального консорциума СВЧ-технологий. На базе ООО «Сапфир» возможно создание центра высокоэффективных электрических машин нового класса. Серьезные амбиции у ростовских предприятий по созданию R&D-центра технологий тонкой очистки. Как видите, потенциал у донской промышленности по-прежнему немалый. Надо только целенаправленно работать.

Все материалы из рубрики "Собеседник" можно прочитать здесь.